• $ 9526.28
  • 10329.35
  • 148.82
МНЕНИЯ
02:40, 03 февраля

Вернувшийся из Европы госслужающий о загранице и о нас

Акрам Мухаматкулов бросил стабильную работу в Вене и вернулся в Узбекистан, чтобы начать новую главу в своей карьере.

Акрам Мухаматкулов получил образование в нескольких зарубежных вузах, проработал более 10 лет в европейских государственных департаментах и структурах. Совсем недавно он бросил стабильную работу в Вене и вернулся в Узбекистан, чтобы начать новую главу в своей карьере. Сегодня он руководитель PR-центра Агентства информации и массовых коммуникаций.

В эксклюзивном интервью Акрам рассказал об особенностях государственной службы зарубежом и на родине, о важности образования и потенциале молодежи.

Вы получили образование в 90-е годы. Какими были вузы в те годы и какая атмосфера была в вашей alma mater, в частности?

Я вообще закончил физико-математическую школу в Самарканде. Тогда все прикладные науки отличались высоким качеством и преподавались строгим советским методом. В начале 90-х все вдруг повально начали изучать языки, потому что пал железный занавес и появилась открытость, которой не было у наших родителей. Тогда было ощущение, что если ты выучишь язык, то у тебя появятся большие возможности. Поэтому я решил поступить в Самаркандский государственный институт иностранных языков. Ребята у нас были очень продвинутые и в атмосфере, которая витала вокруг, ощущалась некоторая свобода по сравнению с другими вузами страны. Во многом это заслуга нашего ректора господина Юсуфа Негматовича Абдуллаева.

Будучи студентом я быстро понял, что я выучил язык и кроме языка необходимы более конкретные навыки и умения. Для меня стало откровением, что язык-это не профессия. Это инструмент. Меня начала интересовать политология. Я просто начал ею гореть. К сожалению, в отличии от прикладных естественных наук общественные дисциплины были намного слабее.

C 2000 по 2002 годы я проходил обучение в Американском университете Центральной Азии по специальности «сравнительная политология». Меня поразило насколько широки знания и как свободно мыслят ребята, которые со мной учились. Самое важное, что я увидел там и чего не было у нас – университет это площадка идей, а не государственное учреждение со строгими формальными правилами и отсутсвием креатива. Для меня это был шок. Если в Самгу студентов нужно было выстроить в строй и обучать по ограниченным книжкам, то в АУЦА была полная свобода мышления и действия. И самое главное было критическое мышление. Мы, студенты, были драйверами образовательного процесса. Никто не говорил нам, что нам несказанно повезло учиться тут и не занимался нравоучениями. Мы говорили о книгах, спорили, находились в постоянном поиске. После АУЦА я обучался в Центарльно-европейском университете, в который из 100 человек поступало трое. Бешенный темп и объемы обучения, более серьезные студенты, осмысленность. Моя alma mater научила меня мыслить академически.

Как сложилась ваша карьера после получения высшего образования?

Я вернулся в 2003 году. Я был полон весь романтического идеализма, хотел изменить Узбекистан, внести свой вклад. У магистрантов, получивших образование зарубежом, всегда такая уверенность и эйфория. Но я быстро понял, что никому не нужен. Я не пошел работать в государственные органы. Я хотел начать работать в международных организациях. Но у меня не получилось. Мне предложили поработать в фонде Ага Хана в Таджикистане, где я работал научным сотрудником по развитию высшего образования.
Поработав два года, я понял, что пора мне в Европу. Я поступил в Венскую дипломатическую академию. Это была моя вторая магистратура. Образование в дипакадемии всецело было направлено на повышение навыков для наилучшего построения карьеры. После двух недель нахождения в Австрии, я устроился в Международный центр развития миграционной политики, где проработал более 10 лет.

И с этих пор вы начали работать госслужающим.

Да, с этого периода вся моя профессиональная деятельность была связана с государственным сектором. Я непосредственно анализировал миграционные процессы в Европе, в частности в Центральной и Южной ее частях. Затем моя деятельность была связана с Юго-Восточной Азией и Африкой. 

Как выглядит европейская корпоративная культура? Каков уклад жизни европейского чиновника?

Евросоюз неоднороден в экономическом и политическом плане. Но методология и принципы везде практически одинаковы. Человек важен и зачастую важнее, чем система – это кредо культуры и устройства жизни современных европейцев, ориентированных на социальное развитие. Нужно предоставить человеку все условия, которые могли бы помочь ему реализовать все его навыки и таланты – это основная их философия. Вообще, в развитых странах созданы все условия для индивидуального развития каждого гражданина. Я не испытывал никаких неудобств или проблем с оплатой труда, с здравоохранением, с бюрократическими какими-то процедурами и т.д. В Австрии вы имеете право восемь дней в году не появляться на работе и никто не спросит где вы. Никто не звонит во время твоего отпуска. Никто не тревожит внерабочее время. Ты привязан к рабочему месту только в определенные часы. В виду того, что многие секторы экономики на Западе связаны со сферой услуг, парадигма рабочего процесса совершенно другая. Ты привязан к задачам, а не к рабочему креслу. В Австрии очень удобная система социальной защиты, страхования и здравоохранения. Вы платите страховку и в случае рождения ребенка государство платит пособие в течение 24 или 36 месяцев, чтобы вы могли работать и покрывать расходы. Если вдруг ваш родственник или близкий заболеет, вы сможете получить необходимое высококвалифицированное медицинское обслуживание.

Как выстраивалось отношение с начальством? Как решались конфликтные ситуации?

Начальство на Западе такое же требовательное, как и унас. Но необходимо привыкнуть к одной простой истине. Вы не должны стоять на месте и надеяться на когда-то полученные знания и степени. Вы должны быть постоянно в развитии, в рвении получать новые знания вплоть до старости. Большая здоровая конкуренция влияет на эффективность и успех. Все настроены на результат, на справедливую меритократию, а личные отношения, родственные связи это вторично. Самый лучший руководитель это то менеджер, который может собрать, стимулировать и управлять коллективом из умных и одаренных кадров, которые наголову выше даже самого шефа. Конфликты, во многих случаях, решаются через откровенное обсуждение той или иной ситуации с учетом позиций всех сторон.

Почему вы вернулись и какие чувства испытали после возвращения?

В Узбекистане исторический момент, чтобы кардинально поменять развитие и облик страны и сделать ее лучше для нашего народа. Мы уже видим насколько поменялась наша страна благодаря политике открытости и развития нашего президента. Многие изменения, которые происходят сегодня, были немыслимы каких-то 3-5 лет назад. Если у вас есть знания или опыт, то сегодня Узбекистанто место, где можно претворять многие позитивные преобразования. Через 20 лет я хочу сказать себеи детям, что участвовал во многих сегодняшних преобразованиях.

Конечно, для развития необходимо время, и кардинальные перемены в обществе, в государственной системе. Не могу сказать, что получается все. Иногда испытываешь неудовлетворенность от результатов, хочется увидеть намного больше и быстрее. Нужно терпение и самое главное не останавливаться, идти дальше. Я твердо верю, что все изменения принесут должный результат.

Не было никаких сожалений после возвращения?

Сожаление - странное чувство. Лучше смотреть на задачи как на вызов. Я работал во многих странах и могу сказать, что самое мое лучшее качество — это умение адаптироваться. Мне кажется, в способности быть гибкими и адаптации нашему народу нет равных. Были моменты, к которым я привыкал со временем. Это слишком большой бумажный документооборот. Я привык к электронному. Но в этом плане, в этом году (Год науки, просвещения и цифровой экономики - прим.ред.) есть надежда на стремительные и нужные изменения в цифровизации, чтобы быть в ногу со временем.

Какие задачи на вас возложены на вашей нынешней работе?

В АИМК (Агентство информации и массовых коммуникаций – прим.ред.) я отвечаю за внешний пиар и страновой брендинг. В Узбекистане происходит много разного. Наша задача объективно и правдиво предоставлять информации о фундаментальных изменениях в нашей стране иностранным СМИ, мировому сообществу и наблюдателям. Я считаю, что АИМК своего рода новатор и первопроходец в вопросе выстраивания имиджа, открытости и результативности. Для меня АИМК — это уникальное место, где собраны люди с открытым мышлением, широким взглядом на происходящее. И немаловажную роль в нашей работе играет конечно же руководство Агентства. Они открыты к идеям, вам не надо  ждать аудиенции неделями. Чувствуется сплоченность и единство. Успехи и ошибки нашей команды мы делим на всех, а не забрасываем на конкретного человека.

Как воспитать или создать класс госслужащих с высокой компетенцией и современным взглядом на жизнь?

Вся наша креативная сила и потенциал развития в нашей молодежи. Мы не должны говорить только о госслужбе или государстве. Не государство должно быть двигателем прогресса, а люди и общество. Мне кажется приоритетным в государственной политике должно стать образование. Качественному внедрению реформ и развитию страны поможет именно образование и широкие возможности для наших детей. Мы не должны загонять молодежь в рамки, строго наблюдать за ними или враждебно относиться к интересам и искренним рвениям молодежи. Наша молодежь другая и имеет огромный нераскрытый потенциал. Я верю в нее.


Получайте важные статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
02:40, 03 февраля

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ