Как изменится будущее после пандемии

Многие говорят о том, что после пандемии мир не будет прежним. Но что именно изменится?

Как изменится будущее после пандемии

Издание Reminder прислушалось к прогнозам предпринимателей и экономистов.

Последствия пандемии скажутся не только на доходах отдельных людей, но и целых стран, говорит основатель крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater Associates Рэй Далио. Прорехи в бюджетах будут настолько большими, что государства не смогут помогать другу другу — все будут решать внутренние проблемы.

Мы (американцы) знаем, что получим свои деньги, а европейцы знают, что получат свои. Однако большинство людей и компаний в мире не получат никакой поддержки. Возникнет сильная дифференциация между тем, какие структуры в мире получат поддержку, а какие — нет. Поэтому понадобится большая совместная работа по распределению материальных благ и счетов, которые в результате придется оплачивать, — основатель хедж-фонда Bridgewater Associates Рэй Далио. 

 

Он считает, что мы движемся к глобальной депрессии. Уже к началу апреля в США спад экономики составил 10%, а уровень безработицы превысил двузначный уровень. Фондовые рынки потеряли $20 трлн, а падение спроса составило от 25 до 100%.

Многие компании не в состоянии справиться с критическим уровнем долга, который накапливается из-за того, что они лишились заказов. Если у компании нет резервов и доступа к кредиту, бизнес может обанкротиться, — говорит Далио.

С Великой депрессией 1930-х удалось справиться за счет вливания дополнительных денег в экономику. Запуск «печатного станка» привел к восстановлению и росту. Далио прогнозирует, что и в этот раз власти США запустят «печатный станок». А также используют метод перераспределения социальных благ (часто это осуществляется через налоги). Но несмотря на все меры, восстановление экономики начнется не раньше, чем через два-три года.

Тем не менее разрушительный кризис приведет к положительным изменениям. «Этот опыт во многом сделает нас лучше и поможет глубже оценить базовые основы жизни, — думает Далио. Кризис — шанс изменить то, что давно устарело».

Как мы можем измениться? Если мы заглянем в историю, то увидим, что любая система работает на тех, кто её контролирует. В США 40% самых богатых людей инвестируют в образование детей в пять раз больше денег, чем оставшиеся 60%. И в их интересах сохранить существующую систему. Я же верю, что она нуждается в реформировании.

Каким же тогда будет новый мир? Прежде всего, нас ждет скачок в цифровизации, использовании технологии больших данных. Так, например, в ближайшем будущем, как считает Далио, деньги станут цифровыми.

Но чтобы быть успешными при новом мировом порядке, люди уже сейчас должны сфокусироваться на изучении и развитии логических и креативных возможностей своего мозга.

Понимание того, на что способно ваше мышление вместе с умением использовать цифровые инструменты, будут самыми ценными навыками, — отмечает Далио.

Человечество может справиться с коронавирусом, уверен сооснователь Microsoft и фонда, который занимается в числе прочего вакцинированием в развивающихся странах, Билл Гейтс. Но бедные страны пострадают сильнее богатых.

Последние, при соблюдении необходимых для сдерживания вируса ограничений, уже к лету смогут ослабить их. Но в развивающихся странах трудно обеспечить изоляцию населения.

Как это сделать, если люди там должны как-то зарабатывать себе на жизнь, если они выходят за едой каждый день и живут в трущобах, где все находятся очень близко друг к другу? — объясняет Гейтс.

Единственный способ помочь развивающимся странам — ускорить разработку вакцины. Специалисты, по словам бывшего главы Microsoft, не исключают, что на это потребуется менее 18 месяцев.

Но в будущем вероятны новые глобальные вспышки инфекционных заболеваний. Плюс в том, что благодаря нынешней ситуации у нас есть шанс встретить их во всеоружии.

Наука на нашей стороне, — отмечает Гейтс. Да, на это придется потратить десятки миллиардов долларов. Но эта сумма гораздо меньшее возможных потерь от грядущих пандемий.

Зато в следующий раз, столкнувшись с очередным возбудителем болезни, человечество сможет быстро произвести несколько миллиардов тестов, определить, какое лекарство окажется эффективным, и наладить его выпуск в нужном количестве.

Что касается экономического ущерба от пандемии, то он будет колоссальным. Гейтс не исключает, что на этом фоне могут обостриться международные противоречия. Но он верит во взаимовыручку.

Рост инноваций и наша способность работать вместе — все это внушает оптимизм, — подчеркивает Гейтс и выражает надежду, что страны, которые быстрее оправятся от вируса, будут помогать остальным.

По прогнозам Гейтса, кризис закончится примерно через три года. 

В свою очередь, председатель правления «Сбербанка» Герман Греф считает, что если экономика после пандемии сумеет быстро восстановиться, то кардинальных изменений в нашей жизни не произойдет. 

Да, мы ускорим движение к онлайну, к цифровым технологиям. Если вчера были большие сомнения, стоит или не стоит, — сегодня жизнь заставила это делать и никого не спросила об этом. 

При этом сам Греф считает вполне возможным, что кризис окажется долгосрочным. Он не будет развиваться V-образным способом (резкое падение экономики вниз и быстрый отскок) или U-образным (когда экономика какое-то количество времени пробудет в нижней точке падения, а потом резко пойдет вверх), не исключает глава «Сбербанка». А продлится год или даже два, так как с коронавирусом не удастся быстро справиться.

Греф берёт в расчет прогнозы эпидемиологов, согласно которым с вероятностью выше 50% пандемия растянется на 2021 год. Такое моделирование позволяет, по его словам, понять, что даже худший сценарий не является катастрофическим для бизнеса. Но стратегии с его учетом нужно продумывать вдолгую.

Учиться жить под водой, как называет это Греф.

И, разумеется, затяжной кризис неизбежно приведет к существенным изменениям. Сложнее всего придется бизнесу — ему нужно будет искать новые бизнес-модели.

Если ты понимаешь, что твой ресторан скорее всего не откроется, тогда тебе нужно переходить в онлайн. Есть в масках невозможно, такого не придумали. Это означает, что, может быть, тебе нужно перейти на концепцию, скажем, теневой кухни — когда ты готовишь в ресторане еду и своим клиентам эту еду поставляешь.

Потребитель же окажется в выигрыше: благодаря новым бизнес-моделям он будет экономить время и деньги, у него высвободится жизненный ресурс для достижения своих целей.

Ещё одно важное следствие пандемии, в котором не сомневается Греф, — она сделает развитие национальных систем здравоохранения приоритетным для правительств многих стран. Они, очевидно, не смогли адекватно противостоять пандемии.

Также ускорятся глобальные макроэкономические тенденции последних лет. Например, производства, ушедшие в развивающиеся страны из-за дешевизны рабочей силы, будут возвращаться в развитые страны. Их будут привлекать высокий уровень роботизация и выгодные налоговые условия.

Экономист, автор книг «Черный лебедь» и «Антихрупкость» Нассим Талеб не сомневается, что эпидемия изменит динамику развития современных городов, так как ускорит массовый переход в онлайн. 

Когда появились первые факс-машины, многие считали, что они «уничтожат города» — ведь обмениваться документами теперь можно на расстоянии. То же самое говорили после появления интернета.

Но вот сейчас Zoom и другие программы видеотелефонии наконец действительно исполнят эти прогнозы. Зачем мне куда-то ехать, тратя полдня на то, чтобы добраться до работы, если я могу общаться с коллегами из Нью-Йорка, находясь у себя дома в Атланте?

Одновременно усилится тенденция к локализму. В США, по словам Талеба, люди теперь понимают, что на качество их жизни влияет не только страна, но и конкретный штат или город: и если губернатор Огайо справляется с текущими задачами лучше, чем Дональд Трамп, это повод переехать в Огайо.

Изменятся и потребительские привычки. В самоизоляции, отмечает Талеб, мы уже перестаем покупать массу всего ненужного. И грядущий экономический кризис только усилит этот тренд. А вот туристической отрасли, по его мнению, не выжить — еще до пандемии она терпела убытки, и творящееся сейчас добьет ее окончательно.

Но станет ли мир после пандемии более «хрупким», зависит от того, как будут бороться с её последствиями.


Больше новостей в Телеграм-канале @RepostUZ.

Больше новостей в Телеграме Подписаться

Последние новости

Популярные новости

Новости партнеров

Новости партнеров

close ad