Узбекистан

03.11.2020 | 10:48

"Есть и пить не разрешалось, а в туалет выходили под расписку"

Как студентка медколледжа добровольно ушла в COVID-центр в разгар пандемии вопреки семье.

"Есть и пить не разрешалось, а в туалет выходили под расписку"

Однажды студентка медицинского колледжа Сабина попала вместе со своими однокурсниками в дом малютки. Единственным условием для студентов при посещении этого места – не расплакаться. Первой расплакалась Сабина. Узнав, как много там находится детей-сирот и ребят с синдромом ДЦП, Сабина выскочила из комнаты со слезами. Собравшись с мыслями, девушка взяла себя в руки и вернулась в комнату чтобы поиграть с детьми и раздать им собранные подарки и сладости.

Сабина поняла, как много людей нуждаются в помощи и во внимании. Как студентка медицинского колледжа, она решила помогать людям и оказывать помощь в первую очередь в качестве медсестры. 

Девушка не знает, когда она стала «волонтером». Студентка просто старалась помогать людям по мере своих возможностей. Она вступала в различные организации, через которые с группой студентов могла ездить по домам и делать больным уколы или ставить капельницы.

Когда началась пандемия, ребята выложили объявление в Facebook о том, что они могут оказать медицинскую помощь, тем, кто в ней нуждается. В это время в городе началась нехватка медсестер и медбратьев, поэтому Сабина со своими друзьями-медиками решила, что ничем не рискует в силу своего возраста и крепкого организма, и может помочь людям, зараженным коронавирусом.

После того, как об их работе прознали, у ребят появились спонсоры, которые могли их обеспечивать одноразовыми костюмами, масками, шапочками и другими медицинскими принадлежностями. После того, как в СМИ появилась информация о студентах-медиках, правительство решило запретить студентам оказывать помощь, если при них не имеется высококвалифицированный специалист.

«Я понимаю, почему так случилось. В любой момент могло что-то произойти. Например, у больного могла быть аллергия на определенный препарат и произойти анафилактический шок. Мы не были настолько хорошо оборудованы, и мы бы не смогли помочь нуждающемуся. В таком случае, нужно было бы ехать в медучреждение, а в определенный промежуток времени они были все забиты. Исходя из этого, мы больше не могли ездить и помогать людям»,

 - рассказывает Сабина.

Затем, когда студентам запретили заниматься волонтерством, они решили устроиться в экспо-центр, но и там все прошло не так гладко. Попасть туда они так и не смогли.

«Мы шли по дороге грустные, а на нас висели наши волонтерские бейджики. Нас заметил милиционер и спросил, ищем ли мы работу. Ответив утвердительно, он отвел нас в здание федерации гимнастики, где проходил набор медперсонала», 

- делится Сабина.

Ребята пришли за полчаса до окончания набора и их приняли, так как из-за новизны центра при МВД, оказалась нехватка персонала. Студенты решили рискнуть, несмотря на опасность заразиться, тем более им предлагали оплату за их работу.

«Мы все студенты, нам надо оплачивать контракты. Волонтерство – это хорошо, но в такой тяжелый период пандемии, заработать и помочь нашим родителям было бы отлично», 

- вспоминает студентка.

Их спокойно взяли в качестве мед персонала. Когда администрация узнала, что студенты уже закончили четвертый курс училища, им предложили работать в качестве врачей, но такую ответственность на себя ребята брать побоялись. На следующий день всех волонтеров созвали и объявили, что отныне за черту забора здания, никто переступить не может, и какие-то важные вещи они могут получить от своих родных через забор. Посылки будут забирать и передавать определенные люди в специализированных костюмах.

Студентов поселили в общежитие. Условия были, в целом, хорошие. В комнате с Сабиной жили еще двое девушек. Каждый день всему персоналу привозили завтрак, обед и ужин. Все было обеспеченно за счет государства, и ребята не заплатили за услуги ни копейки. Единственным недостатком была одна душевая на четыре этажа, где купались и мальчики, и девочки по записи.

Страшно Сабине не было, она верила, что главную роль здесь играет психосоматика, то есть, как ты будешь сама воспринимать эту ситуацию, так все и будет происходить, и, если ты настроишься на негатив – он и произойдет.

Семья ее отреагировала неоднозначно. Ее мама изначально была против, тем более, если ее дочь уедет на такой длительный срок. Мама предлагала волонтерить в городе, чтобы Сабина могла приезжать к больным на дом, но, чтобы она не контактировала с зараженными так часто.

Сабина боялась заразить своих родных, поэтому дала себе такую установку – если им предоставят общежитие – она переедет туда, чтобы огородить себя от своих родных, тем более девушка живет с бабушкой и дедушкой, а пожилые, как известно, находятся в группе риска.

Когда студентка записывалась в ковид-центр, она никому из близких ничего не говорила, а о ее планах знали только друзья-волонтеры, с которыми она пришла записываться в центр. Накануне мама Сабины четко объяснила, чтобы дочь не смела подаваться в ковид-центр. Речь матери девушка выслушала, но документы все равно подала. После этого, и после общего собрания в центре, Сабина больше не могла выходить на улицу.

В ее сумке находился лишь антисептик, расческа и помада. Ей нужно было поставить семью в известность, и чтобы кто-то приехал и передал ей личные вещи.

Мама Сабины была против ее деятельности и хотела звонить администрации с целью забрать свою дочь. Через какое-то время Сабине удалось успокоить маму и заверить, что ничего плохого не произойдет. В итоге, ее мама решила, что это очень благородно со стороны Сабины пойти в ковид-центр, и что она взрослый человек, способный сам принимать решения. Ей привезли личные вещи.

«Мне понравилось работать в этой клинике с коллективом. У нас были нестандартные кабинеты, там были перегородки из ткани для баннеров. Мы могли сидеть в небольшом кабинетике и в полголоса петь песенки из советских фильмов, мультиков и перешептываться. По ночам, когда у нас было свободное время, мы гуляли с друзьями под крышей центра и называли это «свиданием под стальным небом». Основная работа была утром и днем, а по ночам у нас было свободное время, когда мы много и душевно разговаривали»,

 - рассказывает студентка.

Проработала Сабина в центре две смены. Сотрудникам не разрешалось есть и пить во время смены, а в туалет разрешалось выходить под расписку, чтоб сотрудники не злоупотребляли выходом из помещения и тем самым не нарушали герметизацию своих спец. костюмов.

«Не знаю, насколько эта информация полезна для интервью, но не могу не отметить, что в ковид-центе при МВД были самые вкусные булочки с сыром, что я когда-либо пробовала», 

- смеется Сабина.

Каждую неделю к ней приезжала мама передать посылку, и они общались друг с другом через забор. В самом общежитии для изолированных сотрудников открыли маленький магазинчик со всем необходимым: зубные щетки, паста, еда, порошок. Поэтому если кому-то что-то было нужно, приобрести не было проблемой.

Приятными моментами в работе было общение с пациентами в свободное время. В среднем пациенты лежали по 5-7 дней, и за это время становились мед. персоналу будто бы родными. Иногда они спрашивали, чем Сабина увлекается. Она отвечала, что любит петь и танцевать, и на следующий день, когда студентка возвращалась в палату, пациенты включали музыку и спрашивали, нравится ли ей эта или другая композиция. Многие интересовались, любит ли она сладости, и когда им отправляли посылку, пациенты всегда старались чем-то Сабину угостить.

«Нам нельзя было ничего принимать от пациентов, но сам факт, что они старались уделить внимание, очень грел душу», 

- рассказывает студентка.

Как рассказывает Сабина, иногда ей встречаются люди, которые не верят в COVID-19, и какие бы аргументы им не преподносили, они всегда настаивают на своем. Но продолжается это ровно до тех пор, пока они сами или их близкие с этим не столкнутся. Тогда они начинают бегать по всем инстанциям, звонить всем, кто сталкивался, плакать и паниковать.

Первое время Сабина ходила ставить уколы и капельницы только своим родственникам и соседям. Но со временем о ней прознали на районе и посредством сарафанного радио, у нее стали появляться пациенты с соседних кварталов и даже других районов. Не имело значение, болен человек коронавирусом, или нет, просто кому-то нужно было сделать укол или поставить капельницу.

У нее никогда не было фиксированного прайса, и работала она зачастую за «спасибо», прочтенную молитву, или за апельсин. Иногда определенные семьи могли отблагодарить материально, а иногда могли передать шоколадку.

«Я не пойму почему в каждом районе нет таких людей, которые в трудные минуты могли бы оказать медицинскую помочь тем, кто в этом очень нуждается. Мне звонили даже с Куйлюка и просили приехать помочь им, сказав, что сами отвезут и привезут, или оплатят такси до дома», 

- рассказывает Сабина.

Поражает Сабину тот факт, что многие не воспринимают ее деятельность всерьез из-за неимения прайса. Вопрос стоимости уколов или капельниц – для нее самый раздражающий.

«Для меня это, в первую очередь, практика. Если кто-то захочет отблагодарить за оказанную помощь, мне конечно же очень приятно. Но ведь не у всех есть возможность. Как-то раз у меня был случай с апельсином. Я ходила к одной старой бабушке ставить капельницу. Я видела, что тот апельсин – это последнее, что у нее было. Она бы с удовольствием сама его съела. Но бабушка сказала, что я должна получить благодарность, что бы руки не болели. Я съела его, и это был самый вкусный апельсин в моей жизни. Столько слов благодарности, столько молитв было прочитано – это все то, ради чего стоит работать»,

 - вспоминает студентка.

Сейчас Сабина на онлайн-обучении. Иногда вечерами ее зовут за медицинской помощью, и она ходит по району и ставит людям уколы и капельницы. Но так было и до пандемии. Если бы у нее была возможность поработать в ковид-центе еще раз, она бы пошла.

Самым тяжелые случаем в практике Сабины, оказался момент, когда ей нужно было взять кровь и сделать внутривенный укол бабушке, с болезнью Паркинсона. У нее был сахарный диабет, и женщина была полненькой. Когда Сабина вошла в палату, бабушка увидела шприц и заплакала, объясняя, что у нее плохие вены. Сабина пыталась уверить бабушку в том, что проблемы нет, и вены у нее отличные. Задачей студентки было успокоить пожилую женщину. Когда Сабина взяла ее руку, она увидела, как та неконтролируемо трясется, и что вены действительно трудно разглядеть. Студентка поняла, что ей нужно попасть в вену с первого раза, иначе это может привести к еще более сильным слезам. Сабина справилась, сделала укол и на выходе произнесла, что вены у женщины хорошие. После того, как студентка покинула кабинет, на нее нахлынули эмоции, а по затылку потек холодный пот.

«Сердце колотилось бешено, но я почувствовала себя супергероем», 

-вспоминает Сабина.

Больше новостей в Телеграм-канале @RepostUZ.  

Больше новостей в Телеграм-канале Подписаться

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости