Узбекистан

21.02.2021 | 14:17

И приснился сон...

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой об иллюзии выбора.  

И приснился сон...

Жизнь и сновидения – страницы одной и той же книги.

Артур Шопенгауэр, немецкий философ. 

… И увидел город огромный, чистый, светлый и очень зелёный. Увидел из окна скоростного серебристого монорельса, на котором я мчался по городскому кольцу. Картины за окном мельтешили и лишь изредка – во время остановок – глаз выхватывал надпись «Ташкентская монорельсовая дорога имени 40-летия Независимости».

Легковых машин на дорогах было мало. Сновали лишь электробусы и легкорельсовый транспорт, в котором я узнал скоростной трамвай и метро. 

На следующей остановке я вышел. Решил ознакомиться с городом поближе: я понимал, что нахожусь в Ташкенте, но ни одно место не казалось мне знакомым. На остановке призывно светилось электронное табло со схемами маршрутов транспорта. Интересно, но надписи были дублированы на узбекском, турецком, азербайджанском, туркменском, казахском и кыргызском языках. Также высвечивались названия на русском и английском языках.

Сверху горели светодиодные рекламные вывески: «Ташкент – вечный город» и «Шесть стран — Одна нация». Ничего не понимая, я ткнул пальцем в первое попавшееся мне знакомое название «Labzak». Тут же загорелась надпись: «Время ожидания – 3 мин. 15 сек.» Всё ещё ничего не понимая, я начал лихорадочно думать о том, что может произойти через три минуты.  

- Приветствую вас. Такси вызывали? – раздался сзади приятый баритон. 

Вздрогнув от неожиданности, я обернулся и замер: на меня – с улыбкой! – смотрел робот-гуманоид! 

- Я.. я не… нее я… - язык перестал слушаться, в горле пересохло. 

- Вот ваш заказ, - с этими словами андроид показал мне какое-то устройство, на экране которого я узнал себя, нажимающего на кнопку табло.

- Эээ… Да, - немного приходя в себя смог выдавить я. – Только у меня такие деньги…

Я вытащил из кармана куртки пачку узбекских сумов. На механическом лице робота промелькнуло что-то вроде удивления и восхищения. Он осторожно, как драгоценность, вытащил из пачки чуть порванную тысячесумовую купюру и бережно поместил её в щель приёмного устройства, расположенного на «груди» андроида. Тут же зажглась надпись: «Оплата произведена. Точка назначения – Лабзак. Время в пути – 09 мин. 42 сек. Использование банкноты Центрального банка Республики Узбекистан образца 2001 года предоставляет право на пожизненную скидку в размере 30 процентов. К оплате – 1 000 сумов (4,9 долл.) Добро пожаловать». Из второй щели вылез чек, и робот жестом показал, что я должен забрать его.

Автоматически в голове защёлкал калькулятор и результат поразил меня: 200 сумов за один доллар! Почему сум так укрепился? Ведь последний курс доллара к суму, который я помнил, был 10 520. 

Дождавшись, когда я прочитаю надпись до конца, робот-гуманоид попросил следовать за ним. Еле передвигая задеревеневшими ногами, я попробовал извлечь хоть какую-нибудь информацию из чека. Мне удалось лишь разобрать надпись «Ташкент – вечный город Великого Турана». Ещё больше сбитый с толку, я машинально сел в такси и даже не заметил, как мы тронулись в путь. 

Свежий ветер, обдувая мой разгорячённый лоб, немного вернул мне способность к общению. 

- Послушай…те, дружище, - обратился я к водителю, - а что такое Великий Туран?

- Извините, но на темы государственного территориального устройства роботы не имеют права разговаривать. 

- А на какие темы вам можно разговаривать? – окончательно приходя в себя, спросил я.

- Роботы могут поддерживать разговор по вопросам «уят и духовность».

- Ааа, понятно... 

«Не так уж сильно и изменилось государство», - подумал я, а вслух произнёс:

- Дружище, останови…те где-нибудь возле чайханы. Если они остались. 

- Чайхана – чайная и столовая в Средней Азии, Азербайджане, Афганистане, Турции, Крыму и Иране. В среднеазиатской чайхане также можно плотно пообедать, в азербайджанской же подаётся только чай... 

Этот механический человек начал меня уже раздражать: 

- Чайхана есть или нет? Где едят, кушают, ням-ням делают?!

При этих словах мой желудок как-то нехорошо заурчал, напоминая, что время обеда давно прошло. «01дробь 001234 отвезёт дорого клиента в лучшую чайхану на Лабзаке. Мы там будем через 1 минуту 37 секунд», - невозмутимо произнёс робот.

Мне стало стыдно за свою несдержанность, и, чтобы как-то сгладить вину, я спросил:

- «01дробь 001234». Это твоё… ваше имя? 

- Да, уважаемый клиент.

- Красивое, - неуклюже похвалил я, - а как оставить отзыв о твое… вашей работе?

- Спасибо, мне очень приятно. В конце поездки загорится табло, и вы сможете оценить качество услуги по пятибалльной шкале. 

Вскоре мы остановились, и я уверенно нажал кнопку с цифрой «5». 

- Спасибо, уважаемый клиент. Мы всегда к вашим услугам.

Оказавшись на тротуаре, я уже ожидал увидеть чайхану в виде яйца или стеклянной пирамиды, но, каково же было моё удивление, когда я сразу узнал традиционный облик нашей чайханы. «Ассалому алайкум! Ишларингиз қандай?» - раздался откуда-то голос. Повернувшись на него, я увидел добродушного и полного чайханщика, напомнившего мне сувенирные скульптурки на Алайском базаре.

- Проходите, пожалуйста. Вижу, вы издалека приехали. Сейчас отдохнёте с дороги. 

- Ой, спасибо. Здравствуйте, мне бы перекусить…

- Спасибо потом говорить будете. Располагайтесь. Сначала чай попейте с миндалём. Ну, а потом, что душе будет угодно: плов, самса, шашлык, лагман, манты… Всё есть – всё съесть – Анвар-ака доволен, - засмеялся чайханщик. – Меня Анвар-ака зовут.

- Анвар-ака, а я своего имени не помню. Ничего не помню… Поэтому у меня масса вопросов накопилось. Помогите, пожалуйста, разобраться…

- Перво-наперво поешьте, а разговор потом будет. На голодный желудок разговор - не разговор. «Минг «сизу биздан», бир «жизу-биз» яхши» («Чем тысячу раз говорить «вы да я», лучше один раз пожарить мясо «жиз и биз»), - улыбнулся Анвар-ака. – А поговорить успеем: день длинный…

…Часа через два я, разомлевший от плотной еды, неспешно пил чай. Видимо, Анвар-ака понял, что ночевать мне негде и устроил мне постель прямо на топчане. 

Когда ушли последние посетители чайханы, Анвар-ака заварил большой чайник и подсел ко мне. 

- Что хотели спросить? Спрашивайте, - серьёзность его тона поразила меня.  

Я, как на духу, выложил свою историю. Рассказал, что прибыл из 2021 года и ничего не понимаю: почему преобразился так Ташкент, откуда такая техника, что произошло со страной и при чём Великий Туран…

- Подождите, уважаемый. Не всё сразу. 2021 год говорите? – мужчина поправил усы. – Помню это время. Хорошо помню. Реформы тогда шли, много денег занимали за границей, много золота продавали, но отдача маленькая была. Коррупция была, чиновники совсем совесть потеряли, народ беднел. Газа и электричества не хватало. Мою чайхану тогда от газа отключили: кое-как с дровами и углём продержался. Да, помните ещё эта эпидемия была: много тогда народа пострадало… Мдаа…

Тогда – в год 30-летия Независимости – решили власти мемориал построить в столице на бульваре «Голубые купола». Общественность против была, подписи собирали, другие места предлагали. Власть не слушала: «Мемориалу здесь быть!» Техники нагнали прорву целую. Место мемориала забором трёхметровым отгородили. Весна была, всё цвело. И вдруг разразилась весенняя гроза! Ооо! Такой грозы даже аксакалы не помнят. Молнии били одна за другой, гром оглушал, сигнализации всех машин пищали…

Анвар-ака замолчал, как будто уносясь в ту весеннюю природную стихию. Молча подлил чаю и стал наблюдать за плавающими чаинками в пиале. Я понимал, что сейчас его нельзя тревожить.

Внезапно мужчина положил пиалу на столик и посмотрел мне в глаза. В его черных зрачках играли чертенята. 

- Самое интересное, что гроза не сломала ни одно дерево, но… - тут Анвар-ака сделал выразительную паузу, - вся техника на бульваре «Голубые купола» оказалась сломанной: оплавились системы зажигания, головки цилиндров, диски... Ещё более интересное случилось на третий день после грозы, когда искорёженную технику вывезли из сквера.

Аккурат в том месте, где должен был стоять монумент 30-летия Независимости, забил родник. Да не простой. Чайная ложка воды из него при ежедневном приёме в течение недели поднимал иммунитет человека настолько, что организм сам побеждал вирусы и бактерии. Для уничтожения Ковида достаточно было пить воду 5 дней. Практически все болезни и инфекции исчезали при приёме этой воды. От самых опасных заболеваний больные выздоравливали при употреблении воды в течение 40 дней.

Учёные до сих пор не могут объяснить из каких водоносных горизонтов берёт начало источник. Состав определили: ничего особенного. Обычная ключевая вода. Но по своему действию - она одна такая на всей Земле!

Наше государство объявило родник общенациональным богатством и начало разливать воду во флаконы. Только за первый год было продано за границу 150 млн штук по цене 140 долларов за флакон. Выручка превысила расходную часть тогдашнего бюджета в 1,5 раза. Выпуск «Ташкентской воды» увеличивался из года в год. Сейчас годовой объем производства составляет 500 млн флаконов из них 50 млн остаётся для бесплатного использования гражданами страны. 

Президент решил, что половина экспортной выручки от продажи чудесной воды будет перечисляться на лицевые счета каждого гражданина страны. Удивительно, но после этого решения дебет воды в роднике увеличился в 1,5 раза. Впоследствии, мы не раз убеждались в том, что чудесный родник регулирует деятельность государства и общества. Вот восстановили на бульваре французский парк, узбекский сад «Чор-бог», русский и японский сады и родник стал давать более мощную струю. Срубили в городе дерево и поток воды уменьшился. Посадили вместо срубленного дерева 100 деревьев и опять прибывает объем воды. Воистину, бульвар – это душа города. Живая душа.

Страна стала самой популярной в мире. Оздоровительный туризм охватил 35 млн зарубежных гостей в год и это реальные туристы, а не те люди, которые просто пересекли границу. Жизнь стала налаживаться, сум стал бешено укрепляться, появились новые производства с хорошими зарплатами, учителям и врачам стали платить по тысяче долларов в месяц, все трудовые мигранты вернулись домой, на стройки повалили рабочие из Турции, инвесторы толпами пошли, наша армия стала самой современной и сильной в регионе… Сильнее турецких вооружённых сил. 

В соседних странах вдруг вспомнили, что тюрки – одна семья. Про Великий Туран вспомнили. Там прошли референдумы по изменению национальных конституций, народы обратились к народу Узбекистана с просьбой принять их в состав Великого Турана. 

Сначала решили посмотреть на источник, что он скажет. Приняли первым Казахстан – и увеличил ручей свой поток. «Ну, значит так тому и быть», - подумали мы и созвали общетюркский курултай, на котором и было создано объединение Турции, Азербайджана, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Туркменистана – Великий Туран – со столицей в Ташкенте. Институт президенства был упразднён: султанатом стал править султан, в других государствах – эмиры. 

- А это же феодализм? – не выдержал я. 

- А лучше, если будет феодализм в капиталистической обёртке? – вопросом на вопрос ответил Анвар-ака. – Ведь у нас фактически и был феодализм. Декларировалось, что «земля, её недра, воды, растительный и животный мир и другие природные ресурсы являются общенациональным богатством», но на самом деле всё решали чиновники. Мнение граждан никого не интересовало и ничего не решало. Был раздут административный штат, права собственников не защищались. Кому нужны были карманные партии, депутаты и сенаторы, не соблюдающие интересы народа? Все эти комитеты, министерства, агентства, центры и ведомства, лишь имитирующие деятельность. Судьи, смотрящие на указания чиновников и богачей. Профсоюзы, не интересующиеся положением трудящихся. Учёные, утверждающие, что на полдоллара в день человек сможет прожить.

Внезапно остановившись, мужчина улыбнулся и спросил: «А почему не спрашиваете, как и где мы разместили производство розлива ташкентской воды? Ведь это целый завод!»

- Действительно, где, Анвар-ака? Ведь не могли же завод разместить на бульваре. 

- Ха-ха-ха, - залился смехом чайханщик. – Я уже говорил, что сам родник показывает правильно или нет, мы поступаем. Сначала воду родника хотели перебросить трубами на место бывшего Туркменского рынка и там организовать розлив, но это направление роднику не понравилось: воды стало заметно меньше. Так испробовали все варианты и оказалось, что родник хочет, чтобы его перенаправили в сторону площади Мустакиллик. Там и был организован завод.

- Завод на площади Независимости? Он же наверняка не вписывается в архитектурный ансамбль.

- Ещё как вписался! После введения правления султана резко – на 80 процентов – были сокращены все чиновники и ведомства. Зачем держать армию бюрократов, когда верное решение может подсказать родник. Вот в опустевших зданиях Кабинета Министров и где Минфин размещался и был организован выпуск ташкентской воды во флаконах. Кстати, и фонтан на площади восстановили в прежнем виде – тоже родник подсказал...

То ли от избытка полученной информации, то ли от плотного ужина, но неожиданно я заснул. Только помню, как Анвар-ака укрыл меня одеялом…

Проснулся я от яркого весеннего солнца, которое светило прямо в глаза. Проснулся в своей спальне с незадёрнутыми шторами. Монорельс, робот-андроид, Анвар-ака, чудесный ручей… «Это был сон? Но какой реальный сон», - пронеслось в голове. Но тут мой взгляд упал на прикроватную тумбочку. Вернее, на коробочку, которая находилась на ней. Раньше её там не было.

В солнечных лучах на золотистой упаковке ясно читались надписи «Чудесная вода Ташкента», «Для приёма внутрь», «20 флаконов по 5 мл», «Стерильно» и «Шесть стран — Одна нация»…

Больше новостей в Телеграм-канале Подписаться

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости