Узбекистан

23.12.2020 | 11:59

Вместо того, чтобы бороться с трудовой миграцией, Таджикистан и Узбекистан ее поддерживают

Объясняем с помощью данных, почему так происходит.

Вместо того, чтобы бороться с трудовой миграцией, Таджикистан и Узбекистан ее поддерживают

Фото: Ura.ru 

Экономика Таджикистана и Узбекистана зависит от денежных переводов трудовых мигрантов больше, чем от иностранных инвестиций.

По данным Всемирного Банка, в 2019 году денежные переводы мигрантов в Таджикистан составили 28.6% от ВВП, в Узбекистан — 14.7% от ВВП.

Для сравнения, по данным того же Всемирного банка, в 2019 году объем прямых иностранных инвестиций в Таджикистан составил всего 2.6% от ВВП, а в Узбекистан — 3.9% от ВВП.

В этой ситуации вместо того, чтобы бороться с трудовой миграцией в Таджикистане и Узбекистане ее поддерживают на государственном уровне. 

Так, Таджикистан и Россия в 2019 году ратифицировали Соглашение об организованном привлечении трудовых мигрантов в РФ. По этому соглашению, Таджикистан занимается (или во всяком случае должен заниматься) отбором кандидатов на работу, их профессиональной подготовкой и обучением русскому языку, и даже организацией проезда до места работы.

А президент Узбекистана в 2020 году подписал постановление  «О мерах по внедрению системы безопасной, упорядоченной и легальной трудовой миграции», одной из задач которого является увеличение масштабов организованного направления граждан Узбекистана за рубеж на заработки. Этим постановлением также предусмотрено создание системы профессионального обучения для трудовых мигрантов.

Развитие трудовой миграции, кроме того, что гарантирует стабильное поступление денег в страну, позволяет решать — хотя бы отчасти — сразу несколько внутренних социально-экономических проблем. Главная из них, конечно, — проблема безработицы.

Проведенный Международной организацией по миграции опрос показал, что безработица является одной из основных причин трудовой миграции. 38.2% опрошенных из Узбекистана и 18.3% опрошенных из Таджикистана заявили, что их отъезд за рубеж был мотивирован высоким уровнем безработицы, низким уровнем заработной платы, и отсутствием социальных гарантий.

Количество трудоспособного населения в Таджикистане и Узбекистане растет быстрее, чем создаются новые рабочие места. 

В Узбекистане это подтверждается данными Агентства по внешней трудовой миграции, руководитель которого недавно признал, что экономика страны не имеет возможности обеспечить нужное количество рабочих мест. По последним данным Министерства занятости и трудовых отношений Узбекистана, в трудоустройстве нуждаются 1.6 миллиона человек. 

В Таджикистане это подтверждается анализом Всемирного банка, который показывает, что темпы создания рабочих мест в стране отстают от темпов прироста населения.

Не имея возможности создать рабочие места для всех нуждающихся в трудоустройстве, Таджикистан и Узбекистан делают ставку на развитие трудовой миграции. Однако, в России и Казахстане, являющимися главными направлениями для трудовых мигрантов, стабильно является потребность в дешевой рабочей силе.

Ставка на развитие трудовой миграции также призвана отчасти решить проблемы в сфере образования. Желающих получить высшее образование в обеих странах гораздо больше, чем могут принять ВУЗы. 

В 2020 году в Узбекистане лишь 1 из 10 абитуриентов смог получить место в высшем учебном заведении. 

Многие из не поступивших в университеты вынуждены отправляться на заработки за границу.

23-летний гражданин Узбекистана Рамазан Шакиров дважды пытался поступить в институт — оба раза неудачно. Подрабатывал на стройке в родном городе Нурата, был разнорабочим в Навои, работал художником-наккошом в Ташкенте, разрисовывая потолки в национальном стиле. 

Весной 2018 года поехал с друзьями в Москву — и остался работать. Друзья помогли с трудоустройством на китайском заводе по выпуску запчастей.

Жилье снимали вшестером. Жили в двухкомнатной квартире, пытались экономить на всем и отправлять домой деньги,

  — рассказывает Рамазан.

Вторым местом его работы стал корейский завод по выпуску техники. Рамазан перешел туда, когда началась пандемия коронавируса и китайский завод обанкротился. 

Но и на новом месте карантинные меры заставили вновь искать работу — молодой человек пошел на стройку разнорабочим.

В России сложно найти нормальную работу без знания языка. Я плохо знал русский язык, учась в школе, так как не было общения, но по приезду в Москву начал учить, 

— рассказывает Рамазан. Он планирует пойти учиться на курсы изучения русского языка по совместной программе Узбекистан—РФ. 

Он признается, что его приглашают на работу кассиром в крупный гипермаркет, но разговорный русский недостаточен.

Поэтому мечтаю изучить литературный русский и устроиться на высокооплачиваемую работу,

— говорит он. 

Похожая история и у Собира Ниязова из таджикского города Гиссар, что неподалеку от Душанбе. Собир — третий сын в семье из 13 человек. После окончания средней школы в 2015 году, он собирался поступить в университет, так как учился неплохо и хотел стать экономистом. 

Собир рассчитывал поступить на бюджетное отделение, но не смог.

На платное обучение, которое стоило порядка 500 долларов, я не согласился, наша семья бы такую ношу не потянула, 

— признается Собир. 

У меня не была профессии и в нашем городке найти работу очень трудно, особенно молодым ребятам. Сами понимаете, во-первых нет навыков, во-вторых, нормально оплачиваемой работы тоже нет. Пришлось поехать на заработки в Россию, к брату в Москву. Деньги на переезд занял у соседа. Я не знал русского языка, да и профессии у меня не было. Поэтому очень трудно было поехать туда, где меня ждала неизвестность, 

— рассказывает Собир. 

Там в Московской области из нашего кишлака многие работают на стройках. И я начал работать с ними на стройке подсобником. Не знаю, была ли работа наша легальная или нет. Из наших односельчан многие там работали, поэтому хозяева стройки оформляли какие-то бумаги, но за нас отвечал бригадир и говорил, что работа у нас легальная. 

Парень признается, что постепенно научился работать каменщиком и штукатуром и за полгода года научился говорить по-русски. Летом 2016 года Собир приехал домой и снова пытался поступить в институт. Но и на этот раз безуспешно. 

А после еще одной неудачной попытки он и вовсе решил забросить затею с поступлением. 

Программами организованного отбора граждан для работы за границей в Таджикистане и Узбекистане предусмотрены профессиональная подготовка и обучение русскому языку. Это, конечно, ни в коей мере не заменит полноценного высшего образования, но во всяком случае обеспечит выезжающим на заработки хотя бы какое-то конкурентное преимущество и возможность легально получить неплохо оплачиваемую работу.

В общем в среднесрочной перспективе ставка на развитие организованной трудовой миграции способны позитивно повлиять на экономики Таджикистана и Узбекистана. Анализ Всемирного банка свидетельствует о том, что поступления денежных переводов трудовых мигрантов будут способствовать сокращению уровня бедности и поддержке частного потребления.

Но не стоит забывать и о возможных негативных последствиях трудовой миграции.

Так, исследование Международной организации по миграции утверждает, что в Узбекистане уже начинает ощущаться нехватка дешевых трудовых ресурсов. «В сельской местности нередки ситуации, когда локальный рынок труда испытывает дефицит рабочей силы, поскольку большая часть мужского населения находится в трудовой миграции»— заключают авторы исследования «Внешняя молодежная миграция в странах Центральной Азии: Анализ рисков и минимизация негативных последствий».

Над материалом работали: Жанна Рахимова, Манижа Курбанова, Нодир Нортураев

Ментор: Андрей Газин

Больше новостей в Телеграм-канале @RepostUZ.

Больше новостей в Телеграм-канале Подписаться

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости