• $ 9590.10
  • 10364.98
  • 124.40
  • 🦠 COVID-19 в Узбекистане
  • 624 случая
  • 38 вылечились
  • 3 скончались
МНЕНИЯ
11:00, 18 марта

Музыка в Узбекистане: тогда и сейчас

Руслан Салиев рассуждает о музыкальных хитах прошлого и настоящего.

Конец 90-х–начало нулевых. Я в группе Shark Attack. Наш второй альбом, вышедший на аудиокассетах, раскупается молниеносно. При этом, у нас ни одного клипа, основная ротация – это радиостанции, а промоушеном в медиа является несколько статей в местной прессе. 20 лет назад мы собрали около 3 000 человек под открытым небом, проведя первый в истории Узбекистана хип-хоп фестиваль. В нем приняли участие десятки андеграунд-рэперов и брейк-танцоров. Спустя годы можно по-разному относиться к качеству музыки, которую создавала Shark Attack, сегодня она кажется наивной, но факт влияния на молодежь мы ощущали повсеместно. У нас было много фэнов и скептических недоброжелателей, одно остается очевидным: спустя столько лет, я до сих пор нередко получаю благодарность от людей за музыкальное присутствие в их детстве или юности.

При этом, если говорить о коммерческом массовом успехе, то, к примеру, DADO заполонили все вокруг себя, их известность зашкаливала за допустимые пределы. Они звучали везде. На выпускных и в задрипанных кафе, в «шестерке» Лёхи с Лисунова и в дорогих «кожаных» кабинетах бизнесменов. А Sahar? Такие узбекские Eagles с их Hotel California, песней «Ёмгир», которую ребята успешно эксплуатируют много лет. Любимая миллионами Севара Назархан, которая неподражаемой магией и талантом покорила сердца страны, тот же DJ Piligrim, едва справлявшийся с пиком своей популярности, прекрасного качества girls-band A’lo, UK-83, под чью песню «Без тебя» синхронно плакали тысячи неискушенных девчонок, легендарные Setora, выдающийся Руслан Шарипов, бессмертные «Болалар» – этот список можно продолжать бесконечно. Неважно, каковы были твои предпочтения, каждый в стране знал имена артистов того времени.

90-е и нулевые были эпохой творчества, креатива и жадных экспериментов в музыке. К закату двухтысячных всё изменилось. Шоу-бизнес превратился в самсахону. Часто слышу: «Что происходит с популярной музыкой в Узбекистане сегодня и почему нет новых ярких имен?». Ответов на этот вопрос несколько: первый и самый очевидный – мы сами. Аудитория, потребляющая локальный контент, сильно изменилась по сравнению с той, что доминировала в то время.

Второе: сегодняшняя искушенность потенциальных слушателей артистов 90-х и нулевых. Если раньше, количество доступного контента было минимальным, а усилия по его приобретению максимальными – сегодня всё искусство мира появляется на мониторе твоего лэптопа в два клика.

Третье: ассоциативность. Согласитесь, нет ничего прекраснее юности. Первая любовь, первые эмоции, ощущение, что весь мир красочен и ждет твоих побед. Наше обожание музыки того времени, не в последнюю очередь, ностальгический саундтрек той самой юности. И если последнюю не вернуть, то можно немедленно телепортироваться в прекрасные воспоминания благодаря любимым трекам, ведь музыка мощное душевно-тактильное искусство. И, наконец, главное: говорить о том, что тогда было лучше – не совсем справедливо. Сегодня в нашей стране есть целый ряд артистов, которые создают отличную, самобытную и качественную музыку, но в силу различных причин, они вынуждены либо уезжать в Россию, чтобы заявить о себе оттуда, участвуя в конкурсах, либо сидят ночами напролет в студиях, в ожидании своего звездного часа, публикуя треки в сети для нескольких сотен благодарных слушателей.

Я хочу познакомить вас с удивительными артистами. Они талантливы, разбираются в отличном звуке и могут его делать, а их песни несут мессаджи, которые пахнут свободой. В этом списке далеко не все из тех, что творит добротную музыку в нашей стране, таких ребят гораздо больше. Здесь те, кто однозначно заслуживает вашего внимания по моему субъективному мнению. Послушайте  треки, посмотрите видео и узнайте их мнение о том, почему сегодня отечественные топы обходятся без них, и с какими сложностями сталкивается молодой артист, создающий музыку вне навязанных кем-то клише.

Сабина Мустаева

Фото: Богдан Фролов

Та самая wonderkid, которая заставила весь Узбекистан гордиться собой после победы на шоу «Голос.Дети» в 2015 году. Затем был The Voice of Poland. Сегодня Сабина состоявшаяся артистка, которая пять лет «созревала» для создания собственного нового материала. Говорит, что каждую песню должна прочувствовать и пережить сама. 

Я очень долго искала себя и до сих пор нахожусь в поиске. Нащупывала комфортные стиль и жанр. Не знаю почему, мне нравятся плаксивые песни о любви. Конечно, мне не безразлично станет ли то, что я записываю популярно или нет, но главное для меня – это идти, создавать. Мне нравится творить в Узбекистане больше, чем в Европе. Я прожила и проучилась в Варшаве три года в лицее с музыкальным уклоном. Да, образование там очень хорошее и работала я с ребятами из Universal Music, но какой-то химии не случилось, наверное потому что не так просто найти «своих» людей.  

Сабина представит свой сольный трек 20 марта, а пока вспомним и насладимся ее фееричным выступлением на The Voice of Poland.

Shokhrullo

Фото: Улугбек Джураев

У этого парня есть всё для того, чтобы прослыть музыкальным расхитителем женских сердец. Он харизматичен, поет на узбекском и создает поп-контент хорошего уровня. Каждый из трех синглов  Shokhrullo – потенциальный хит. Он тратит приличные бюджеты на видео и находится в ротации каналов, однако при всех весомых инструментах продвижения, максимальный результат артиста – чуть более 160 000 просмотров клипа Tun на YouTube. На первый взгляд, немало, но если сравнить эти цифры с количеством просмотров у мейнстрим-исполнителей первой пятерки, они очевидно скромны. И это, несмотря на то, что под песнями Shokhrullo доминируют положительные фидбеки,Tun снимал модный климпейкер Хаби Набиев, а главную роль в нем сыграла суперпопулярная Зарина Низомиддинова. Артист считает, что причина кроется в отсутствии массовой защиты авторских прав в Узбекистане и почти нулевой культуре стриминга контента за деньги.

Разнообразие жанров и креатива в музыке появляется, когда исполнитель получает роялти со стриминга или скачиваний своих произведений. Это хлеб для артиста. У нас же скачать что-либо за деньги до сих пор считается смешным. Люди удивляются: это я что, за музыку должен платить?. Пока жива такая ментальность, свадебный бизнес, как единственный источник заработка, будет процветать, а музыканты писать пресловутые 6/8 . Если говорить о разнице восприятия «звезд» тогда и сейчас: сегодня артист как на ладони, его сторис в Insta можно посмотреть в любой момент, каждый день ты знаешь, что с ним происходит. Это обесценивает его недоступность, – убежден Shokhrullo. 

Недавно мне заплатили роялти, я очень удивился. Приятно, что в этом направлении началась работа, но пока, конечно, это только начало. 

 

Sayyora Musaeva

Фото: Султан Захидов

Эта певица прошла большой путь от участия в популярной поп-группе нулевых Zero до свободы музыкального самовыражения в  подземных переходах Америки. Она была лауреатом «Новой Волны» и Snob Crystal Awards, но в результате предпочла свое «я» шаблонам шоу-бизнеса. В прошлом году Sayyora покорила телепроект «Песни» на «ТНТ», сейчас работает над новым альбомом, который сама певица характеризует, как синтез этнического и поп-звучания. Тандем с талантливым Шомой из TT Music можно уверенно назвать perfect match. К вопросам об отечественной музыке вчера и сегодня певица относится философски:

Мне нужно было пройти свой путь. И я счастлива, что осознала какой путь – мой. Я обрела его через всего сложности, которые мне были даны и благодарна им.

 

 COC

Фото: Шерзод Алимов

Оскар Джалилов и Султан Касимов наделали немало шума в тусовке, выпустив противоречивый сингл «ТКНДШ», в тандеме с креативным артистом и блогером Adiaz, клип на который «взорвал» Узнет. Несмотря на немногим более 50 000 просмотров в YouTube,  композиция и видео вызвали ощутимый ажиотаж в Ташкенте. Еще одно доказательство того, что качественные просмотры не менее важны, чем количественные.

Султан говорит, что изначально проект «СОС» – не более, чем дурачество, желание выплеснуть энергию. Позже стало понятно, что то, что делают ребята может иметь успех у публики. 

Лично мне хочется донести нашей музыкой простой мессадж: не будь, как все. Это не так сложно, как кажется, – говорит Султан.

На мой вопрос, что происходит с музыкой сегодня, и почему она не имеет такой значимости, как в 90-х и нулевых, Касимов улыбается:

Сегодня во всем СНГ проблемы с интересной музыкой. По мне, это связанно с какой-то шаблонностью. Артисты не ищут свой стиль и посыл. Зачем? Ведь можно скопировать Скриптонита или Miyagi. Добавь к этому популярное нежелание идти к логопеду – и ты вообще огонь! Ну, а если серьезно, в музыке стало меньше содержания. 

 

Owliria

Фото: Elad Lavy

Уроженка Ташкента, дочь актера и певца Гафура Хамидуллина начала свой творческий путь в Израиле в возрасте 17 лет. Очарованная психоделическим трансом, она ушла с головой в электронную музыку. Owliria набиралась опыта, исполняя свои треки на вечеринках и фестивалях Израиля. Вот  уже 12 лет она «сама себе оркестр в любимом проекте». Сегодня девушка творит в Ташкенте и считает, что правила игры сильно изменились, а музыка вчера и сегодня – разные миры. 

Зачастую новым талантливым артистам сложно заявить о себе, потому что интернет переполнен музыкой. За огромным количеством контента, загружаемого в сеть нередко без внимания остаются достойные проекты. Немало людей лишены чувства стиля, но у каждого из них есть площадка для самовыражения. Как результат: большинство талантливых артистов просто теряются в тоннах непонятных звуков и им становится сложно заявить о себе миру, – говорит Owliria. 

Астатик

Фото: Михаил Пашков.

Один из ярчайших артистов рэп-андеграунда, человек, уровень которого в этом сегменте позволяет говорить об абсолютной конкурентоспособности на российском рынке. Астатик считает, что  мировая музыка сегодня гораздо интересней и разнообразней, границы стерлись и мир стал доступнее. 

Что касается нашего региона – мы теряем новаторов. Безвкусие вытесняет вкус, – считает артист. 

 

Ямайцы

Фото: Santahreep

Два талантливых парня из Чирчика в прошлом году феерично выступили в проекте «Песни» на ТНТ.  Проект закончился, эйфория прошла, песни остались. Ребята записывают качественный материал, но считают, что получить в нашей стране широкую известность сложно, потому что артистов не просто ограничивают обязательным наличием лицензии, но еще и ставят жесткие рамки.

Да, сейчас нет проблем в создании треков, студии стали доступнее, но, может, музыка перестала быть просто музыкой, а превратилась исключительно в бизнес? Чтобы быть услышанными – нужны средства. Мы делаем рэгги. В России-то мало понимают эту музыку, у нас – тем более. Но что делать, если рэгги – наша душа? Мы создаем музыку честно, видимо этого недостаточно.

Несмотря на сложности с продвижением, видео выступления «Ямайцев» на проекте «Песни» посмотрели более 300 000 человек. Преимущественная аудитория – Россия. 

 

Jah-Xon

Фото: Baha Dju

Солист «Ямайцев» Дильшод Гавхаров пробует силы в сольном мейнстрим-проекте. Казалось бы, все слагаемые успеха налицо. Это классная, легкая музыка на узбекском языке, которая могла бы отозваться в сердцах многих узбекистанцев, но пока главное достижение клипа на трек «Uyna» – менее 15 000 просмотров на канале RizaNovaUz. Дильшод тоже считает, что главная причина кроется в недостатке промоушена и рамках, которые ставят артистам, желающим выйти в мейнстрим.

Мне не дали лицензию, потому что не поняли значение слова «microphone». Кроме того, мне сказали, что нельзя петь “мен сени севаман”, нужно петь «сен менга ёкасан». На телевидении  требуют убрать бороду. Как быть услышанным, если у тебя есть индивидуальность?, – говорит Дильшод.


EYA

Фото: Мила Александрова

Талантливая исполнительница, дочь известного режиссера Баходыра Юлдашева, EYA окончила «Успенку», долгое время жила и творила в России, сейчас записывает музыку в родном Ташкенте. Симбиоз чувственной, экспрессивной сексуальности и любовной лирики – флагман творчества Eya.

Певица считает, что причина отсутствия массовой популярности подобных ей артистов в Узбекистане, кроется в изменении вкусов аудитории, которая не проявляет большого интереса к исполнителям, поющим на русском языке. 

Galust

С 15 лет занимается творчеством. Работает над песнями для души. Их он предпочитает выпускать синглами. Записал трек о людях, которых родители женят не по любви. Ему кажется, что эта тема очень актуальна и драматична для нашего региона. Считает, что новые артисты не могут быть услышаны, потому что им не хватает сплоченности. 

Странно, но у нас не принято помогать друг другу в продвижении – говорит он.  

Khabi

Фото: Родин Сахаров. 

Молодой человек из Узбекистана  учится в Англии в The University of Northampton. Он создает интересную музыку, не лишенную теплых чувств к Родине. Оптимистично относится к ситуации, считая, что все в руках самого человека: 

Мне ничего не мешает быть услышанным. Нужно усердно работать над собой и выдавать людям то уникальное, что живет в нас. Я настроен на успех и верю в то, что о нас скоро услышат многие. Это всего лишь вопрос времени.

 Konsta

Фото: Aster Production

Рэп-артист, сочиняющий свои треки с 2009 года. Записывался и выступал в Москве и Питере, работал с «ЦАО Рекордс». Творит в Ташкенте, также занимается гострайтингом. О музыке начала нулевых говорит с восторгом, считая, что она была бомбически крута в то время. 

Люди больше интересовались искусством и вели более активный образ жизни. Сейчас по-другому. Мне кажется, что аудитория стала закрытой, сложно воспринимает что-то новое. С другой стороны, фриковые персонажи подорвали кредит доверия рэп-исполнителей. В погоне за постоянным хайпом, творчество ушло на второй план. На первом – сплетни, трэш, угар, минимум глубины. Мне кажется – это временно. Тренды меняются, хорошая музыка остается.

Вместо послесловия 

Есть человек, с которым я могу часами взахлёб говорить о музыке. Он причастен к созданию треков многих из представленных в этом списке артистов. Шома из ТТ Music, на мой взгляд, наиболее ёмко ответил на вопрос, в чем проблема с восприятием нового, талантливого, но малоизвестного артиста в Узбекистане. Он убежден:

Самый верный путь признания на Родине для музыкантов вроде нас – «выстрелить» в России. Пока ты неизвестен глобально, тебе будут говорить: «с твоей музыкой что-то не то, поэтому тебя никто не знает». Как только эта же песня, написанная тобой становится хитом в СНГ, те же люди хвастаются всем вокруг, что ты их сосед, и вы вместе выросли. У нас почему-то так. А глобально музыка, определенно, должна в себе что-то нести, а не быть фоном. Она призвана обогощать человека. Да, у нее много граней, стилей, способов самовыражения, но когда она пуста – это страшно.

Я же считаю, что в саду должны «расти все цветы». Музыка, если она трогает человека, помогает ему расслабиться или наоборот задуматься, заставляет плакать или смеяться, прекрасна во всех ее проявлениях. Когда услышана. И это важно.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ.  

Re:post
11:00, 18 марта

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ