УЗБЕКИСТАН
04:03, 20 марта 2019

В Минкультуры «поспорили» кому принадлежит Рембрандт

Владелец оригинала «Линия судьбы» Рембранта пытается вернуть её обратно.

Фото: Vesti.uz. 

Ранее в СМИ сообщалось, что картина голландского художника Рембрандта «Линия судьбы»,  возвращенная в Узбекистан после ряда махинаций частных лиц, была передана Генпрокуратурой Министерству культуры. В связи с этим 19 марта в Министерстве культуры состоялась пресс-конференция, на которой присутствовали непосредственно представители Министерства, сотрудники Генеральной прокуратуры РУз, сам хозяин картины Андрей Николаевич Плужников, а также искусствоведы и представители СМИ. 

Самим журналистам особенно интересно было послушать потерпевшего, каким-то непостижимым образом, после четырех лет упорной борьбы за свою собственность, из потерпевшего ставшего свидетелем, не имеющим никакого отношения к рисунку. Зато Камил Юлдашев, открыто забравший картину у её законного владельца и позже написавший явку с повинной, реально превратился в собственника, у которого картину и отобрали по решению Яккасарайского суда города Ташкента. Просто метаморфозы какие-то.

Но, послушаем самого Плужникова, которому, после долгих споров и оговорок представители Минкульта и Генпрокуратуры, наконец согласились предоставить слово. Его история, начиная с того, как картина попала в Узбекистан и решительно отличается от официальной версии.

Андрей Николаевич рассказывает, что в 2008 году он решил продать картину, которая досталась ему от отца, собирателя произведений искусств. По семейному преданию, коллекционер купил ее по случаю на блошином рынке за сущие копейки.

Николай Плужников начал службу в органах КГБ в 1953 году, окончив светловскую школу КГБ. Он собирал коллекцию картин, разыскивая их на Тезиковке и по комиссионным  магазинам. И вот, за три дня до смерти сообщил сыну, что самая ценная вещь в его коллекции – Рембрандт.

– Отец скончался, – говорит Андрей Плужников, – а у меня болела младшая дочь и я начал продавать коллекцию. Одну картину, другую третью. В итоге, весной 2008 года на этой почве я познакомился с Камилом Юлдашевым. Он приобретал у меня недорогие картины 100-200 долларов США, пока я не сообщил, что в коллекции есть Рембрандт. 

По словам Плужникова Юлдашев несколько раз предлагал взять картину на реализацию без какой-либо расписки, говорил, что она будет храниться в сейфе. Хозяин Рембрандта отказывался. Тогда 28 августа 2008 года Юлдашев предложил написать расписку и 50 000 долларов США в залог, все же забрав на реализацию.

В расписке, которую он оставил и которая до сих пор хранится в бумагах у Плужникова,  говорилось: «Я, Юлдашев Камил Хамидович беру у Плужникова Андрея Николавича принадлежащую его семье графическую работу Рембрандта Харменса ван Рейна на реализацию. Обязуюсь  информировать Плужникова А.Н. обо всех обстоятельствах сделки, когда и где она будет происходить, с кем будет заключен договор и т.д., а так же обязуюсь вернуть эту работу по первому требованию владельца Плужникова». 

В дальнейшем, как утверждает Плужников, требования вернуть картину были и неоднократно. Но Юлдашев говорил: «Подожди, вокруг одни мошенники, я найду хорошего покупателя». И, в конце концов, заявил: «Забудь об этой картине».

– Это было так откровенно, что я опешил, – рассказывает Андрей. – Дело чуть не дошло до драки. Тогда я неоднократно обращался к разным людям неофициально. Был даже у Акмаля Нура (председатель Академии художеств Узбекистана – прим.ред), но так же тщетно. А 24 января 2014 года все же подал заявление в Яккасарайское РОВД, но дело возбудили только 27 мая. И Юлдашев снова написал расписку, что обязуется отдать деньги или картину, а я опять поверил.

Дальнейшая судьба нашего героя мало чем отличается от его собратьев по самым различным вопросам: В районной прокуратуре отменили отказ в возбуждении уголовного дела. Но, Юлдашев заявил, что картина Рембрандта – подделка и он ее сразу же вернул хозяину. Это была его первая версия, где все же подтверждалось, что картина была и взята им на реализацию.

Затем назначили другого следователя, Югая, и тут у Юлдашева появилась иная версия, что он этой картины не брал. При этом, странным образом выяснилось, что из дела исчезли все документы. У Югая на руках осталось всего несколько листов. И за много лет так ни одна бумага нигде не всплыла. Не говорит ли это о том, что дело могло быть уничтожено?

В процессе мероприятия всплыло еще несколько весьма сомнительных фактов. К примеру, что Камил Юлдашев, столько лет оберегаемый органами следствия, неоднократно судим, в том числе за крупные денежные хищения, а так же за незаконное владение оружием.  

И вот еще нестыковка: в процессе пресс-конференции сотрудниками СМИ был задан вопрос «Как картина оказалась за рубежом в Тель-Авиве?». Кстати, тут же всплыла и еще одна скользкая фигура — Рафаэль Фузаилов. Он, якобы, в 2010 году вывез графическую работу великого художника к себе на родину в Израиль, а в 2018 году зачем-то ввез обратно.

Внятного ответа журналисты так и не получили, равно как и на вопрос «Каким образом она вернулась в Узбекистан?».

Любопытно то, что сам Плужников утверждает, что картина ни на минуту не покидала территории нашей страны. Мало того, в 2013 году она несколько раз всплывала то в одном, то в другом месте на неофициальных показах произведений искусств.

Далее, возник вопрос, почему картину не вернули законному хозяину? Здесь началась путаница. Следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Экрин Хайруллаев утверждал, что существуют факты, доказывающие, что картина Плужниковым была продана и деньги за нее получены, а значит, единственная статья, по которой могут осудить Юлдашева – «Незаконный вывоз за рубеж», а картину конфисковать, как вещественное доказательство.

На просьбу, предъявить эти факты в ответ на документально оформленные контрдоказательства Плужникова, следователь заявил: «Это решение суда, которое никто не может оспорить иначе, чем в судебной порядке». Да, факт железо-бетонный.

И, наконец, самый любопытный факт: в официальной версии, озвученной Микультом и Генпрокуратурой в СМИ, говорится, что, якобы, по словам самого Плужникова, его отец взял этот эскиз в качестве трофея во время штурма Берлина в 1945 году. 

– Отец 1936 года рождения, удивляется Андрей Николаевич. –  Так что в 9 лет он не мог штурмовать Берлин. Откуда взялась эта версия – неизвестно, но точно не от меня. На картине позади орел III Рейха, даже два орла, а под одним из них надпись: «Deutschland ist meine Heimat», в приблизительном переводе: «Германия – моя отчизна». Затем небольшая музейная марка, номер экспоната в музее – 645. В Берлин в 1940 году она поступила, вероятно, либо из Польши, либо из Чехии, либо из Голландии, которые к тому моменту уже были оккупированы. Может быть поэтому у Германии нет ко мне претензий, так как к ним самим могут быть претензии. Кроме того, позади самой картины имеется надпись – кому она принадлежала в 1799 году, на что не указывает ни Генпрокуратура, ни Минкульт. Надпись затерта, почему – неизвестно.

За долгие годы борьбы Андрей Плужников прошел все: отбивался от лжесвидетельств, доказывал право на дальнейшее возбуждение дела, выслушивал угрозы и оскорбления, даже прошел избиение. Да-да, на него было совершено нападение.


Если вы также хотите поделиться своим мнением на ту или иную актуальную тему, у вас есть интересные истории или люди, о которых мы могли бы рассказать, свяжитесь с нами: timur@repost.uz


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
04:03, 20 марта 2019

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ