Узбекистан

06.08.2020 | 14:57

Остаться в живых 

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой выдвигает предположение о сроках окончания эпидемии коронавируса в Узбекистане.

Остаться в живых 

— Положение серьёзное, но отнюдь не безнадёжное, — отозвался Бегемот, — больше того: я вполне уверен в конечной победе. Стоит хорошенько проанализировать положение.

Михаил Булгаков, роман «Мастер и Маргарита».

Поставить на ключевые места правильных людей намного важнее, чем разрабатывать стратегию.

Джек Уэлч, американский бизнесмен и писатель. 

По состоянию на 5 августа 2020 года в Узбекистане было зарегистрировано 27 793 случая заражения коронавирусной инфекцией. Выздоровело 18 783 человека. Умерло от COVID-19 – 171 человек.

Синофобии – стоп!

Коронавирусная инфекция продолжает распространяться по миру. Первый удар приняли на себе жители Уханя, затем – другие города Китая, а позже всё это вылилось в глобальную катастрофу.

С распространением COVID-19 распространяется и дискриминация жителей Поднебесной. И не только их. Многие – вполне образованные люди – стали считать китайцев за источник всех бед. «Жрут всё подряд, вот и вирусы появляются», - такое мнение приходилось слышать автору не один раз. 

По мере охватывания коронавирусной инфекцией всё больше стран, стала процветать синофобия [неприязнь, ненависть и презрение к Китаю, китайцам и всему китайскому – прим. авт.] Все китайцы стали восприниматься как зачумлённые. Набирали популярность призывы полностью отгородиться от них. Многие туристы из Азии стали носить значки с надписью «Мы не из КНР, мы из Тайваня (Вьетнама, Кореи, Сингапура…)», чтобы не стать жертвой дискриминации китайцев.

Коронавирусная инфекция вскоре обнаружилась в Италии, Испании, Германии, скандинавских странах, США… И тут передовые страны Запада с удивлением обнаружили, что Китай проводит эффективную борьбу с коронавирусом. В январе Китай ввёл карантин для всей провинции Хубэй (население 65 млн человек) и начал строительство полевых госпиталей (срок возведения 10 дней для госпиталя на 1 000 мест). 

10 марта председатель КНР Си Цзиньпин посетил эпицентр вспышки коронавируса, показав тем самым, что худшее уже позади. Запад поспешил обвинить китайское руководство в применении недемократических мер и установлении диктатуры.

И что мы видим в этот же день в Европе? Власти Италии объявили о введении с 10 марта национального карантина по коронавирусу и режима чрезвычайной ситуации. Италия предприняла самые жёсткие в Европе меры, посадив на карантин всю страну с населением в 60 млн человек. Закрыты все магазины, кроме супермаркетов и аптек. Все общественные мероприятия запрещены, людям рекомендуют не выходить без надобности из дома. Школы и университеты не работают, а каждый, кто решил отправиться в поездку, обязан предоставить документ, объясняющий такую необходимость.

«В действительности диктатура уже установилась, и в роли тирана выступает вирус, который отменил рукопожатия и поцелуи, ужины с друзьями, выпивки, концерты, Ла-Скалу», - написал итальянский доктор Буриани.

29 июля итальянский парламент дал разрешение на продление режима чрезвычайной ситуации в стране до 15 октября в связи с пандемией коронавируса COVID-19. Режим чрезвычайной ситуации должен был закончиться 31 июля. Этот режим, в первую очередь, позволяет итальянскому правительству ускорить принятие решений при таких бедствиях, как землетрясения, наводнения, эпидемии и другие катастрофы, ограничивать некоторые гражданские свободы и права.

То есть, оперативность и масштабы реагирования власти на угрозу COVID-19 не зависят от демократичности страны или авторитарности режима. Старший советник главы ВОЗ, доктор Брюс Эйлворд, руководивший расследованием обстоятельств возникновения эпидемии в провинции Хубэй, считает, что мир ещё не выучил китайский урок.

«В Китае мы обнаружили, что всё дело в скорости. Респираторное заболевание, по крайней мере такое, можно взять под контроль, если очень-очень быстро выявить заражённых, изолировать их, выявить их контакты и тоже изолировать, - рассказал Брюс Эйлворд Би-би-си. - Население должно понять, с чем мы имеем дело. Они должны осознать серьёзность ситуации и сотрудничать с властями в выполнении этих мер».

Доктор Эйлворд также сообщил, какое сильное впечатление произвели на него коллективные усилия, добровольно предпринятые простыми китайцами перед лицом угрозы: «Люди не боялись правительства! Люди боялись вируса и последствий, если они не смогут предпринять должных совместных усилий. Власти сыграли ключевую роль в целеуказании, однако усилия по-настоящему были общими».

Можно ли считать китайский опыт борьбы с коронавирусом успешным? Несомненно. Но есть и издержки. Некоторые жёсткие меры, предпринятые Китаем, создали вторичные проблемы, такие как перегруженность системы здравоохранения в Ухане, что привело в росту уровня смертности в городе.

Перегруженность системы здравоохранения наблюдается и в Узбекистане. Это нехватка мест в клиниках и больницах, оборудования и медикаментов, медицинского персонала и вопросы ускоренного перепрофилирования врачей, неудовлетворительная работа скорой медицинской помощи. Уже можно сделать первые выводы о том, какой стратегии придерживался Узбекистан в борьбе с коронавирусной инфекцией.

Диктатура или либерализм?

В мире наблюдалось три основные стратегии борьбы с COVID-19: авторитарная, либеральная и смешанная (термины условны).

В классическую авторитарную систему борьбы с коронавирусом вписываются действия властей Южной Кореи. Государство очень оперативно ввело ограничения. Были разработаны и начали применяться комплексные системы мониторинга вируса (тестирование и отслеживание контактов). Жёсткой изоляции подверглись очаги заражения. Именно такие ранние меры помогли Южной Корее удержать количество случаев заражения коронавирусом.

Глава ВОЗ Тедрос Гебрейесус крайне положительно отозвался о стратегии, которую применила Южная Корея и советовал странам адаптировать опыт этой страны. Однако, The New York Times в своей статье отмечала, что следовать южнокорейской стратегии сложно из-за трёх препятствий: высокого уровня политической и общественной воли в стране, а также упущенного времени для других государств, чтобы успеть внедрить такие же эффективные меры.

К авторитарной стратегии безусловно можно отнести действие китайских властей. Китай тоже добился успехов, применяя данную стратегию. Однако, введение и поддержание карантинных ограничений в провинции Хубей потребовали значительных сил и ресурсов. Поэтому этот опыт может быть малоэффективен для стран со слабыми экономиками. 

Китайское руководство сознательно выбрало принцип «люди важнее денег» и решительно заблокировала хозяйственную деятельность в стране. Принятые меры по борьбе с эпидемией стоили Китаю около 5 процентов его ВВП (более 700 млрд долларов). Выбранная КНР стратегия оправдала себя: по числу погибших от коронавируса Китай сегодня находится на 26-м месте в мире, а по числу заражённых – на 29-м. 

Если вы думаете, что такое возможно лишь в азиатских странах, то ошибаетесь: подобные мероприятия были введены и продолжают своё действие и в европейских странах, например, в Италии.

Яркий пример либерального подхода в борьбе с COVID-19 – это Швеция. Это скандинавское государство попыталось найти свой собственный рецепт борьбы с коронавирусом. Школы для детей до 16 лет оставались открытыми, не были закрыты кафе, бары, рестораны и большинство предприятий. Ношение масок было рекомендовано только для медицинского персонала. Было решено не ограничивать экономическую деятельность, а лишь запретить проведение массовых мероприятий.

Такой подход был основан на надеждах приобрести коллективный иммунитет. Шведское правительство решило преодолеть кризис с наименьшими потерями в экономике. Государство приняло обязательство по защите лишь уязвимых слоёв населения, например, пожилых или больных людей.

Но ближе к концу весны в Швеции начался всплеск заболеваемости коронавирусом, который вынудил власть признать свои ошибки. Сейчас ситуация гораздо лучше, но руководство страны призывает шведов работать из дома до 2021 года. В результате стало понятно, что попытка Стокгольма побороть вирус, сохранив при этом экономику, оказалась - как минимум - не слишком эффективной. Отрицающая необходимость карантина Швеция уже обогнала Китай по числу погибших и скоро догонит его по числу заражённых.

Грубо говоря, при авторитарной стратегии борьбы с COVID-19 на первый план выходит задача сохранения жизней и здоровья своих граждан. При либеральной стратегии – на первый план выходят соблюдение гражданских прав населения и интересов предпринимателей.

Третья стратегия носит черты первых двух – авторитарной и либеральной. Смешанная стратегия предполагает, что власть, пропустив момент оперативной изоляции очагов заражения, столкнулась с быстрым ростом случаев коронавируса. В результате, правительства вынуждены были ввести карантинные мероприятия и социальное дистанцирование. Это делалось, чтобы не допустить перегрузки национальных систем здравоохранения. В то же время, некоторые отрасли экономики продолжали функционировать. Примером, может служить Германия.

У неё получилось и ввести ограничительные меры среди населения, и не допустить коллапса экономики. Процентное соотношение смертельных случаев среди больных коронавирусом здесь намного ниже, чем в соседних странах. The New York Times писала, что причинами такого успеха стали массовое тестирование и достаточное количество мест в больницах [8,3 койки на каждую тысячу человек в Германии. Для сравнения в Узбекистане этот показатель составляет 4,6 койки на каждую тысячу человек – прим. авт.]

Но это скорее исключение из правила. Многим странам, применившим эту стратегию, не удалось повторить такого успеха. Стремление государства сохранить экономическую деятельность вело к росту количества заражённых и увеличению давления на систему здравоохранения. Введение же избыточных ограничительных мероприятий влекло замораживание экономической деятельности. 

Такие страны пытаются найти оптимальное решение для сохранения баланса между системой здравоохранения и экономикой, развивая при этом возможности мониторинга вируса и ожидая разработки вакцины или эффективного лечения.

Какая же стратегия была использована у нас? Это микс авторитарной и смешанной стратегий.

«Среди политиков преобладают тактики. Не до стратегии, когда всё время - выборы, довыборы, перевыборы, подсиживания, интриги, конкуренция…»(Аркадий Давидович, русский писатель, художник)

Между авторитарной и смешанной стратегиями не так уж и много различий. Обе стратегии требуют введения затратных мер. Авторитарная стратегия оперативно и жёстко подавляет очаги распространения инфекции до той стадии, когда скорость появления новых случаев становится низкой. Имеют место отдельные случаи появления COVID-19, но и к ним применяется метод жёсткой изоляции возникшего очага заражения. 

Смешанная стратегия стремится минимизировать экономический ущерб и одновременно контролировать скорость роста эпидемии. Новые заболевшие появляются, но при этом их рост сдерживается с целью не допустить значительной перегрузки системы здравоохранения. 

Помогло ли использование такой стратегии в нашей стране? Была ли она оправдана? Первоначально она принесла положительные результаты. С 14 апреля наметилось сокращение числа заболевших. 

Трудно сказать, было ли это реальным снижением числа заболевших COVID-19, или это было вызвано уменьшением количества тестирования. Во всяком случае, с 25 апреля в стране было разрешено возобновить деятельность субъектов предпринимательства.

С 19 мая 2020 года наметилась тревожная тенденция: число заболевших стало стабильно расти. Вначале ненамного. Но это не встревожило никого, и с 8 июня в «жёлтых» и «зелёных» зонах возобновилось движение автобусов по городским (районным) и пригородным маршрутам.

Ослабление режима карантина, повышение мобильности населения и скученность людей в салонах автобусов неизбежно привели к росту заболевших коронавирусом. Однако, как сообщает Forbes со ссылкой на New York Times, «движение общественного транспорта может быть более безопасным, чем предполагалось». Страны, которые смогли замедлить пандемию коронавируса, не обнаружили значительной связи распространения болезни с общественным транспортом. После проведения опроса транспортных агентств Нью-Йорк Таймс пришла к выводу, что метро, междугородный железнодорожный транспорт и автобусы не могут быть важным источником распространения вируса. При этом пассажиры должны быть в масках, а транспорт не должен заполняться, как это бывает обычно. 

В ходе проверки контакта заражённых коронавирусом в Париже было установлено, что ни одна из 386 групп заражённых, обнаруженных в середине мая—июле, не была связана с общественным транспортом. Аналогичное исследование было проведено в апреле и мае в Австрии, где также не было обнаружено связи заболевания COVID-19 с работой общественного транспорта. Власти Токио «агрессивно отслеживали» вирусные кластеры и не нашли какую-либо связь с городской железнодорожной системой города, где полно людей. Также директор Центра инфекционных заболеваний в Гонконге Дэвид Хуэй заявил, что распространение коронавируса в Гонконге не связано с общественным транспортом.

У нас же – при ослаблении карантинных мероприятий - не было запущено метро, и всю нагрузку, особенно в утренние и вечерние часы, приняли автобусы, которые, как обычно, в часы «пик» забивались пассажирами. 

С 10 июля в стране вновь усиливаются карантинные требования. «Практически все специализированные медицинские учреждения были заполнены больными коронавирусом, – отметил Шавкат Мирзиёев 20 июля на видеоселекторном совещании. – В результате пациенты с хроническими заболеваниями почти лишены квалифицированной медицинской помощи».

Президент отметил, что число людей, заражённых коронавирусом, может увеличиться. В связи с этим поставлена задача увеличить количество койко-мест для лечения пациентов с этим заболеванием, как минимум, в два-три раза, используя общежития вузов, крытые спортивные площадки и другие здания большой вместимости.

Не стоит перечислять все те бреши в системе здравоохранения, которые выявила эпидемия коронавируса. Они прекрасно известны всем. На отметке 400 заболевших за сутки стала проявляться неготовность национальной системы здравоохранения к приёму и лечению такого количества больных.  При 600 заболевших за сутки начали наблюдаться признаки её коллапса. 

Просто удивляет отношение и реакция чиновников на ситуацию с коронавирусом. Вначале мы слышим заявления, что Узбекистан полностью готов к появлению коронавируса. Затем наблюдаем обсуждение известного врача-эпидемиолога, заместителя генерального директора по науке Международного института вакцин при ООН Михаила Фаворова с министром здравоохранения республики Алишером Шадмановым о эффективном влиянии травы исрык на коронавирусную инфекцию. 

10 марта министр здравоохранения Алишер Шадманов признал правильными слова Госсекретаря США Майка Помпео о неготовности здравоохранения Узбекистана противостоять масштабной вспышке коронавируса, а 7 мая эксперт штаба по борьбе с коронавирусом при Министерстве здравоохранения Хабибулла Акилов заявил, что «Узбекистан был готов к появлению коронавирусной инфекции». Далее мы наблюдаем постоянно меняющиеся рекомендации специалистов о способах лечения COVID-19. 

Главный научный сотрудник НИИ вирусологии, профессор-эпидемиолог Хайрулла Мустафаев рассказал 26 мая: «Заметьте, температура воздуха уже близится к стабильно высокой отметке. Ожидается жара. В таких условиях вирус не может развиваться. Ему нужна оптимальная температура от 5 до 8 градусов выше нуля и влажность не менее 60 процентов. У нас же таких условий нет». Условий нет, а вспышка коронавируса – есть.

30 июля вице-премьер Азиз Абдухакимов говорит: «Сейчас необходимо создание чётких, понятных и простых протоколов лечения для всех категорий больных. Это в первую очередь касается тех, у кого болезнь протекает в лёгкой или средней форме тяжести». Прошло свыше 4,5 месяцев, а высокопоставленный чиновник все ещё говорит о создании «чётких, понятных и простых протоколов лечения».

Не случайно консорциум коммерческих и некоммерческих организаций Deep Knowledge Group, проанализировав 130 качественных и количественных параметров и 11 400 показателей в категориях эффективности карантина, мониторинга и обнаружения заражённых, мощи системы здравоохранения и эффективности правительства, разместил Узбекистан на 121 место в списке из 200 стран. Из соседних стран Казахстан занял 71 место, Кыргызстан – 108, Таджикистан – 124 и Туркменистан – 131.

В первую пятёрку рейтинга вошли Швейцария, Германия, Израиль, Сингапур и Япония. Последние места достались Либерии, Афганистану, Чаду, Мали, Руанде и Южному Судану.

Карантин: выйти некуда, кроме как из себя

Второй жёсткий карантин, введённый в нашей стране, преследовал одну цель – не допустить перегрузки медицинской инфраструктуры. Понятно, что сохранение многомесячного карантина приведёт к тому, что люди перестанут добровольно ему подчиняться (такое уже наблюдается в настоящее время).

В эпидемиологии принцип смягчения удара по системе медицинской помощи является общепризнанным. Его наглядно иллюстрирует простая картинка с двумя вариантами развития эпидемии фактически любого заболевания: без сдерживающих мер и с их активным применением.

В первом случае скорость распространения инфекции может быть настолько быстрой, что очень скоро число заболевших, нуждающихся в медицинской помощи, превышает имеющиеся ресурсы медицины, которые нельзя быстро увеличить. Если же распространение инфекции удаётся существенно замедлить за счёт активных сдерживающих мер, то эпидемия при этом по-прежнему продолжает распространяться, но появление новых тяжёлых пациентов «размазывается» во времени. В результате ограниченных медицинских ресурсов оказывается вполне достаточно для оказания помощи. 

В Узбекистане был применён «усовершенствованный» второй метод: введение жёсткого карантина и одновременное сохранение производства в некоторых отраслях. На 1 марта в Узбекистане функционировало 72 524 промышленных предприятия. Из них 16 670 (почти 23 процента) с началом строгих карантинных ограничений временно приостановили деятельность, сообщила пресс-служба Министерства экономического развития и сокращения бедности. К чему привела такая стратегия? К тому, что после ослабления карантина начало резко увеличиваться количество заболевших COVID-19. 

Будет ли продлеваться второй жёсткий карантин после 15 августа? Думается, что нет. Купировать очаги коронавируса нужно было раньше. И подтверждает это положительный опыт Китая, Южной Кореи, Новой Зеландии, Японии и Тайваня. В настоящее время очаги заражения в Узбекистане присутствуют везде.

Власть вынуждена будет пойти на ослабление карантина. Невозможно удерживать граждан в режиме самоизоляции длительное время. Невозможно не учитывать проблему лишения или сокращения доходов в большинстве домохозяйств. Невозможно не видеть, как умирает малый и средний бизнес. Невозможно игнорировать начавшиеся процессы деградации национальной экономики. 

После ослабления карантина число заражённых увеличится. Это неизбежно. Поэтому совершенно не было необходимости вводить второй жёсткий карантин. Нужно было, наоборот, постепенно ослаблять его требования. И одновременно готовить медицинские ресурсы к приёму заражённых в количестве 1000-1200 больных в сутки. К такому сценарию нужно готовиться и сейчас.

«Система здравоохранения готова к потенциальному росту числа больных в случае смягчения карантинных мер», - заявил 3 августа член штаба по борьбе с коронавирусом, профессор Хабибулла Акилов. После заявлений о готовности медицинской инфраструктуры к коронавирусу и последовавшими после этого неразберихи и коллапса медицинского обслуживания, в такие заявления верится с трудом.

Национальная экономика не так сильна и не обладает способностью длительно находиться в состоянии карантинных ограничений. Но приобретённый опыт, возможно, позволит отечественной системе здравоохранения справиться с потоком 1000-1200 заражённых в сутки в течение 10-12 дней. Неужели это возможно? Ведь мы видели, как при 400 заражённых в сутки началась перегрузка медицинской системы, при 600 – начался её коллапс. 

Да, это возможно. Министр иностранных дел Тайваня заявил: «Если кто-нибудь спросит меня об особенностях тайваньской модели борьбы с Covid-19, то я скажу, что наиболее важными факторами являются прозрачность и честность». 

Прозрачность и честность… Крайне дефицитные явления в нашей жизни…

По данным Узстата наблюдается снижение доли умерших от болезней органов дыхания (с 5,5 процента в I квартале 2020 года до 3,8 процента во II квартале), инфекционных и паразитарных болезней (соответственно, с 1,4 до 1,3 процента). При этом удельный вес умерших от других болезней резко увеличился: с 12,3 процента в I квартале 2020 года до 18,9 процента во II квартале). В какую группу относят умерших от коронавирусной инфекции - непонятно.

Впрочем, количество умерших от COVID-19 незначительно по сравнению с другими причинами смерти. Согласно данным Министерства здравоохранения в апреле-июне от коронавирусной инфекции скончалось 24 человека. Для сравнения: за этот период умерло 1,9 тысячи человек от болезней органов пищеварения, 2 тысячи – от несчастных случаев, отравлений и травм, 3,6 тысячи – от новообразований и 20,7 тысячи – от болезней системы кровообращения.

«В силу специфики нашей политики любая аналитика носит антигосударственный характер» (Анатолий Чубайс, советский и российский политический деятель, экономист)

Стало известно, когда в Узбекистане начнётся вторая волна коронавируса. Об этом сообщил член штаба по борьбе с коронавирусом, профессор Хабибулла Акилов: «Вторая волна начнётся после того, как закончится первая. Конец первой волны настанет тогда, когда последний пациент в республике будет выписан из клиники. Если после какого-то определённого промежутка будут вновь выявлены новые заражения, то это и будет началом второй волны».

«Вторая волна — это когда люди второй раз подпадают под опасность быть заражёнными. Ни у нас, нигде в мире такого практически нет», — пояснил мэр Москвы Сергей Собянин. 

Употребление формулировки «вторая волна» в отношении распространения инфекции – это «вульгаризация» эпидемиологии как науки, считает академик РАН, бывший главный санитарный врач РФ, первый зампред комитета Госдумы РФ по образованию и науке Геннадий Онищенко. «Волн нет. Есть эпидемический подъем заболеваемости, пандемический подъем заболеваемости, есть единичные случаи тех или иных инфекций», - разъяснил Онищенко.

Единого научного определения пандемии не существует, и понятие «волна» трактуют произвольно, заявил Би-би-си специалист по математическому моделированию инфекционных заболеваний Уорикского университета (Англия) Майк Тилдесли. По его словам, учёные не всегда считают взлёты и падения числа заболевших волнами. Иногда это просто неровности одной, первой волны — именно такая ситуация сейчас в США, говорит Тилдесли.

Такая же ситуация и в Узбекистане. Идёт всё та же первая волна. Трактовка, данная в распоряжении Кабинета Министров от 15 июля № 329-Ф, о второй волне распространения коронавируса - ошибочна. Это, кстати, свидетельствует о неудовлетворительном уровне аналитической работы в органах власти.

То, что чиновники, видимо, посчитали 167 заражений 14 апреля в качестве пика, на самом деле является одной из трендовых волн первого цикла. Вторая волна у нас ещё не наступила. И не надо ждать, что число заражённых коронавирусом снизиться до нуля. Такого не произойдёт. Во всяком случае до тех пор, пока не будет массово произведена вакцинация населения.

Но всё не так плохо. Сейчас мы проходим пик заболеваний коронавирусной инфекцией. На графике чётко видно, что 30 июля произошло превышение суточного числа выздоровевших над количеством заболевших за те же сутки. И эта тенденция сохраняется [здесь и далее автор использует статистику Министерства здравоохранения. Предполагается, что данные точны и не были подвержены различного рода корректировкам – прим. авт.]

Попробуем понять, что нас ждёт дальше. Понятно, что 15 августа режим карантина будет ослаблен. Понятно, что коронавирус никуда не делся и не денется. Понятно, что нам ещё предстоит увидеть цифры в 700 и более заражённых в день. Понятно, что с восстановлением социальной активности риск заражения будет максимальным. Понятно, что ещё много людей, к сожалению, умрёт.

Для моделирования дальнейшего развития ситуации с коронавирусом были использованы данные о статистике заболевших COVID-19 в странах, предпринимавших меры, подобные нашим карантинным мероприятиям, а также волновая теория Эллиота и уровни Фибоначчи. Да, это те самые теории, которые прекрасно знакомы трейдерам. Но они, в первую очередь, описывают самые разные пропорции в природе: от определения кривизны раковин улиток до исследования Вселенной.

Да, пик мы проходим сейчас. Затем наступит сокращение числа заболевших, а с 30 августа ожидается увеличение числа заражённых (последствия ослабления карантина). Рост будет продолжаться до середины декабря (сезонный всплеск заболеваний наложится на распространение коронавируса), а затем наступит «плато» до середины января 2021 года. Весной 2021 года, возможно, может начаться массовая прививка вакцины от коронавируса. В этом случае будет наблюдаться видимое уменьшение числа заболевших COVID-19 к концу 2021 года до 35 случаев в сутки.

В случае отсутствия массовой вакцинации от коронавирусной инфекции или, если вакцина будет неэффективна, то количество заболевших с июля 2021 года останется длительное время примерно на одном уровне – 300 заболевших в сутки. При этом сохраняется угроза второй волны COVID-19.

Поэтому ни в коем случае не надо расслабляться. Да, надоело. Да, хочется нормальной жизни без оглядки на этот коронавирус. Да, хочется дышать полной грудью и видеть лица людей без маски. Много чего хочется… Но давайте прислушаемся к совету знаменитого американского писателя Марка Твена: «Единственный способ сохранить здоровье — это есть то, чего не хочешь, пить то, чего не любишь, и делать то, что не нравится». 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ