МНЕНИЯ

Нурмат Атабеков о проблеме ВИЧ среди трудовых мигрантов, выездных машинах для тестов и расходах на лечение

Директор Республиканского центра по борьбе со СПИДом Нурмат Атабеков о госпрограмме на 2018-й год по борьбе с ВИЧ, затратах на лечение и способах выявления ВИЧ.

Нурмат Атабеков о проблеме ВИЧ среди трудовых мигрантов, выездных машинах для тестов и расходах на лечение

В конце января была утверждена госпрограмма по противодействию распространению ВИЧ-инфекции на 2018 год согласно постановлению Президента Шавката Мирзиёева «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы противодействия заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, в Республике Узбекистан».

О том, как обстоит ситуация с ВИЧ в Узбекистане сейчас, у кого государство закупает антиретровирусные препараты и как будет реализована госпрограмма на 2018 год рассказывает Нурмат Атабеков – директор Республиканского центра по борьбе со СПИДом.

С момента первых публикаций о ВИЧ прошло уже более 35 лет. Насколько проблема актуальна в Узбекистане на сегодняшний день?

Проблема очень актуальна, так как Узбекистан присоединился к борьбе с ВИЧ-инфекцией с 1987 года, когда был зафиксирован первый официальный случай ВИЧ, выявленный у африканского студента.

На протяжении 19 лет инфицированных ВИЧ в Узбекистане было не так много, если сравнивать этот показатель с другими странами. За этот период выявили всего 76 человек. Уровень заболеваемости в Республике с 2009 года сохраняется стабильным. Ежегодно в Республике регистрируется в среднем 4000 новых случаев заражения ВИЧ.

Сколько процентов ВИЧ-инфицированных в Узбекистане сейчас, и сколько получают лечение?

Мы в несколько раз увеличили количество тестируемых на ВИЧ. К примеру, в 2009 году было протестировано 700 тысяч человек – тогда  процент выявляемости составлял 0,45. Сейчас мы тестируем в год 3,4 миллиона человек и процент выявляемости составляет 0,15%.

Согласно статистике ВОЗ, если заболеваемость в конкретном регионе составляет менее 0,1%, считается, что район эпидемически благополучен. В нашей республике этот процент составляет 0,01%.

По состоянию на 1 января 2018 года в Республике специфическую противовирусную терапию получают более 20 тысяч больных с ВИЧ-инфекцией.

Почему не удаётся обеспечить лечением всех ВИЧ-инфицированных в Узбекистане? Назовите основные причины.

Новое постановление четко ставит перед нами следующую задачу: лечить всех, у кого уровень лимфоцитов составляет 500 клеток и меньше. Сейчас в Узбекистане, с такими показаниями к началу АРТ -  нет ни одного ВИЧ-инфицированного, который бы не получал лечение, если сам от него не отказался.

Какие группы людей в наибольшей степени поражены ВИЧ-инфекцией в Узбекистане?

В основном, конечно же, поражено взрослое население – от 29 до 50 лет, при этом 1/6 часть приходится на детей, не достигших 18 лет. В большей степени болезни подвержены мужчины, и в 70% случаев мы выявили, что болезнь передалась им половый путем. В последнее время ¼ часть заболевших приходится на трудовых мигрантов, которые нередко заражают своих половых партнеров.

Сейчас мы намерены отработать механизм тестирования трудовых мигрантов. Они, конечно же, не относятся к числу обязательно тестируемых, но мы должны аккуратно донести до них, что все процедуры проводятся в целях безопасности и предотвращения последующих заболеваний.

Сколько Узбекистану необходимо финансовых средств на борьбу с ВИЧ-инфекцией?

До сегодняшнего дня трижды принимался Закон о профилактики ВИЧ-инфекции, были создано две государственные программы и три стратегические.

Сейчас все центры по борьбе с ВИЧ отвечают мировым стандартам и говорить, что на лечение разумно ехать в другую страну было бы неуместно. Были моменты, когда мы сильно зависели от донорских финансовых подпиток. К примеру, лечение ВИЧ-инфицированных в Узбекистане было начато в 2006 году.

В начале все препараты для лечения и мониторинга его качества мы приобретали за счет средств Глобального Фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. С 2014 года началось предоставление терапии за счет государственного бюджета с постепенным увеличением доли государственных средств. В 2017 году для лечения ВИЧ-инфицированных было потрачено уже 1,8 миллиона долларов США за счет государства. Нынешним Постановлением Президента РУз поставлена задача к 2021 году поэтапно перейти на лечение всех пациентов за счет госбюджета.

Расскажите, как должен проходить стандартный алгоритм диагностики ВИЧ-инфекции? Почему люди не должны бояться этой процедуры?

В Узбекистане используется алгоритм, предложенный Всемирной организацией здравоохранения. Мы тестируем на ВИЧ двумя способами:

  • Экспресс-методом;
  • Имунно-ферментным анализом.

Если один из этих анализов дает положительный результат, то человек проверяется повторно, что исключает возможность ошибки, ибо все тестовые системы являются оборудованием последнего поколения. Согласно Закону о противодействии ВИЧ-инфекции, тестирование осуществляется тремя видами:

  • Анонимное (человек, может не называя своего имени, места работы, возраста и без паспортных данных пройти обследование);
  • Обязательное тестирование (новобрачные, беременные женщины, врачи, работающие с органами ткани, биологическими жидкостями, доноры, лица, подозреваемые в употреблении наркотических средств, половые партнеры ВИЧ-инфицированных лиц, дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных);
  • Принудительное медицинское освидетельствование на ВИЧ обследуемого лица проводится без его согласия или без согласия его законного представителя по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или определению суда в порядке, установленном законодательством.

В Узбекистане показатель рождения здоровых детей от ВИЧ-инфицированных матерей составляет 99,7%. Это очень высокий показатель, который позволил бы получить нам Сертификат страны, иллюминировавшей ВИЧ-инфекцию.

Как фармацевтическая индустрия Узбекистана борется с проблемой ВИЧ-инфекции? И какие инновационные разработки сегодня существуют в мире?

Антиретровирусные препараты в Узбекистане не производятся. Согласно требованиям Всемирной организации здравоохранения, антиретровирусные препараты, применяемые для лечения и профилактики ВИЧ-инфекции, должны иметь высокое качество и, соответственно, быть преквалифицированы ВОЗ.

У кого Узбекистан закупает антиретровирусные препараты?

Все препараты Узбекистан закупает при содействии ПРООН (программа развития ООН). На сегодняшний день на лечение одного больного тратится в среднем около $140 в год, а в некоторых странах этот показатель достигает $2000.

В начале 2000-х годов ВИЧ перестал быть приговором, перестал быть смертельным заболеванием. Однако в обществе сложились стереотипы. Назовите самые распространённые теории, которые способствуют стигматизации проблемы ВИЧ?

Здесь больному важно понимать, что ВИЧ-инфекция вовсе не является приговором. Не всегда сам человек виновен в том, что он заболел. Причинами могут стать халатность медиков, косметологов, парикмахеров и прочих служб быта. Это вовсе не смертельная болезнь – до 2005 года ВИЧ-инфекция была отнесена к категории особо-опасных заболеваний, сейчас она относится к 3-4 категории опасных заболеваний. Мировой опыт говорит, что люди могут прожить больше 35 лет, будучи ВИЧ-инфицированными.

Насколько, на Ваш взгляд, организационно и финансово обеспечено выполнение задач, обозначенных в постановлении? («О мерах по дальнейшему совершенствованию системы противодействия распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека, в Республике Узбекистан»).

Сейчас мы намерены агитировать молодежь, чтобы они понимали всю суть проблемы, запускать выездные машины, чтобы любой желающий мог моментально пройти тестирование. По итогам реализации госпрограммы, утвержденной Постановлением Президента, было поручено внести предложения о том, что мы будем делать в 2019 и последующих годах. Я могу с уверенностью сказать, что мы будем реализовывать эту программу полностью.

Больше срочных новостей в Телеграм-канале @RepostUZ.

 

Нурмат Атабеков
04:02, 08 Февраль 2018

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ