Узбекистан

14.09.2020 | 12:19

Какова смертность в Узбекистане в связи с пандемией коронавируса?

Какова смертность в Узбекистане в связи с пандемией коронавируса?

Фото: Repost.uz. 

По состоянию на 11 сентября в Узбекистане официально зарегистрировано 380 смертей пациентов с коронавирусом. В том числе до августа умерло 125 человек. Запомним эту цифру.

Во многих странах людские потери от пандемии оценивают по другому показателю – «избыточной смертности» - разницы между смертностью в 2020 г. и средним показателем смертности за соответствующие периоды предыдущих лет. Почему используется такой метод?

Во-первых, статистика смертности от коронавируса чаще всего занижена в силу того, что не все умершие были проверены на вирус и/или недостоверности тестирования. Кроме того, чиновники в силу разных причин могут скрывать реальные показатели. 

Во-вторых, человек мог формально умереть из-за какой-то другой причине (пневмония, болезнь сердца и пр.), но обострение болезни могло быть спровоцировано именно KOVID-19. 

В-третьих, смертность может возрасти из-за роста числа «косвенных жертв» - пациентов с другими заболеваниями, которые не смогли получить необходимую медицинскую помощь из-за перегрузки системы здравоохранения, перепрофилирования или закрытия на карантин медицинских учреждений. 

Соответственно показатель избыточной смертности более правдиво показывает людские потери от пандемии, в том числе косвенные. И благодаря Gazeta.uz мы получили возможность оценить значение этого показателя для Узбекистана. Правда, к сожалению, данные о смертности в 2020 г. пока представлены лишь за первые 6 месяцев, то есть до августа.

Таблица 1 показывает ежемесячную смертность в Узбекистане за первые шесть месяцев последних 5 лет. 

Таблица 1. Смертность в Узбекистане, человек.

Прежде всего бросается в глаза резкий рост смертности в мае и июне – на 14,7 и 26,4% по сравнению со средними показателями смертности за предыдущие 4 года. И логично этот рост связать с пандемией. Получается, что избыточная смертность за два месяца составила 5400 человек? Это существенно выше официально умерших от коронавируса 125 человек. 

Однако не все так просто. Из таблицы мы также видим, что в марте-мае смертность по сравнению с предыдущими четырьмя годами напротив была аномально низкой. В итоге общая смертность за 6 месяцев выросла лишь на 3% по сравнению со средним показателем за предыдущие четыре года, причем не превысив значение 2017 г. 

Не знаю, используют ли демографы и медики термин «отложенная смертность» (аналогичный «отложенной рождаемости»), но самое время его ввести в оборот. Видимо в данном мы имеем дело в том числе и с этим явлением. 

Значительная часть смертей наступает из-за обострения уже имеющихся болезней. Кризис часто провоцируется какими-либо внешними обстоятельствами, например, стрессом на работе, излишними перееданиями, возлияниями или перевозбуждением на каком-нибудь празднестве. Можно предположить, что в период карантина таких внешних раздражителей стало меньше. Это обстоятельство, естественно, не излечивало людей, но уменьшало число внешний провокаций, обостряющих болезни. Но со временем заболевания все равно дают о себе знать, что выражается в росте случаев смертности в последующие месяцы. Поэтому, чтобы сгладить влияние внешних провокаций и надо смотреть на значения общей смертности, а не помесячной. 

Получается коронавирус сильно не повлиял на статистику смертности? Опять-таки не все так просто.

Во-первых, резкий рост смертности в июне-июле вряд ли можно объяснить только фактором отложенной смертности: число внешних раздражителей в эти месяцы сильно не возросло.

Во-вторых, как говорится, еще не вечер. Данные о смертности в последующие месяцы могут существенно изменить статистику. Скорее всего избыточная смертность будет расти дальше и итоговые показатели за год могут оказаться не очень приятными. Их уже невозможно будет объяснить отложенной смертностью.

Во-третьих, региональная статистика смертности, также представленная в gazeta.uz, дает еще один повод для размышлений и предварительных выводов. 

Динамика показателей смертности весьма неравномерна для регионов. Можно смело предположить, что от пандемии больше всех должен был пострадать Ташкент: здесь гораздо больше возможностей для распространения вируса и перегрузки системы здравоохранения. И статистика по Ташкенту демонстрирует более высокие показатели избыточной смертности, чем в среднем по стране – см. таблицу 2.

Таблица 2. Смертность в Ташкенте, человек.

В Ташкенте мы видим резкий всплеск смертности в июле и превышение смертности за полгода по сравнению с предыдущими четырьмя годами на 22,2%. А это очень даже много. То есть мы видим, что Ташкент однозначно понес значительные людские потери от пандемии. И избыточна смертность за первые полгода составила здесь более 2 тыс. человек. 

Если же мы сравним показатели Ташкента с Узбекистаном без Ташкента и Ташкентской области (в области также была относительно высокая избыточная смертность - 4,4%), то мы увидим, что в «отделенной» от Ташкентского региона стране избыточная смертность за полгода составляет всего лишь 0,2% (см. таблицу 3), а число умерших более чем на 3 тыс., меньше показателя 2017 г. 

Таблица 3. Смертность в Узбекистане без Ташкента и Ташкентской области, человек.

Какие можно сделать выводы из сказанного?

1. В Узбекистане имеет место избыточная смертность, связанная с коронавирусом – уже не менее 2 тыс. человек (это очевидные потери только по Ташкенту), которая скорее всего будет расти после публикации данных за последующие месяцы. 

2. Это потери не только от самого коронавируса, но и от его косвенного влияния, прежде всего, на провоцирование других болезней и снижение работоспособность системы здравоохранения.

Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Последние новости

Больше новостей