• $ 8325.59
  • 9413.74
  • 124.70
Доступно в AppStore Доступно на PlayMarket
МНЕНИЯ
03:09, 17 Сентябрь 2018

Аваз Камалов о вероятности «экономического чуда» в Узбекистане

В чем секрет «экономического чуда» и какие риски существуют для Узбекистана при свободной торговле с другими странами?

Наши представления о возможностях и рецептах экономического развития сформировались на ярком примере «азиатских тигров», которые совершили «экономическое чудо» во второй половине 20 века. Многие источники отразили последние этапы промышленного становления азиатских стран, что создало устойчивое мнение, что бедные страны могут стать индустриально развитыми за 25-30 лет. Так же «экономическое чудо» ассоциируется с открытой и свободной экономикой, что сформировало убеждения, согласно которым достаточно освободить и открыть экономику, чтобы стать развитым.

В чем секрет «экономического чуда»?

 «Экономическое чудо» относится не только к азиатским, но и к многим европейским странам, чьи экономики устойчиво росли в среднем не менее 10% в год (некоторые 70% в год в течении 1-2 лет!) в течении 20-30 лет во второй половине прошлого века(см. Таблицу).

После «экономического чуда», в 20 веке подобные высокие и устойчивые темпы роста в экономиках стран не были зафиксированы. Более того, рост мировой экономики за последние 30 лет не превышал 5% (кроме периода 2004 – 2008 гг.), в то время как во второй половине 20 века мировая экономика демонстрировала рост, который часто превышал 5%. Несмотря на то, что сегодня страны обладают лучшими, чем 40-50 лет назад условиями для бизнеса, технологиями и опытом, современными мышлением и знаниями, открытым и свободным рынком, экономики стран не демонстрируют таких высоких показателей темпов роста, которые имели место во второй половине 20 века (см. Таблицу).

Сегодня технологии и финансовые возможности, разведанные полезные ископаемые позволяют инвестировать, производить и транспортировать товары в любую точку мира и в, практически, любых объемах. Несмотря на это,за последние 30 лет рост мировой экономики снизился и темпы роста стран, которые совершили «экономическое чудо», оказались значительно ниже, чем во второй половине 20 века. Становится очевидным, что современные достижения стран способствуют, но не гарантируют высокий экономический рост.

Безусловно, в наше время технологии и ресурсы позволяют производить товары даже больше, чем можно продать. Однако продать больше, чем потребить – невозможно, что является законом рынка.

Отсутствие потребления означает отсутствие продаж и производства, доходов и инвестиций. Невозможно при низком уровне потребления обеспечить высокий уровень продаж и производства, доходов и инвестиций, а значит и роста экономики. Рост сырьевых, фондовых и долговых рынков зависит, в конечном итоге, от уровня платежеспособного потребления (здесь речь пойдет только о платежеспособных обществах). Все что инвестируется, добывается, перерабатывается, производится, транспортируется, кредитуется, страхуется и торгуется, служит, в конечном итоге, для того, чтобы произвести и поставить конкретный товар и услугу для удовлетворения конкретных потребностей человека. И если уровень платежеспособного спроса падает, то это негативно отражается на всех рыночных индексах.

Потребление является основным локомотивом развития экономики. Сегодня уровень мирового потребления снижается из-за снижения доли молодого населения, которая является активным потребителем товаров и услуг. Развитие медицины привело к снижению смертности и увеличению продолжительности жизни людей, что вместе со снижением рождаемости приводят к старению населения и снижению платежеспособного спроса на товары и услуги. Одним из крупных платежеспособных потребителей и локомотивов роста мировой экономики считается Китай, который тоже стал «стареть» из-за политики «1 семья - 1 ребенок», негативно повлияв на мировое потребление.

Как Сингапур из бедной стал развитой страной

После второй мировой войны, во многих странах мира происходит стремительный рост населения и платежеспособного спроса, что придает мощный импульс для роста торговли и производства, грузовых перевозок между странами. Сингапур является наглядным примером того, как бедная страна, оказавшись на перекрестке огромных грузопотоков, смогла грамотно воспользоваться и овладеть частью огромных доходов, которые поступали от грузоперевозок между странами, где производство и потребление росли стремительными темпами.  Спрос на грузоперевозки повлек за собой инвестиции в стратегические отрасли этой страны — судоходство, строительство, авиаперевозки, которые стали локомотивом развития всей ее экономики.

Помимо грамотных реформ, факторами успеха Сингапура стали близость этой страны к рынкам с высокой плотностью населения, огромными масштабами потребления и производства, наличием огромной массы дешевых рабочих рук, и близость к морю, т.е. транспортным путям.

И здесь важно обратить внимание на один крайне важный момент – занимая сегодня самые высокие места в мировом рейтиге ведения бизнеса, обладая более свободной, открытой и высокотехнологичной экономикой, сегодня рост экономики Сингапура намного уступает росту экономики во второй половине 20 века. И это совершенно не умаляет роль и важность технологий и условий бизнеса, открытости и свободы рынка для развития экономики. Это однозначно означает, что потребление является самым главным фактором для роста экономики!

Риски свободной торговли для Узбекистана

Сегодня Узбекистан проводит политику свободной торговли, усиливает сотрудничество с близкими соседями в различных сферах общественной жизни, что, безусловно, имеет свои положительные перспективы. С другой стороны, Узбекистан, как и все другие страны мира, развивается в условиях высокой насыщенности платежеспособных рынков, жесткой конкуренции и низких темпов роста потребления в мире, в том числе и в соседних странах.

На рынках Средней Азии сильную позицию занимает Китай, для которой Киргизия является основным “окном” в Среднюю Азиию, куда приникают китайские товары в огромных масштабах. Помимо легальной торговли, многие эксперты и политики говорят и об огромных масштабах контрабандой торговли китайскими товарами, которые приводят к экономическим потерям в Средней Азии. По словам некоторых экспертов, именно фактор китайской конкуренции и контрабанды был основным барьером для Узбекистана на пути к торговой интеграции с соседними странами.

Киргизия часто становится объектом критики, поскольку, как отмечает Евразийская экономическая комиссия, страна импортирует и легализует китайские товары по серым схемам в объеме значительно превышающие внутренние потребности страны. «Импорт обуви в КР за последние годы составил 15 пар на душу населения, включая женщин и детей. Одежды в Киргизию было ввезено по 1,3 кг на душу населения, тогда как в Россию – всего 0,03 кг, а в Казахстан – 0,02 кг. Получается, что Киргизия импортирует одежды примерно в 65 раз больше, чем Казахстан, и в 43 раза – чем Россия. Вопрос о том, зачем жителям Кыргызстана такое количество одежды, остается открытым».

По словам эксперта по экономике Сарыбаева, контрабанда китайских товаров и их реэкспорт приводят к экономическим потерям и росту теневой экономики, которая в самой Киргизии доходит до 60-70%. «За последние три года по таможенным пошлинам и НДС Киргизия недополучила 2688,7 млн. долл., Казахстан – 212,1 млн., Россия – 2532,7 млн., а Белоруссия – 123,8 млн долларов».

Бывший министр по инвестициям и развитию Киргизстана Ошакбаев считает, что казна Киргизстана ежегодно теряет более 160 миллионов долларов из-за серого китайского импорта, который в 2016 году составил 4,1 миллиард долларов США, что больше, чем экспорт Казахстана в Россию ($3,4 млрд.). Согласно премьер-министру Казахстана Сагинтаева, из-за китайской контрабанды Евразийский экономический союз потерял $2,68 млрд.

Однако «однозначно говорить о том, что проблема есть только в Кыргызстане, не совсем правильная постановка вопроса. И если посмотреть сопоставимые данные статистики Казахстана, там точно такая же ситуация. Например, если Китай показывает объем экспорта в Казахстан по итогам 2015 года на уровне 8,5 млрд долларов, то Казахстан показывал импорт около 5 млрд долларов» (Министр экономики Кыргызстана Артем Новиков). 

Экономист Шаршеев считает, что китайских контрабандных товаров через рынок Хоргос завозится в Казахстан больше, чем в Киргизстан. По его словам, если объем экспорта из Китая в Кыргызстан составляет ежегодно 4,2 млрд долларов, то экспорт Китая в Казахстан составляет 4,6 млрд долларов.

Какие существуют риски для Узбекистана при свободной торговле с соседними странами?

Сегодня Узбекистан обладает самой сильной обрабатывающей отраслью в регионе. И при свободной торговле с нашими соседями, узбекские производители однозначно выиграют от экспорта своих товаров, который, безусловно, очень важно стимулировать.

Однако, с другой стороны, свободная торговля с близкими соседями означает свободную торговлю и прямую конкуренцию с Китаем, которому Узбекистан проигрывает в ценовой конкуренции практически по всем производимым товарам. На данном этапе своего развития, открытая конкуренция с Китаем может вытеснить с рынка значительную часть местных производителей, что сделает производство готовой продукции в Узбекистане менее выгодным, чем его импорт из Китая, переместив эффект мультипликатора в эту страну.

Существуют несколько объективных причин, которые объясняют почему сегодня Узбекистан проигрывает в ценовой конкуренции Китаю:

- масштабы китайского производителя намного превышают масштабы наших производителей, что позволяет китайцам производить товары намного дешевле, чем узбекские производители.

- добывающие отрасли Китая контролируются государством, которое проводит дискриминационую политику, поставляя местным китайским производителям полезные ископаемые и их полуфабрикаты по цене ниже, чем на экспорт.

- являясь мировым лидером по количеству фабрик и заводов, Китай сегодня обладает развитой текстильной, угольной, черной металлургии, нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей, химической, фармацевтической, автомобильной, авиационной, космической, электронной промышленностями.

- значительные полезные ископаемые Китая разведаны, добыты и подвергаются глубокой переработке, что позволяет производить практически любые товары из местного сырья.

- большинство экспортных товаров Китай облагает по нулевой ставке НДС. Это означает, что государство возмещает китайскими экспортерами НДС, который был уплачен в процессе производства экспортных товаров. Это позволяет китайским производителям снизить себестоимость экспортируемых товаров.

- по мнению экспертов, имеются значительные интересы и силы, как в Средней Азии, так и в самом Китае, которые лоббируют поставку и легализацию серого импорта китайских товаров в Среднюю Азию.

Коммерческая целесообразность

Узбекистан сегодня не сможет на равных конкурировать с китайскими производителями, поскольку значительная часть сырья и комплектующих необходимых нашим производителям не производится в нашей стране, а импортируется из самого Китая, который продает эти товары на экспорт по цене выше, чем местным производителям. Более того, большая часть полезных ископаемых, которые по некоторым данным, имеются у нас в огромных масштабах, не разведана и не добыта из-за коммерческой нецелесообразности. Масштаб узбекской экономики недостаточно велик, чтобы разведка, добыча и глубокая переработка собственных полезных ископаемых стали экономически выгодными. Разведка, добыча и глубокая переработка этих ресурсов экономически невыгодны и для целей экспорта по нескольким причинам:

- объемы и запасы разведанных и добытых полезных ископаемых в других странах достаточны, чтобы удовлетворить текущий мировой спрос;

- крупные поставщики этих ресурсов осуществляют их поставку до рынков основных потребителей по низким ценам;

- спрос на эти ресурсы снижается из-за снижения мирового потребления;

- транспортные издержки для поставки этих ресурсов из Узбекистана до рынков основных потребителей высокие.

Все это означает, что экономика Узбекистан должна достигнуть определенного масштаба, чтобы уровень внутреннего спроса на определенные виды товаров вырос настолько, чтобы разведка, добыча и глубокая переработка собственных сырьевых ресурсов стали коммерчески целесообразным.

 Это так же означает, что сегодня Узбекистан интересен мировому бизнес сообществу не как поставщик сырьевых ресурсов, а как самый крупный платежеспособный потребитель в Средней Азии. Именно поэтому, многие страны будут, в первую очередь, будут стремиться продать нам свой товар, а не инвестировать в страну для его производства.  

Сильные стороны Узбекистана в Средней Азии

Открытый и свободный рынок – это роскошь, которые являются не причиной, а следствием экономического развития. Не все, что делают сильные страны, могут себе позволить слабые страны. Успешный «полет» возможен только при достижении определенной высоты.

Современные технологии позволят увеличить производительность экономики, а свободная торговля – увеличить товарооборот. Однако сегодня ни технологии, ни свободная торговля не могут являться гарантией экономического роста, поскольку рост потребления отстает от возможностей роста производства товаров и услуг, а платежеспособные рынки достаточно насыщены.

Сегодня технологий и передового мышления, знаний и опыта, прав и демократий, свободных и открытых рынков в мире намного больше, чем 40-50 лет тому назад. Однако рост многих экономик значительно уступает росту экономик во второй половине 20 века из-за низкого уровня мирового потребления. Все это превращает растущие платежеспособные рынки в объект пристального внимания, за которые борются мировые производители. И в этих условиях, сегодня Узбекистан больше привлекателен как рынок сбыта, чем рынок для инвестиций.  

Сильные страны могут проводить свободную торговлю, поскольку они способны производить товары лучшего качества по низким ценам, способны влиять на цены базовых ресурсов, имеют сильные позиции на внутреннем и внешних рынках, что ограничиваетдоступ слабых стран к этим рынкам. Свободная торговля, безусловно, способствует развитию и расширению взаимной торговли между странами. Но свободная торговля Узбекистана с соседними странами равносильна открытой конкуренции с Китаем, чьи позициии в регионе последовательно и грамотно укрепляются, вытесняя игроков с этого рынка.

Вместе с тем, подобная защита местного рынка не означает изоляцию страны от внешнего мира, поскольку страна нуждается в свободном экспорте товаров перерабатывающей отрасли и свободном импорте необходимого сырья, комплектующих и технологий.

Потребление является самым главным фактором илокомотивом развития экономики, поскольку создает спрос, рабочие места, доходы, налоги и дивиденды. Обладая самым крупным рынком потребления в Средней Азии, Узбекистан может максимально воспользоваться этим преимуществом для развития собственной экономики. Защищая свой рынок, Узбекистан может удержать эффект мультипликатора - доходы многочисленных предприятий, рабочие места, налоги и дивиденды - внутри страны.

Удовлетворение потребностей растущего рынка импортными товарами приводит к перемещению эффекта мультипликатора в другую страну, где создается экономический рост. Это приводит к снижению емкости собственного рынка, спроса на товары и услуги, собственного производства и экономических выгод от добычи и глубокой переработки собственных полезных ископаемых.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
03:09, 17 Сентябрь 2018

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ
Re:post в ваших смартфонах
Доступно в AppStore Доступно на PlayMarket
×