УЗБЕКИСТАН
03:09, 23 сентября 2019

Концепция от BUYUK KELAJAK «Узбекистан-2035»: что это даст нашей стране

Repost решил пройтись по самым ярким на взгляд редакции пунктам, и поинтересоваться мнениями экспертов в различных сферах.

Впервые в истории страны в кратчайшие сроки усилиями нескольких сотен ученых и практиков Экспертного совета BUYUK KELAJAK был подготовлен документ, получивший название «Концепция стратегии развития Республики Узбекистан до 2035 года». Проект предполагает развитие страны по динамичному сценарию и нацелена на обеспечение вхождения нашей страны в число 50-ти экономически развитых стран мира. Он состоит из ключевых направлений, таких, как реформирование государственного управления, развитие экономики и социальной сферы, поддержка инноваций и технологий. 

В направлении реформирования государственного управления проектом определены задачи по совершенствованию законодательной базы, реформированию судебной системы, повышению политической культуры населения, эффективной реализации реформ и совершенствованию институтов государственного управления. Все это должно обеспечить рост позиций Узбекистана в международных индексах.

В экономике планируется развитие промышленности, сферы услуг и сельского хозяйства. Особое внимание будет уделено повышению инициативности предпринимателей, обеспечению их финансовыми ресурсами. Предполагается, что за счет глубоких структурных преобразований в экономике при динамичном сценарии развития к 2035 году внутренний валовой продукт страны достигнет 479 млрд долларов США.

В социальной сфере предлагается уделить внимание развитию человеческого капитала за счет системы образования и рынка труда, формированию нового поколения с передовым мышлением. Решение найдут вопросы повышения качества медицинского обслуживания всех слоев населения. Развитие получит наука и инновационная деятельность.

В числе приоритетных задач – защита окружающей среды, продвижение национального бренда страны в международном масштабе.

Индекс свободы прессы и гласность

Нас, как СМИ, очень заинтересовал вопрос гласности и повышения уровня свободы слова как внутри страны, так и за ее пределами в – мировом рейтинге. Сегодня Узбекистан занимает 165 место из 180 стран во Всемирном индексе свободы прессы (данные за 2018 год). Индекс показывает степень свободы средств массовой информации, качество законодательной базы в области СМИ, степень давления на журналистов. Средства массовой информации являются важным институтом общественного контроля деятельности органов исполнительной власти. Отсутствие свободных и независимых СМИ в Узбекистане препятствует работе механизма повышения результативности исполнительной власти посредством общественного контроля. К 2035 этот показатель планируют довести до показателя 43, это в идеальном случае, по пессимистичному сценарию — до 102.

Согласно Дорожной карте, за эту часть ответственны: Олий Мажлис, Министерство юстиции, Узбекское агентство печати и информации, Национальное агентство проектного управления, Министерство по развитию информационных технологий и коммуникаций.

Картинки по запросу журналисты узбекистана свобода слова

Фото: Новости Узбекистана

Даниил Кислов, генеральный директор информационного агентства «Фергана.ру»:

Помимо самой Концепции, есть так же детализированная Дорожная карта — как бы прямое руководство к действию. В этом документе поэтапно расписано, когда, какое ведомство и что именно должно делать для развития независимых СМИ в Узбекистане. Например, в 2020 году (согласно предложению экспертов «Буюк Келажак» и моих предложений тоже) должна начаться работа по анализу законодательства в сфере СМИ с целью выявления «чрезмерных ограничений» свободы прессы. И в последующем (еще через год) законодательство должно быть скорректировано в сторону либерализации.

Примет ли государство эти рекомендации или нет — я не знаю. Примет,  если истинная цель реформ сегодня — установление демократического государства, где все равны перед законом и у всех есть перспективы. Не примет, если на самом деле «реформы» окажутся показухой и будут продиктованы лишь стремлением «улучшить имидж».

С одной стороны, независимость СМИ является гарантом всех политических и экономических реформ. Профессиональные средства массовой информации, работе которых государство просто  должно не мешать, несут свою главную миссию: освещать проблемы, волнующие общество, и рассказывать обществу о том, что государство делает или не делает для того, чтобы эти проблемы решались.

С другой — отсутствие цензуры бьет по власти, разрушает ее устоявшиеся механизмы. Ведь нет абстрактного «государства». Это всегда начальники — конкретные люди. Они завладели ресурсами влияния и не хотят их отпускать. Поэтому общество, если оно хочет жить лучше и по справедливым законам, следует бороться за свои права, то есть, бороться с коррумпированными или некомпетентными чиновниками.

Дискриминация в отношении женщин

Пожалуй, одна из самых обсуждаемых тем последнего времени. В августе этого года Законодательная палата наконец приняла закон о равенстве мужчин и женщин. Теперь согласно статье 6, государство гарантирует женщинам и мужчинам равноправие при осуществлении личных, политических, экономических, социальных и культурных прав. В случае установления несоответствия нормативно-правового акта или его проекта принципам обеспечения равных прав и возможностей женщин и мужчин, заключение гендерно-правовой экспертизы направляется на рассмотрение в орган, разработавший или принявший данный нормативно-правовой акт. Достаточно важная тема, учитывая, что, к примеру, в Узбекистане до сих пор никогда ранее не было ни одной женщины-хокима. К 2035 году, согласно Концепции, государство хочет максимально уравнять права женщин.

За развитие данного пункта ответственны: Верховный суд Министерство юстиции Генеральная прокуратура. Также будет вестись работа над приданием юридической обязательности решениям международных договорных органов ООН, включая Комитет по правам человека, Комитет против пыток, Комитет по отмене дискриминации в отношении женщин и другие. 

Картинки по запросу равенство мужчин и женщин узбекистан

Фото: OpenDemocracy

Сайера Ходжаева, Директор Института демократии и прав человека, Член Консультативного Совета при президенте

Я, конечно, не пессимист. Но мы знаем, что, к примеру «Закон о гендерном равенстве» пролежал в недрах Законодательной палаты Олий Мажлиса более 15 лет. Только благодаря политической воле Шавката Мирзиеева, этот закон, наконец-то был принят. Но, мы понимаем, что принятие  любого закона – это полдела. На практике мы уже сталкиваемся с глухим сопротивлением мужской части общества и не просто той части мужчин-обывателей, но и со стороны видных политических деятелей, ученых-правоведов и др.

То же самое хочу сказать и о Законе «О защите женщин от притеснения и насилия». Бесспорно, принятие обоих законов – это огромный прорыв, так как оба Закона, если конечно они заработают по настоящему, будут способствовать улучшению положения женщин в стране, в том числе и от насилия и притеснения в семье  и на работе. И стремление уравнять права женщин к 2035 году, как это указано в Концепции развития – это очень важно и нужно.

Каким станет Узбекистан, если избавится от дискриминации в отношении женщин? Тут тоже отвечу с долей пессимизма. Я только вчера на своей странице в Facebook выложила один документ, принятый в Ташкенте 27 апреля 1917 года организацией «Шўройи ислом» и опубликованный  в газете «Нажот» по вопросу сокращения свадебных и других ритуальных расходов. Документ, принятый 102 года тому назад, практически повторяет,  созвучен с документом, принятым Олий Мажлисом Республики Узбекистан на этой неделе, а  тем временем на дворе шел 2019-й. Проблемы с сокращением свадебных расходов и излишеств были и остались прежними. Менталитет народа просто так одним махом не изменишь.

Избавиться полностью от дискриминации женщин за 35 лет, также не получится, так как, даже в самых развитых Европейских странах, до сих пор имеются факты насилия и притеснения женщин, хотя они вышеназванные законы приняли раньше нас.

Коррупция и неэффективное расходование средств

Сегодня Узбекистан занимает 157 место в международном рейтинге «Индекса восприятия коррупции» из 180 стран. По динамичному сценарию программы «Буюк келажак», к 2035 году эта цифра достигнет показателя 46, по пессимистичному — 81. Тут же уместен вопрос неэффективного расходования государственных средств. По данным совета, в Узбекистане напрочь отсутствуют современные системы проектного управления.

По оценкам Transparency International  Узбекистан за год фактически не изменил своего положения в Индексе восприятия коррупции. Так в 2017 году Узбекистан набрал 26 баллов из 100 возможных, а в 2018 году 27 баллов. При этом, согласно исследованию, наша страна опустилась на 158-е место рейтинга с 157-го. Это произошло потому, что в 2018 году такие страны, как Таджикистан и Эритрея повысили свои позиции в рейтинге и поднялись на строчки выше Узбекистана. На законодательном уровне в стране приняты кардинальные меры по обеспечению борьбы с коррупцией. Во-первых, был принят Закон «О противодействии коррупции». Во-вторых, утверждена и успешно реализована Государственная программа по противодействию коррупции на 2017-2018 годы. В-третьих, принят новый закон «О государственных закупках» и установлен более прозрачный порядок, направленный на недопущение коррупции в рамках проведения государственных закупок. В-четвертых, упрощена система оказания государственных услуг, обеспечивается открытость деятельности всех государственных органов власти, в том числе судов и правоохранительных органов.

Картинки по запросу деньги узбекистан

Гульноза Мухамедова, юридичекий советник во Французском Агенстве  Развития (ФАР) по вопросам борьбы против коррупции, экономических преступлений, борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма, в часности в рамках проектов по устойчивому развитию

Снижение уровня рейтинга страны в Индексе восприятия коррупции 2018 является прямым следствием большей открытости в масс-медиа информации и обсуждений о фактах коррупции, что может интерпретироваться извне как рост тенденций коррупции. На самом деле сегодня уместнее говорить об увеличении количества выявленных и переданных в суд случаев коррупции, имеющего как следствие превентивный эффект на потенциальных коррупционеров возможно воздерживающихся от новых коррупционных деяний, что скорее всего приводит к их снижению, а не росту. С другой стороны сложно полагать, что меры, принятые в рамках Государственной программы по противодействию коррупции на 2017-2018 годы, могли дать сиюминутные результаты и повлиять на индекс 2018 года. То есть этот индекс не стоит воспринимать как оценку результатов проводимых сегодня в этой сфере реформ и мероприятий.

Теперь вкратце о том, что конкретно предусмотрено в концепции 2035 по борьбе с коррупцией. Во-первых, до 2025 предложено закрепить в законодательстве обязательства по принятию всеми государственными учреждениями, организациями и предприятиями, а также крупными частными предприятиями антикоррупционных программ, так как реальные результаты будут только, если коррупционные риски каждого отдельного государственного и частного субъекта будут отслеживаться и управляться самими же субъектами на основе детальных антикоррупционных программ, разработанных каждым субъектом с учетом специфических рисков каждого  из них. Сегодня работа по внедрению антикоррупционных программ уже началась и ряд элементов антикоррупционных программ, предложенных в концепции нашли свое отражение в Государственной программе по противодействию коррупции на 2019-2020 годы, принятой 27 мая 2019 года (см. № УП-5729) Кстати, к разработке которой была привлечена и экспертиза «Буюк Келажак».

Далее, в дорожной карте к концепции предложено создание в период с 2025 до 2030 года независимого Антикоррупционного агентства с целью надзора и контроля за надлежащим соблюдением учреждениями, организациями и предприятиями антикоррупционных программ с компетенцией расследовать и штрафовать провинившиеся субъекты. Однако антикоррупционные программы рискуют оказаться неэффективными без смены менталитета, повышения правовой культуры и правосознания населения и формирования в обществе нетерпимого отношения к коррупции.

Для этого необходимо: первое – создание образовательной среды не поощряющей коррупцию, второе – включение в образовательные программы антикоррупционных курсов, третье – принятие мер по повышению правосознания населения, четвертое – реформа государственной кадровой политики, в том числе внедрение принципов меритократии, честности, неподкупности и ответственности государственных чиновников, и пятое – обеспечение верховенства закона благодаря работе справедливой судебной системы. В дорожных картах, приложенных к Концепции 2035,расписаны детальные меры по достижению вышеперчисленных целей.

Хочется верить, что благодаря проводимым реформам в сфере борьбы против коррупции, в том числе с учетом предложенных в Концепции 2035 мер, национальные средства и активы перестанут оседать в карманах коррупционеров и будут направляться на их первостепенные цели: обеспечение достойной жизни народа и процветания страны.

Бедность, безработица, ограниченный доступ к высшему образованию, трудовая эмиграция

По данным совета, около 10% населения проживает в экстремальной бедности, а треть от общей численности находится за границей (85% от трети — в РФ). По стратегии, к 2035 году Узбекистан планирует сократить бедность в 2 раза, оценка уровня не регистрируемой безработицы доходит до 35%. К вопросу с доступом к высшему образованию —  доля выпускников, поступивших в вузы, на 100 человек составляет 9, к 2035 цифру хотят довести до 80, если следовать динамичному развитию сценария. 

По словам учредителя МННО BUYUK KElAJAK Бахрома Исмаилова, трудовая миграция и дальше будет одним из основных социально-экономических факторов, влияющих на развитие Узбекистана. На сегодняшний день более половины жителей Узбекистана работают в сельском хозяйстве и смежных отраслях. Только за первые три квартала 2019 года, узбекистанцы перевели на родину более двух миллиардов долларов США. По словам Исмаилова, экономику Узбекистана ожидают серьезные вызовы, связанные с глобальным изменением климата, которые в первую очередь отразятся на сельском хозяйстве страны. Одной из основных задач, с которыми столкнется правительство Узбекистана до 2035 года, станет вопрос занятости населения. Исходя из сегодняшних реалий, когда только в одну Россию на трудовые заработки ежегодно выезжают до двух миллионов граждан Узбекистана, большая часть высвободившихся из сельско-хозяйственного сектора граждан, также отправятся за пределы республики в поисках работы. Исходя их необратимости некоторых исторических явлений, Узбекистан уже сегодня должен принять специальную программу по подготовке и переподготовке национальных кадров, в том числе и с ориентиром на экспорт услуг.


Картинки по запросу эмигранты из узбекистана в россии

Фото: Spot

Игорь Цой, Экономист-аналитик и независимый эксперт

Всемирный банк в 2015 году поднял черту бедности с 1,25 долл. до 1,9 долл. в день. В «Концепции» указано, что «доля населения, находящаяся за чертой бедности составляет 10%». Согласно данным ВБ доля живущих ниже экстремального уровня бедности в Узбекистане составляет 62,1%. Даже, если брать данные ВБ, то с нищетой можно успешно бороться. Как пример, можно привести скандинавские страны.

Скандинавские страны – лидеры во всемирной таблице равенства. Самая эгалитарная страна в мире – Норвегия, признанная таковой в 2018 году; за ней следуют Исландия, Швеция и Финляндия. По итогам 2018 года Швеция заслужила титул страны с наименьшим показателем материальных и  социальных проблем: с таковыми здесь сталкивается менее одного процента всего населения. А программы по борьбе с бедностью в Швеции используют многогранный подход и признаны наиболее эффективными. Они включают в себя долгосрочные пособия, услуги здравоохранение и расширенные семейные пособия. В наших условиях необходимо расширять масштабы общественных работ (такое трудоустройство показало свою эффективность), «осветлять» теневую экономику, развивать кооперацию и надомный труд.

Справиться с нищетой можно будет относительно легко, если параметры, заложенные в динамическом сценарии «Концепции», будут достигнуты. Гораздо сложнее будет снизить относительную бедность (менее 60 процентов медианного дохода). 

Касательно безработицы в «Концепция стратегии развития Республики Узбекистан до 2035 года» указана прогнозируемая численность населения в 2035 году на уровне 42-43 млн человек. Узбекистан находится на стадии раннего демографического дивиденда, когда возможность экономического роста увеличивается (в связи с благоприятными демографическими условиями из-за роста доли трудоспособного населения и умеренного количества иждивенцев). Однако,  в дальнейшем ожидается снижение рождаемости и увеличение доли пожилых людей. К 2035 году численность населения страны – по прогнозам ЮНИСЕФ – составит 38 млн человек.

Даже при таком сценарии снизить безработицу до 6,2% представляется весьма затруднительно: «Концепцией» согласно динамическому сценарию предусматривается рост производительности труда в промышленности к 2035 году в 5,6 раз; в агропромышленном комплексе – 6,9 раза; в сфере услуг – в 9 раз. Это приведет к высвобождению занятых или, в случае ускоренного развития сферы производства и услуг, к их занятости во вновь образованных предприятиях. Безработные, в этом случае, могут быть не востребованы. Внешние трудовые рынки также не смогут поглотить все избыточные трудовые ресурсы: отсутствие должного образования и опыта работы, знания языков – основные причины сдерживания трудовой миграции.

Кроме того, в странах-реципиентах трудовых мигрантов (с увеличением их  численности) расширяются протестные настроения. Например, в сентябре 2019 года почти три четверти жителей России (72%) считали, что российские власти должны ограничивать приток иностранных граждан, приезжающих в РФ на заработки.

По данным Агентства по вопросам внешней трудовой миграции трудовыми мигрантами являются более 2,5 миллиона граждан Узбекистана, или более 7% населения страны. При этом, более 2 миллионов из них находятся в России. Денежные переводы от трудовых мигрантов составляют 5,1 млрд долларов, или 10% от ВВП страны.

К вопросу о доступе к образованию, действительно по уровню охвата высшим образованием мы отстаем не только от развитых стран (например, доля людей с высшим образованием составляет около половины взрослого населения в США, Японии, Великобритании, Австралии, Израиле, Норвегии, Финляндии, Дании, Люксембурге, больше половины – 60% - в Канаде), но и от своих соседей. У нас сохраняется элитарная система бакалавриата, когда  уровень охвата высшим образованием очень низкий (до последнего времени он составлял всего 9–10% от общего числа человек, получивших среднее образование). Количество студентов на 10 тысяч человек составляет в Узбекистане 91,2 человека (в Таджикистане – 202,1; Казахстане - 273,3; России – 289,0; Кыргызстане - 449,5 человек).

Доведение показателя до 80% выпускников – очень амбициозная задача, но она вполне решаема к 2035 году при достижении прогнозируемых объемов расходовании средств на образование.

Что мы имеем в итоге

Текущее состояние развития Республики Узбекистан характеризуется недостаточным уровнем развития экономики, невысокой производительностью труда и, как результат, относительно низким качеством жизни граждан. Реформы уже стартовали, но в случае их невыполнения или медленной реализации мы останемся в рейтинге стран нижнего эшелона развития. Именно сейчас у нас есть исторический шанс открытого «окна возможностей» для рывка вперед.

Стратегия 2035 – это план поэтапного развития, охватывающий длительный период времени. Стратегию 2035 можно сравнить с компасом или путеводной звездой, цель которой поддержание системного подхода к реализации приоритетных национальных проектов, имеющих единую цель – вхождение Узбекистана в Топ - 50 развитых стран. Стратегия 2035 является важным показателем целей верхнего уровня и может стать единой платформой для сведения всех отраслевых/министерских стратегий в единую систему. Практически все успешные государства разрабатывали и применяли в своей истории долгосрочные стратегии. Узбекистан также должен использовать лучший мировой опыт в разработке страновых Стратегий в горизонте + 15 лет, комментирует разработку стратегии Бахром Исмаилов, учредитель «Буюк келажак».

Напомним, что созданный в 2018 году при всесторонней помощи государства, Экспертный совет BUYUK KELAJAK объединяет свыше 300 специалистов-соотечественников, проживающих в более чем 35 странах, включая Россию, США, Германию, Великобританию, Бельгию, Канаду, Данию, Швейцарию, ОАЭ, Саудовскую Аравию, Китайскую Народную Республику, Сингапур, Японию, Турцию, Казахстан, Финляндию и др. Он представляет собой «интеллектуальное ядро» с мощнейшим потенциалом, который необходимо направить на пользу молодого Узбекистана.

С полным документом стратегии и дорожной картой можно ознакомиться здесь и в Telegram-канале канале Экспертного Совета.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
03:09, 23 сентября 2019

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ