• $ 10148.31
  • 11262.59
  • 144.05
  • COVID-19 в Узбекистане
  • 3987 случая
  • 3227 вылечились
  • 16 скончались
МНЕНИЯ
14:01, 15 мая

АЭС: еще не поздно остановиться

Строительство атомной электростанции является не экономическим, а политически ангажированным решением, – считает эксперт.

Лучше поздно, чем плохо.

Вольтер, величайший французский философ, поэт, историк и публицист.

Досадно то, что самое последнее слово техники будет сказано за минуту до светопреставления.

Дон-Аминад, русский поэт-сатирик, мемуарист, адвокат.

Корпорация «Росатом» считает возможным заключить с Узбекистаном контракт на строительство атомной электростанции (АЭС) в республике в июне 2020 года, заявил глава госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев. Он отметил, что подписание документа будет приурочено к визиту Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Россию. Также Алексей Лихачев добавил, что с российской стороны будет сделано все возможное, чтобы реализовать эту цель.

Кто сказал: «АЭС»?

6 февраля 2020 года пресс-служба Минэнерго Узбекистан заявила, что в ближайшее время проведет общественные слушания в стране и в соседних государствах, в частности, в Казахстане, по оценке воздействия на окружающую среду строительства атомной электростанции. Но фактически государство просто поставило народ перед фактом: «АЭС – быть!» Не было ни общественных слушаний в Узбекистане, ни референдума о согласии граждан возводить или нет атомную электростанцию в республике.

Узбекистан и корпорация «Росатом» даже определили потенциальное место строительства для атомной электростанции. Это будет территория вблизи озера Тузкан Айдар-Арнасайской системы озер в Джизакской области.

В 2008 году Айдар-Арнасайсая система озер была включена в Рамсарскую конвенцию (Конвенция о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом, в качестве местообитаний водоплавающих птиц). В горах находится Нуратинский заповедник. Выбранная площадка для АЭС находится в 140 километрах от столицы.

Оставим в стороне степень проведения изыскательских работ на месте предполагаемого строительства, отсутствие изучения влияния АЭС на состояние мелководного озера, его обитателей и в целом на экологию, нерешенный вопрос хранения отработанного ядерного топлива и радиоактивных отходов. Допустим, что все эти вопросы положительно решены, хотя только проблема хранения отходов деятельности атомной станции потребует миллиарды долларов.

Сейсмологи успокаивают нас, что «на выбранной территории близ озера Тузкан в радиусе 50 километров от нее, за период более двух тысяч лет сильных землетрясений не было. Об этом свидетельствуют и инструментальные, и архивные данные». Охотно верится, что в начале нашей эры согдийцы оставили нам сведения о том, что в этом месте не было «сильных землетрясений».

Так как же принималось решение о строительстве АЭС? В 2014 году государственно-акционерная компания (ГАК) «Узбекэнерго» официально опровергла появившиеся в СМИ сообщения на эту тему, заявив, что «в перспективе компанией в рамках реализации Программы развития промышленности Республики Узбекистан и ежегодных инвестиционных программ строительство атомной электростанции не предусматривается».

И вдруг, 29 декабря 2017 года, было подписано соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. От имени правительства Узбекистана документ подписал заместитель премьер-министра Нодир Отажонов, с российской стороны — генеральный директор государственной корпорации «Росатом» Алексей Лихачев.

Указом президента Шавката Мирзиёева от 19 июля 2018 года «О мерах по развитию атомной энергетики в Республике Узбекистан» было создано Агентство по развитию атомной энергетики «Узатом» при Кабинете Министров.

Генеральный директор агентства «Узатом» Журабек Мирзамахмудов на вопрос об отсутствии тендера по строительству АЭС ответил: «Выбор партнера не был спонтанным решением или в угоду политике. Выбор был сделан исходя из экономических интересов республики». Глава «Узатома» сообщил, что узбекская сторона самостоятельно изучила опыт строительства АЭС в России, США, Китае, Франции и Южной Кореи и остановила свой выбор на «Росатоме» по ряду факторов: срокам подготовки необходимых документов и кадров для работы на станции, а также выборе самой современной технологии. Заметьте – о цене проекта пока речь не идет.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в феврале 2019 года утвердил концепцию развития атомной энергетики в стране на 2019-2029 годы. Ее основной целью к 2030 году является сооружение и начало эксплуатации АЭС общей мощностью 2,4 ГВт. Строительство станции планируется начать в 2022 году с привлечением кредита правительства России.

«Экономический интерес» Узбекистана заключается в строительстве АЭС, которая состоит из двух энергоблоков с реакторами типа ВВЭР-1200 совокупной мощностью 2,4 ГВт. «Оценочная стоимость строительства АЭС российского дизайна в Узбекистане составит порядка 11 млрд долларов, а запуск первого энергоблока планируется в 2028 году», -сообщил помощник президента РФ Юрий Ушаков.

В 2018 году, по сообщению Президента РФ Владимира Путина, Россия выделит кредит в размере 25 млрд долларов на строительство АЭС в Египте: «Причем это хороший кредит, с хорошей процентной ставкой. Выплаты тела кредита начинаются, по-моему, с 2029 года. Это хорошие, льготные условия».

АЭС Аль Дабаа (Египет) будет состоять из 4 энергоблоков с реакторными установками ВВЭР-1200. Топливный контракт по АЭС Эль-Дабаа может составить 15 млрд долларов. Исходя из озвученных «хороших, льготных условий» можно предположить, что стоимость строительства АЭС в Узбекистане будет никак не ниже 12 млрд долларов. Да, стоимость топливного контракта в нашем случае может быть ниже: ведь Узбекистан является крупнейшим производителем урана.

По данным Всемирной ядерной ассоциации, годовой объем производства урана в нашей стране превышает 2 400 тонн. Узбекистан занимает седьмое место в мире по производству урана – это информация Reuters со ссылкой на данные Всемирной ядерной ассоциации (WNA). По данным ассоциации, объем производства урана в 2018 году составил в Узбекистане 2 404 тонны.

Но ведь топливный цикл включает не только добычу урановых руд. Необходимо их обогатить на специальном производстве; изготовить топливо для реакторов; утилизировать отработанное топливо; переработать отходы и захоронить их. Даже без учета этих факторов, стоимость проекта строительства АЭС громадна.

«К дырявому халату золотая заплата» (узбекская поговорка)

В 2019 году по данным Узстата было произведено электроэнергии 61,6 млрд кВт-ч. Много это или мало? Мало. В прошлом году выработка электроэнергии сократилась по сравнению с 2018 годом на 1,3 процента. За 2018 год общее производство электроэнергии достигло 62,4 миллиарда киловатт, среднегодовая загруженность электростанций составила 70−72 процентов.  

Объем производства электроэнергии составил 1 838 киловатт на человека, что является вторым наименьшим показателем в странах СНГ после Киргизии. Для сравнения: объем производства электроэнергии на человека составляет в Российской Федерации 7 245 киловатт, в Казахстане – 5 405, в Таджикистане - более 2 000 киловатт на человека.

Заместитель министра энергетики Шерзод Ходжаев на Международном форуме по реформам в области энергетики рассказал об основных направлениях инвестиционной программы электроэнергетической отрасли Узбекистана до 2030 года. По его словам располагаемая мощность отечественной энергосистемы 12 ГВт.

«Прогноз ежегодного роста потребления электроэнергии по стране составляет порядка 6−7 процентов. К 2030 году потребность достигнет более 112 млрд кВт-ч, для покрытия которой Узбекистану необходимо гарантированно выработать 121 млрд кВт-ч. Это возможно при наличии 31 ГВт генерирующих мощностей, в том числе более 5 ГВт регулирующих мощностей для покрытия пиковых нагрузок», - отметил заместитель министра энергетики.

«В ближайшие пять лет намечен вывод морально и физически устаревших энергоблоков на ТЭС общей мощностью 6,7 ГВт. В связи с этим необходимо построить новые энергоблоки суммарной мощностью более 26 ГВт. Финансовые затраты на их строительство составят ориентировочно 35 млрд долларов», - сказал Шерзод Ходжаев.

До 2030 года также предусмотрено создание солнечных и ветровых электростанций суммарной мощностью 6,7 ГВт с доведением их доли в общем объеме генерирующих мощностей до 21 процента.

В итоге структура генерирующих мощностей к 2030 году будет выглядеть следующим образом: энергоблоки, использующие природный газ, достигнут показателей в 16,3 ГВт или 51 процент от общей мощности (сейчас 33 процента), ГЭС, соответственно, 3,8 ГВт или почти 12 процентов (сейчас - 16 процентов), энергоблоки, использующие уголь, 2,6 ГВт или 8,2 процента (сейчас - 11 процентов).

Мощность ветровых и солнечных электростанций, которых сегодня в промышленной эксплуатации нет, планируется довести, соответственно, до 1,7 ГВт (5,3 процента) и 5 ГВт (более 15 процентов). Общая мощность АЭС составит 2,4 ГВт или 7,5 процента от общей установленной мощности.

Давайте остановимся на следующих словах заместителя министра энергетики Шерзода Ходжаева о том, что «необходимо построить новые энергоблоки суммарной мощностью более 26 ГВт. Финансовые затраты на их строительство составят ориентировочно 35 млрд долларов».

Минимальная стоимость строительства АЭС в Узбекистане будет 12 млрд долларов. Сюда необходимо добавить и стоимость топливного контракта, и стоимость сбора и хранения радиоактивных отходов, и уплату процентов за кредит. Но возьмем лишь 12 млрд долларов.

26 ГВт – 2,4 ГВт (АЭС) = 23,6 ГВт; 35 млрд долларов – 12 млрд долларов (АЭС) = 23 млрд долларов.

Видно, что 12 млрд долларов, планируемых для финансирования строительства АЭС, обеспечат выработку 2,4 ГВт электроэнергии, а 23 млрд долларов – 23,6 ГВт. Другими словами, занимая 34,3 процента всех капитальных вложений в наращивании генерирующих мощностей, АЭС обеспечит их прирост на 9,2 процента.

Почему руководство страны идет на такой шаг? Неужели только из-за того, что строительство АЭС будет производиться за счет кредита правительства России? Но ведь кредит не означает бесплатно: его необходимо возвращать и возвращать с процентами.

Никто почему-то не говорит о том, что помимо строительства самой станции нужно вложиться в строительство дорог, линии электропередач, построить целый город с соответствующей инфраструктурой для  проживания персонала будущей электростанции. Например, проект строительства Белорусской АЭС оценивается приблизительно в 9 млрд долларов. Из них 3 млрд долларов будет потрачено на создание инфраструктуры: жилого городка для работников АЭС, дорог, подъездных железнодорожных путей, линий электропередач.

Республиканский центр изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» в июле 2019 года провел опрос, в ходе которого выяснилось, что 69,5 процента узбекистанцев поддерживают строительство АЭС в стране. 83 процента респондентов согласились с утверждением «Я буду гордиться АЭС, построенной в Узбекистане». Не в этом ли кроется поспешность принятия решения о строительстве АЭС: показать всему миру, что Узбекистан вошел в «ядерный клуб» мира. На создание картинки процветающего Узбекистана направлены и реализуемые проекты Сити. Но «показать» и «быть» - это разные понятия.

«Ты ищешь выгод — ну, а в чем есть прок? Твои стремленья — гибели зарок» (Абуль-Ала аль-Маарри, сирийский поэт, философ)

Согласно результатам того же исследования Республиканского центра изучения общественного мнения «Ижтимоий фикр» большинство жителей Узбекистана считают, что атомная энергетика выгодна для страны. Интересно, что результаты опроса были размещены на сайте Министерства энергетики Узбекистана.

Выгодна в чем? Нам постоянно вдалбливали в головы, что энергия, выработанная «мирным атомом», является одной из самых дешевых по себестоимости – дешевле нее только гидроэнергетика. Но это миф, как и безопасность атомной энергетики или ее польза в борьбе с изменением климата.

В последнее время в разных странах активно проходят исследования по изучению стоимости генерации энергии из различных источников. Полученные данные отличаются в зависимости от страны исследования и методов расчета.

Общее, что их объединяет, это вывод - со временем стоимость производства электричества на АЭС и ТЭС повышается, а стоимость возобновляемой энергетики снижается.

Почему же раньше нас убеждали в том, что атомная энергетика – наиболее эффективный способ получения энергии? В период бурного строительства АЭС в мире расчет затрат велся по прямым статьям (строительство станции, расходы на эксплуатацию и топливо). Косвенные затраты не учитывали или учитывали расчетно. Но жизнь, как всегда, внесла свои коррективы, когда у АЭС стали заканчиваться сроки эксплуатации и возникла необходимость их декомиссии (вывод из эксплуатации АЭС).

Так, в мире насчитывается 447 действующих ядерных реакторов, примерно 40 процентов из них подошли к выработке проектного ресурса (в Европе действует 144 реактора, третья часть из них требует вывода из эксплуатации). Следует учесть, что Международные стандарты ядерной безопасности постоянно ужесточают требования и затраты на декомиссию стремительно растут.

Современные исследования по изучению стоимости генерации энергии из различных источников производятся с учетом всех затрат на протяжении всего жизненного цикла электростанции. Такой подход позволяет объективно сравнивать себестоимость энергии для различных способов ее получения.

Увеличение стоимости энергии АЭС происходит в основном вследствие повышения требований к безопасности станций, накопления не подлежащих переработке отходов ядерного топлива и радиоактивных отходов, а также роста размера страхования ядерных рисков. Стоимость углеводородной энергетики растет в тех развитых странах, где ради снижения выбросов внедряют системы хранения и улавливания СО2, а также сильно зависит от мировых цен на углеводороды. 

Атомная энергетика – одна из самых капиталоемких отраслей энергетики. По уровню инвестиций, необходимых для строительства новой атомной электростанции, с ней могут сравниться ТЭС с технологией улавливания и хранения СО2, гидроаккумулирующие станции, некоторые технологии переработки биомассы.

Большие капитальные затраты АЭС связаны со сложностью технологии строительства и большим комплексом сооружений, обеспечивающих безопасность и устойчивость к авариям. По данным Управления информации по энергетике при Министерстве энергетики США, капитальные расходы АЭС составляют 5 530 долларов на кВт мощности.

Для сравнения: аналогичный показатель для наземных ветростанций составляет 2 200 долларов на кВт мощности, а для фотоэлектрической солнечной – от 1 060 долларов (для бытовых нужд) до 1 800-2 000 долларов на кВт мощности (гелиостанции).

Консалтинговая фирма Lazard в своем десятом годовом отчёте показала, что ветровая и солнечная электроэнергия стала дешевле, чем электроэнергия из других источников, в том числе традиционных — даже без государственного субсидирования. Эти данные также подтверждаются анализом лаборатории Беркли по солнечной и ветровой энергетике.

С 2009 по 2015 год нормированная стоимость выработки 1 МВт-часа ветровой электроэнергии снизилась с 101-169 до 32-72 долларов (почти в 3 раза). Нормированная стоимость выработки 1 МВт⋅часа солнечной электроэнергии за этот же период снизилась с 323-394 до 58-70 долларов. Данные Lazard подтверждаются рыночными ценами контрактов на ветер, которые доходят до 10-20 долларов 1 МВт-час.

Снижение стоимости возобновляемой энергии произошло как за счет совершенствования технологий при налаживании массового выпуска ветрогенераторов и солнечных батарей, так и за счет отсутствия необходимости тратить большие средства на устранение негативного экологического воздействия или последствий их работы.

«Торговали — веселились, подсчитали — прослезились» (русская пословица)

Сторонникам использования «мирного атома» в стране хочется задать вопрос: «А знают ли они из чего складываются затраты функционирование АЭС?»

Капитальные расходы атомной энергетики в России сравнимы с зарубежными. На строительство АЭС в Узбекистане потребуется около 12 млрд долларов. Но фактические затраты строительства станций постоянно повышаются и почти всегда превышает проектные. Например, в ходе строительства Ленинградской АЭС-2 (мощность 4 200 МВт) сметная стоимость только в 2009 году выросла в два раза. Но, допустим, что строительство станции обошлось в проектную величину затрат.

Но ведь еще есть расходы на строительство сетевых объектов, городка для персонала, социальной и коммунальной инфраструктуры, дорог и железнодорожных путей. Выше уже говорилось, что создание инфраструктуры Белорусской АЭС оценивается 3 млрд долларов. У нас эта цифра может быть около 2 млрд долларов.

Большая часть текущих издержек после запуска АЭС в эксплуатацию относится к условно постоянным. Операционные расходы владельца АЭС включают затраты на оплату труда, текущий ремонт и поддержку оборудования в рабочем состоянии, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, амортизацию и топливо. В России, по усредненным данным, стоимость ядерного топливного цикла на кВт∙ч, по расчетам экспертов «Беллоны», составила 1,1 цента. Данные американского Института атомной энергетики (Nuclear Energy Institute) показывают, что стоимость топлива в 2013 году была 0,79 цента на кВт-ч без учета переработки и хранения отходов ядерного топлива.

Согласно действующей Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб (1963 год) верхний предел страховой ответственности оператора ядерной установки установлен на уровне 300 млн долларов, Парижской (1960 год) и Брюссельской (1963 год) конвенциям – на уровне 700 млн долларов. Страхование АЭС – обязательное.

Существующая система страхования не способна полностью покрыть ущерб в случае серьезных аварий. Так, по данным The Japan Times ликвидация последствий аварии на японской АЭС «Фукусима-1» должна стоить около 75 млрд евро. Журнал The Ecologist пишет о возможных затратах в пределах от 160 до 400 млрд евро.

Немецкие исследователи, оценивая страховые риски для 17 энергоблоков Германии в 2011 году, показали, что ущерб от ядерного инцидента в случае худшего сценария – уровня 7 по международной шкале ядерных событий INES – составил бы 6,1 трлн евро.

Отличительная особенность ядерных энергетических установок состоит в том, что и после прекращения их эксплуатации требуются значительные и длительные расходы на их содержание. Так, в 1980-х годах Массачусетский технологический институт рассчитывал, что стоимость декомиссии составляет 10-15 процентов от капитальных затрат на строительство. Практика закрытия американских АЭС Янки (Yankee Nuclear Power Plant) в штате Массачусетс и АЭС Мэн Янки (Maine Yankee Nuclear Power Plant) в штате Мэн показала, что реальность значительно отличается от прогнозов. Вывод из эксплуатации АЭС занял, соответственно, 15 и 8 лет. Затраты в первом случае оказались сопоставимы со строительством станции, а во втором составили треть затрат на возведение АЭС (самый дешевый вывод из эксплуатации АЭС за всю историю).

Во Франции сумма вывода из эксплуатации АЭС в Бреннилисе возросла в 20 раз по сравнению с планируемой и составила 480 млн евро, при том, что процесс еще не закончился. Великобритания только на финансирование начального этапа вывода из эксплуатации 19 объектов ежегодно тратит из бюджетных средств около 3 млрд фунтов. В целом расходы ожидаются на уровне 100 млрд фунтов.

Даже по минимальным оценкам сумма затрат на строительство и декомиссию отечественной АЭС составит около 20 млрд долларов. Напомню, что сейчас Узбекистан располагает золотовалютными резервами на сумму 30 млрд долларов.

В ЕС наблюдается снижение выработки энергии АЭС и станций, работающих на традиционном топливе. Доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии в Евросоюзе увеличилась в 2018 году с 30 процентов до 32,3 процента.

В Узбекистане компания Masdar из ОАЭ выиграла тендер на строительство фотоэлектрической станции в Навои. Masdar инвестирует до 100 млн долларов в строительство первой гелиостанции мощностью 100 МВт в Навоийской области. Срок строительства – один год. Стоимость энергии - 2,679 цента за 1 кВт-ч.

Сейчас уже многим понятно, что атомная энергия не смогла составить конкуренцию ни традиционным, ни возобновляемым источникам энергии. Многим, но, видимо, не всем…

«Тяжелее разрушить предвзятое мнение, чем расщепить атом» (Альберт Эйнштейн, гениальный физик-теоретик)

В 2019 году ветер и солнце впервые обошли уголь по выработке электроэнергии в ФРГ. Институт солнечных энергетических систем Fraunhofer ISE опубликовал статистику производства электроэнергии в Германии в 2019 году на основе данных лейпцигской биржи электроэнергии EEX.

Доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии достигла 46 процентов. Ветроэнергетика впервые выработала больше электричества, чем было произведено на основе бурого угля. Солнечная и ветровая энергетика совместно произвели больше, чем угольная генерация в целом.

В перспективе (до 2040 года) рост мирового производства на АЭС будет отставать от темпов прироста электропотребления, и к 2040 году доля атомной энергии снизится примерно до 10 процентов.

В странах ОЭСР ожидается падение доли АЭС в производстве энергии с 18 процентов в 2015 году до 12,6–13,4 процента к 2040 году. Бельгия, Германия, Испания, Великобритания, США и Швейцария отказываются от ядерной энергетики, постепенно выводя АЭС из эксплуатации.

Сейчас в мире построено солнечных электростанций суммарной мощностью 500 ГВт. Bloomberg Energy Finance прогнозирует, что уже к 2040 году солнце станет основным источником выработки электроэнергии во всем мире. И это не удивительно. Ведь генерация, работающая от солнца, за счет развития технологий и масштабирования стала самым дешевым источником энергии.

Именно этот фактор стал причиной стремительного роста установленной мощности солнечной генерации с 30 до 500 ГВт менее, чем за 5 лет. По данным доклада IRENA «Renewable Power Generation Costs in 2018», по итогам 2018 года солнце и ветер стали самыми дешёвыми источниками энергии в большинстве регионов мира. У 80 процентов всех новых солнечных парков, которые будут построены в 2020 году, электроэнергия будет дешевле, чем у самых современных станций, работающих на угле, газе или мазуте.

Общий потенциал Узбекистана по возобновляемым источникам энергии составляет почти 118  млрд т.н.э. (тонн нефтяного эквивалента), его технический потенциал равен 179,3 млн т.н.э. Основную долю этого потенциала составляет солнечная энергия: ее общий потенциал составляет 51 млрд т.н.э., а технический потенциал – 177 млн. т.н.э. Технический потенциал солнечной энергии почти в четыре раза выше, чем потребление первичной энергии в стране!

В феврале 2020 года цена солнечной электроэнергии в Германии впервые упала до 3,5 цента за кВт-ч (в Узбекистане тариф на электроэнергию для бытовых потребителей составляет около 3 центов за кВт-ч). Наверняка найдется читатель, который скажет, что не надо сравнивать развитую экономику с развивающейся.

Возьмем Индию. С 2018 года генераторы солнечной энергии составляют более половины всех новых генерирующих мощностей. Доля возобновляемых источников энергии (без учета ГЭС) в установленной мощности индийской электроэнергетики составляет уже 23 процента (на ГЭС приходится еще 13 процентов).

В Индии запланировано доведение доли мощности альтернативных источников энергии к 2030 году до 55 процентов. В этой стране электричество от солнечных ферм стало самым дешевым среди всех видов генерации. Один кВт-ч стоит 3,4 цента.

Чили. Далеко не развитая экономика. 12 апреля 2019 года агентство Еcology.md сообщило, что цена на электроэнергию в Чили упала до нуля, и вот уже 113 дней подряд держится на этом уровне. Такое падение цены стало последствием использования большого количества солнечных батарей. Агентство отметило, что в 2018 году была аналогичная ситуация, когда цены на энергию держались на нулевой отметке 192 дня.

Такая ситуация стала возможной, как следствие использования большого количества солнечных батарей. Различные компании построили в Чили 29 солнечных ферм, рассчитывая на продолжение экономического роста. Но рост экономики замедлился, а Чили уже не нужно столько энергии, сколько вырабатывают станции.

10 февраля 2020 года впервые в истории Финляндии на спотовом рынке электричества Nord Pool были зафиксированы отрицательные цены: минус 20 евроцентов за мегаватт-час. Отрицательные цены на электричество в последние годы стали типичными в Евросоюзе. В Германии отрицательные тарифы фиксируются уже несколько сотен часов в год. Главная причина отрицательных цен — ускоренное развитие в Европе альтернативной энергетики, особенно солнечной и ветряной.

Годовой объем производства электроэнергии в Узбекистане в 1990 году достиг 56,3 млрд кВт-ч. Затем наблюдалось снижение выработки: в 1996 году этот показатель составил лишь 45,4 млрд кВт-ч. Модернизация и ввод новых мощностей позволил добиться устойчивого роста выработки энергии. При этом доля возобновляемых источников энергии остается незначительной, а потребление газа имеет тенденцию к снижению.

Газа не хватает. «Узбекнефтегаз» даже предложил переоборудовать производства жженого кирпича, извести, цемента и перейти на уголь. Также это касалось теплично-парниковых хозяйств. По расчетам ведомства, перевод на уголь заводов по производству кирпича позволит высвободить природный газ в объеме около 1,52 млрд кубометров, а цехов по изготовлению извести – 0,7 млрд кубометров.

И ни слова о развитии альтернативной энергетики. Правда, пресс-служба президента сообщила, что ввод в эксплуатацию АЭС позволит стране ежегодно экономить 3,7 млрд кубометров природного газа. Но что мешает высвободить этот объем газа при внедрении возобновляемых источников в энергоснабжении?

Кроме того, первый блок АЭС планируется запустить в 2028 году. Что делать республике 8 лет? Использование же ветро- и солнечных станций позволит в кратчайшие сроки – за год или чуть больше – ликвидировать нехватку генерирующих мощностей с гораздо меньшими вложениями.

Выбор очевиден, но когда в экономику вмешивается политика, то экономические последствия прогнозировать сложно. Как говорил премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль: «Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло».

Вместо послесловия, или несколько фактов про атомную энергетику

  • В 31 стране мира эксплуатирует АЭС;
  • Агентство «Узатом»: радиоактивные отходы хранятся в стране, где они были произведены;
  • Плутоний-239, присутствующий в отходах ядерного топлива сохраняет опасность для всего живого в течение времени не менее десяти периодов полураспада (240 тысяч лет);
  • На сегодняшний день в мире нет ни одной атомной станции, которая выведена из эксплуатации до состояния, при котором она перестала создавать проблемы обществу. Ни одна станция в мире не выведена до состояния «зеленой лужайки»;
  • Добычу урана, его хранение, обогащение и утилизацию отходов во всех странах субсидирует государство;
  • Академик Андрей Сахаров: «Захоронение отработавшей свой ресурс станции – очень сложная техническая задача… Стоимость захоронения варьируется от нескольких десятков процентов до ста процентов от стоимости строительства…»;
  • Соизмеряя эффективность атомной энергетики и возможные последствия эксплуатации АЭС, многие страны объявляют мораторий на их использование, отдавая предпочтение более безопасной для окружающей среды «зеленой энергетике»;
  • Италия стала первой страной, которая закрыла вообще все имевшиеся АЭС и полностью отказалась от ядерной энергетики. Бельгия, Германия, Испания, Швейцария, Тайвань осуществляют долгосрочную политику по отказу от ядерной энергетики;
  • Во Франции, где АЭС сейчас обеспечивают почти 80 процентов выработки электроэнергии, решено снизить долю ядерной энергетики до 50 процентов к 2035 году. К тому времени выведут из эксплуатации 14 из 58 действующих ядерных энергоблоков;
  • Отказались от программ атомной энергетики Австралия, Азербайджан, Гана, Греция, Грузия, Дания, Ирландия, Латвия, Лихтенштейн, Люксембург, Малайзия, Мальта, Новая Зеландия, Норвегия, Португалия, Филиппины;
  • В Южной Корее, являющейся одним из мировых производителей станций ядерной энергии, намерены прекратить ввод новых АЭС внутри страны;
  • Существуют исследования, говорящие о том, что атомная промышленность для ведущих держав, производителей АЭС, практически не прибыльна и, соответственно, ее поддержка государством – это политическая целесообразность;
  • Bloomberg Energy Finance прогнозирует, что уже к 2040 году солнце станет основным источником выработки электроэнергии во всём мире;
  • По данным доклада IRENA «Renewable Power Generation Costs in 2018», по итогам 2018 года солнце и ветер стали самыми дешёвыми источниками энергии в большинстве регионов мира;
  • По прогнозам МЭА (Международного энергетического агентства) к 2030 году средняя себестоимость электроэнергии, вырабатываемой возобновляемыми источниками энергии, будет ниже, чем атомной, угольной или газовой;
  • В тендере на строительство солнечной фотоэлектрической электростанции мощностью 200 МВт в Шерабадском районе Сурхандарьинской области приняло участие 54 компании (консорциумов): Masdar, EDP, Engie, Ib Vogt, JinkoSolar, Lightsource BP, Scatec Solar, Total, Avelar Solar Technology LLC и другие;
  • С внедрением эффективных технологий размеры солнечных электростанций уже уменьшились в 2 раза;
  • В мире уже эксплуатируются объекты солнечной генерации, которые функционируют более 35 лет без замены модулей. Это больше безремонтного промежутка для любого типа генерации;
  • При утилизации, солнечные модули отнесены к отходам 5 класса опасности (самые безопасные для флоры и фауны отходы). К отходам этого класса опасности относятся, например, осколки керамики, яичная скорлупа;
  • Для обеспечения солнечным электричеством всей планеты потребуется площадь солнечных панелей в 490 000 кв. км. (площадь Туркменистана 491 200 кв. км.)

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
14:01, 15 мая

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ