МНЕНИЯ
03:08, 02 августа 2019

«Фритрейдеры» против «протекционистов»

Независимый эксперт Виктор Мирзаев рассуждает о том, что такое протекционизм и в чем его актуальность для сегодняшнего Узбекистана.

«Фритрейдеры» против «протекционистов» — вот главная животрепещущая тема последнего месяца в медиапространстве Узбекистана. Если с понятием «фритрейдерства» все более-менее знакомы, то протекционизм для многих пока остаётся загадкой. Что такое протекционизм и в чем его актуальность для сегодняшнего Узбекистана? Давайте разберемся. 

Немного истории

Если обратиться к истории, то несложно заметить, что протекционизм (фр. «protectionnisme», лат. protection — защита, покровительство) сопровождал человечество на протяжении всей его истории. Именно защита собственных производителей позволила многим странам, сегодня именуемые державами, со временем выйти на передовые экономические позиции. Так, мировое господство Великобритании вкупе с протекционистской политикой стало основой её экономического благоденствия на протяжении всего XIX века. «Мастерская мира», как метафорически её окрестили, в 19 столетии производила более половины мирового промышленного производства. А в США политика протекционизма, проводимая аж с середины XIX вплоть до середины XX века, позволила ей не только постепенно нарастить производство, но и стать промышленной державой №1 в мире. Уже к середине XIX века США производили 17% мировой промышленной продукции и вышли на второе место в мире после Соединённого королевства, а к концу этого столетия этот показатель вырос до 30%. Аналогичная картина наблюдалась и в Российской империи, особенно в конце XIX — начале XX века. Именно в этот период Россия демонстрировала рекордные экономические показатели роста: за период 1887—1913 годы промышленное производство увеличилось в 4,6 раза,  а по общему объёму промышленного производства страна вышла на 5-6 место в мире.

Или можно привести примеры из недавнего прошлого, когда  именно протекционистская политика позволила многим, менее крупным странам, успешно занять свою нишу на мировом рынке. Самый яркий пример — Республика Корея, некогда бывшая одной из беднейших стран, а сегодня — технологический гигант, на равных соперничающий с Японией и Германией. Не обладая значительными сырьевыми ресурсами, южнокорейские предприятия сделали основную ставку на внедрение передовых технологий в производство.  Именно благодаря поддержке государства эти некогда небольшие предприятия превратились в знаменитые «чеболи» — в крупные международные бизнес-конгломераты, лидеров в своей отрасли. В их числе такие известные мировые бренды как Samsung, LG, Hyundai, Daewoo и другие.

Можно вспомнить и Турцию — одного из мировых лидеров в текстильной отрасли, чья продукция славится на весь мир своим качеством и доступными ценами. В общей доле экспорта весьма высока доля готовой продукции, причем около 80 процентов всего вывозимого товара составляют изделия из хлопчатобумажных тканей. Во многом именно лёгкая промышленность позволила турецкой экономике войти в число экономических лидеров. Начинавшие свой путь как текстильные предприятия, сегодня турецкие компании превратились в крупные бизнес-империи. В их числе можно выделить «Чалык холдинг» (Çalık Holding), «Сабанчи холдинг» (Sabanci Holding), «Чак групп» (Çak Group) и многие другие. 

Среди стран СНГ протекционистскую политику весьма успешно проводит Беларусь, которая не только сумела сохранить не только традиционные отрасли, но и завоевать новые ниши. Сегодня наряду с известными на весь мир тракторами эта восточноевропейская республика экспортирует IT-разработки — продукты собственного Парка высоких технологий. 

Что же такое протекционизм?

Когда в обществе поднимается тема протекционизма, то всегда в первую очередь отмечают его негативные стороны. Во многом корни такого стереотипного, однобокого взгляда лежат из нашего недавнего прошлого: Советский Союз, вплоть до середины 60-х годов прошлого столетия демонстрировавший неплохие темпы экономического роста, вовремя не смог перевести экономические рельсы «из количества в качество». Во многом такая изоляционистская, автаркическая политика  была вынужденной мерой как ответ на экономические притязания мировых держав.

Что сулит нам т.н. «свободный рынок»? Среди сторонников фритрейдерства («free trade» - англ. «свободный рынок») главным аргументом в споре является честная конкуренция между отечественными производителями и иностранными компаниями. Именно рынок позволит выявить, кто сильнее на рынке и чей товар лучше. Но такой подход слишком наивен: общеизвестно, что экономические отношения в чистом рыночном виде, где для всех игроков установлены равные условия  — это всего лишь миф, утопия. Такие действия будут иметь самые губительные последствия для всей экономики. Многие наши отечественные предприниматели пока не могут на равных конкурировать с зарубежными компаниями в соотношении «цена-качество». В итоге иностранные бизнесмены вытеснят узбекистанского производителя и заполонят полки и рынки своей продукцией. И не стоит надеяться на справедливое потребительское равноправие. Хороший товар всегда стоит дорого и будет доступен далеко не всем. Доминирующие позиции в общей массе займут дешёвые товары низкого качества из Китая и других сопредельных стран. 

Ряд стран СНГ столкнулся с этой проблемой: «свободный рынок» для них оказался не экономическим чудом, а коллапсом. Так, в России политика «экономистов-реформаторов» в начале 90-х прошлого века во главе с Е.Гайдаром, пролоббированная частными интересами крупного бизнеса, привела к широкой экспансии транснациональных корпораций на российский рынок. Российские предприниматели оказались на задворках, а их место заняли зарубежные компании. Итог всего этого вполне закономерен: после ухудшения политических отношений в недавнем времени Россия оказалась под прессом различных экономических и торговых санкций. От этих последствий она не может оправиться до сих пор. И это несмотря, что Россия — богатейшая по природным ресурсам страна, обладающая гигантским производственным потенциалом.

С похожими проблемами столкнулись и другие страны Содружества. К примеру, Кыргызстан, вступивший в ВТО и Таможенный союз, оказался полностью беззащитным перед зарубежным бизнесом. Сегодня Кыргызстан полностью оккупирован иностранными товарами, в основном из соседнего Китая. Местные предприниматели попросту не могут конкурировать с промышленной мощью Поднебесной и вынуждены сворачивать своё производство. Та же Грузия, открывшись миру, потеряла немало производственных площадей. Сделав ставку на туризм, Грузия смогла обеспечить рост экономики. Но ещё более ухудшающиеся отношения с Россией и уменьшившийся поток туристов из этой страны привели к кризису всей туристической инфраструктуры. 

Второй аргумент, на который опираются т.н. сторонники «свободного рынка», звучит слишком популистским: дайте возможность нашим гражданам доступ к качественным товарам, откройте рынки. Чем больше будет товара — тем будет ниже цена. Тогда заграничный товар перестанет быть дефицитным и за счёт больших объёмов станет более доступным. Но и эта теория разбивается в пух и в прах. Любой здравомыслящий экономист вам скажет непреложную экономическую истину, которую в своё время провозгласил Отец всея экономики Адам Смит:  реальное богатство любого государства создаётся в сфере производства, а не торговли. Иными словами, за какие деньги вы собираетесь покупать эти товары, если не будет главного источника доходов поступлений в казну от предприятий? 

Получается, что ради такого «экономического изобилия» и «экономического равноправия» мы рискуем потерять не только стратегические производства, но и гораздо менее защищённый малый и средний бизнес — класс предпринимателей, в основной массе своей производящий товары народного потребления и обеспечивающий работой большинство населения. Итог неутешителен: мы можем в дальнейшем превратиться в рядовую «банановую республику», сырьевой придаток для крупных транснациональных игроков.

Не так страшен чёрт, как его малюют

Поэтому протекционизм — это не всегда плохо, а в ряде случаев — единственная адекватная мера по эффективному противодействию экспансии иностранных экономических агентов. Каких целей позволяет достичь разумная и взвешенная протекционистская политика?

Во-первых, она позволит поддержать отечественное производство. В том числе это касается стратегических областей, таких как: нефтедобывающая отрасль, металлургия, сельское хозяйство. В серьезной поддержке со стороны государства нуждаются также высокотехнологичные, наукоёмкие отрасли: IT, медицина, инженерия, автомобилестроение, а также традиционные, промысловые отрасли. Создание собственного производства, в свою очередь, влечёт за собой побочные производства. К примеру, создание UzDaewoo стимулировало производство сопутствующих деталей и аксессуаров, в результате сегодня некоторые отечественные компании поставляют запчасти для российского АвтоВАЗа – главного конкурента нашего автопрома. 

Выпуск импортозамещающих товаров, в свою очередь, позволит сделать их более доступными для населения, окрепнуть отечественному бизнесу. Тем более для их производства у нас имеются все предпосылки. К примеру, долгое время мы закупали соки, компоты и варенья зарубежного производства. Сегодня мы сами выращиваем, перерабатываем, выпускаем и весьма успешно продаём за рубеж соки отечественного производства. Весьма большим спросом среди наших граждан пользуется и кисломолочная и кондитерская продукция, которая ничуть не уступает по качеству зарубежной и гораздо более доступная по цене. Другой яркий пример — бытовая химия. Сегодня на прилавках магазинов наряду с зарубежными товарами весьма в широком ассортименте присутствует и мыло, чистящие и моющие средства под брэндом «Made in Uzbekistan», которые завоевали не только отечественного, но и зарубежного потребителя.

Во-вторых, рост производства приведет к более эффективному решению вопроса занятости населения, поскольку для этой сферы требуется гораздо больше человеческих ресурсов, нежели для торговли. Развитие производственного сектора невозможно без инноваций, и поэтому наряду с «синими воротничками» будет расти и количество «белых воротничков» — инженеров, проектировщиков, технологов и прочих работников интеллектуального труда.

Для Узбекистана с его высокими демографическими показателями это особенно актуально. Наша страна с 33 миллионами населения занимает третье место в СНГ, где весьма высока доля трудоспособного населения — 50-60 процентов. По прогнозам ООН, в 2050 году население Узбекистана составит 41 млн человек, население столицы уже к 2030 году достигнет 12 млн. И поэтому вопрос их занятости и социального обеспечения является главным на ближайшие годы. И здесь важно делать упор не только на количественный, но и на качественный рост трудовых ресурсов. 

В-третьих, это основной источник дохода в Государственный бюджет: именно производственный сектор является основным налогоплательщиком. Таким образом, деньги остаются в обороте государства, а не утекают за рубеж. Плюс экспорт товаров позволяет не только существенно пополнить государственную казну, но и улучшить внешний платежный баланс государства. 

И в заключение

Сегодня в обществе бытуют два устойчивых стереотипа: фритрейдерство — это хорошо, а протекционизм — это плохо. Но реальность такова, что «свободный рынок» это не всегда экономическая свобода и залог честной конкуренции, а протекционизм — только низкое качество и небольшой выбор. Каждая страна мыслит с позиции национальных интересов, а не отдельных игроков. И первостепенная задача — защитить отечественных предпринимателей, которые создают реальные блага и вносят свою важную лепту в экономическое развитие страны. И с этой точки зрения протекционизм является разумным и правильным подходом. Как метко в своё время выразился гениальный учёный-энциклопедист и экономист по призванию Дмитрий Иванович Менделеев, фритредерство — это юность промышленного строя, а протекционизм — его зрелое благоразумие. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
03:08, 02 августа 2019

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ