• $ 9554.22
  • 10637.67
  • 121.10
МНЕНИЯ
14:20, 24 февраля

Эксперт нашел проблемные зоны в докладах международного форума «Стратегии действий»

Бахром Раджабов проанализировал результаты и достижения страны за текущий год в рамках программы «Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Узбекистана в 2017—2021 годах».

Политэкономист, получивший степень доктора в Университете Цукуба, специалист в области социальных инноваций и инноваций в государственном секторе Бахром Раджабов об итогах докладах и итогах форума «Стратегии действий» по пяти приоритетным направлениям развития страны.

Форум, состоявшийся 14 февраля 2020 года в гостинице Hilton Tashkent City, был организован центром «Стратегия развития», Законодательной палатой Олий Мажлиса, Генеральной прокуратурой и международной негосударственной организацией «Региональный диалог». Действительно, форум собрал представителей разных ветвей власти, прессу, некоторых экспертов и ряд представителей международных организаций, таких как глава представительства ООН, глава делегации ЕС, глава Агентства ООН в области народонаселения, сотрудники МОТ, посольства США и так далее. По всей видимости, форум задумывался как площадка для дискуссий и обсуждения проделанной за три года работы и обсуждения планов на оставшиеся два года (до 2021) Стратегии развития. По крайней мере так было записано в пресс-релизе, распространенном на мероприятии, где было написано, что «каждое выступление сопровождалось бурными дискуссиями». На самом деле время для высказывания мнений из зала было выделено после выступления всех сидящих в президиуме выступающих, коих было заявлено по несколько человек на каждое из пяти направлений Стратегии развития. Затянулось это на несколько часов без перерыва, который не был предусмотрен по программе, что, на мой взгляд, отразилось на эффективности восприятия всего сказанного и понизило динамику мероприятия. Но не будем сейчас об этом. Остановимся на сути форума. 


Фото: Народное слово

Выступления спикеров были поделены на пять направлений, так что выступающие брали слово по очереди. Сначала директор центра «Стратегия развития» говорил о ряде изменений в части расширения их полномочий по предложению кандидатуры Премьер-министра и утверждения членов правительства. Правда, не понятно, почему Премьер-министра выдвигает партия, которая де-факто имеет 53 места в нижней палате парламента, то есть всего чуть больше 1/3 всех мест и без публичных переговоров и договоренностей (возможно, внутренние имеют место) с другими партиями. Ведь очевидно, что без поддержки кандидатуры другими партиями она не пройдет. Но общественность узнает, поддерживает ли та или иная партия выдвинутого кандидата на пост Премьер-министра, уже в ходе голосования в парламенте. 

Было упомянуто о большей финансовой независимости Олий Мажлиса, но так и не ясно, за счет каких средств обеспечивается эта независимость? Еще один аспект в отношении парламента, упомянутый на форуме, касался того, что теперь депутаты участвуют не только в принятии законов, но и решении проблем людей на местах. Это похвально, что, насколько я понял, депутаты активнее работают с людьми в округе,  от которого они баллотируются. Но хотелось бы знать и желательно из объективных данных о том, насколько успешно проблемы на местах решаются депутатами или при их вмешательстве. А еще хотелось бы понимать, в чем же теперь заключается работа депутатов местных Кенгашей? Об этом поговорить не успели. 

Много внимания было уделено вопросам диалога с народом и реформирования государственных органов. Здесь было сказано о продвижении административной реформы в стране и планах по реформированию более 100 государственных органов. Элдор Туляков упомянул, что виртуальные приемные стали примером открытости общества, а  Закон »Об общественном контроле» послужит развитию гражданского общества в стране. Тут есть несколько важных вопросов. Во-первых, нельзя достоверно сказать и перепроверить, насколько эффективно идет работа с обращениями граждан через общественные приемные. Доступно общее число обращений и ответов по ним, но не всегда ответ есть решение проблемы. Ранее уже были нарекания, что госорганы отписывались и отчитывались о том, что «вопрос снят с контроля», то есть решен. Во-вторых, еще рано судить о том, что Закон «Об общественном контроле» послужит развитию гражданского общества. Это, безусловно, желаемый результат, но все в конечном итоге зависит от того, как закон будет исполняться на практике. Остается надеяться, что закон даст действенный механизм этого самого общественного контроля. В этой связи интересно, что были упомянуты планы по созданию Общественной палаты. Инициатива по меньшей мере неоднозначная, если посмотреть на опыт подобной палаты в России, где, по данным различных организаций, развитие гражданского общества не демонстрирует прогресс, а, скорее, наоборот. Но не стоит забегать вперед. Посмотрим, как сработает у нас. 


Элдор Туляков - исполнительный директор Центра «Стратегии развития»

Интересна еще и новость о том, что разрабатывается закон «О малом и среднем бизнесе». Мы пока не видели его проект, но будет ли это очередной закон, регулирующий деятельность в этой сфере, или все же он облегчит работу МСБ в стране, покажет время. Отдельное внимание было уделено антикоррупционной работе. В увязке с инициативами по общественному контролю выглядит все это «аппетитно». Добавили бы еще сюда обязательство всех госорганов раскрывать данные по их деятельности, госзакупкам, фондам и так далее. Тем более уже звучат инициативы по раскрытию чиновниками источников своих доходов. Большие надежды в этой связи также на антикоррупционный орган, о создании которого объявил Президент в своем Послании.  

В унисон этим планам прозвучали слова представителя Верховного суда о реформах в этой сфере в рамках Стратегии развития 2017—2021. Речь идет о преобразованиях в судебной сфере, создании межрайонных экономических судов (71 суд). В особенности интересными, как мне кажется, были планы, озвученные представителем Палаты адвокатов о разработке Кодекса ННО, что, по словам докладчика, позволит эту сферу либерализовать. Очень уместное замечание, в особенности в связи с недавними материалами представителей неправительственного сектора (Д. Юсупова и А. Исакова), которые как раз возмущались сложностью регистрации ННО и жаловались на многократные отказы со стороны Минюста. Пока можно только надеяться, что новый кодекс действительно облегчит регистрацию и уберет ненужные барьеры. Будем ждать проекта кодекса... 

В целом осуществление Стратегии развития в ходе 2020 года привязано к государственной программе, которая разработана под приоритеты на Год развития науки, просвещения и цифровой экономики. Так, например, вопросам социально-экономического плана в госпрограмме на нынешний год посвящено 109 статей. В числе приоритетов по этому направлению станет семь пунктов: 

  • Обеспечение макроэкономической стабильности 
  • Развитие реального сектора экономики 
  • Развитие сельского хозяйства 
  • Развитие сферы услуг 
  • Развитие строительного сектора и улучшение инфраструктуры 
  • Поддержка предпринимательства и улучшение инвестиционного климата 
  • Развитие человеческого капитала. 

Короткий доклад не дал возможности остановиться на деталях этих весьма обширных направлений, однако внимание привлекает тот факт, что ничего не говорится о развитии институтов. А тем временем очевидно, что это одно из условий экономического роста. Среди экономистов есть споры о том, что важнее развитие человеческого капитала или развитие/реформирование институтов. Мне кажется, это взаимозависимые элементы. Тем более в планах обеспечивать рост в будущем в шесть процентов (сейчас, по прогнозам Всемирного банка, рост экономики Узбекистана прогнозируется на уровне 5,7 процента, в 2021 году прогнозируется рост в 6 процентов). Также планируется довести ВВП до 100 млрд долларов США к 2025 году (сейчас чуть менее 60 млрд долларов США), а ВВП на душу населения — до 1 950 долларов США (сейчас более 1 720 долларов США). Важно отметить, что у правительства есть план в этом направлении, а также сделаны необходимые шаги, позволяющие, по словам заместителя министра финансов Одилбека Исакова, провести либерализацию торговли и цен, обеспечить достоверность данных (в первую очередь экономических). Многое из того, что сделано, по словам замминистра, в иных странах делается за десятилетия. В Узбекистане была поставлена задача провести эти реформы за один-два года. Несмотря на сохраняющуюся высокую долю теневой экономики, налоговое администрирование улучшилось и позволило большее, чем прогнозировалось, поступление в бюджет. Страна получила суверенный рейтинг (ББ-). Не самый высокий, но неплохой для начала. В целом ощущался оптимизм у замминистра, хотя было упомянуто, что необходимы следующие шаги по широкомасштабной приватизации, цифровизации (для борьбы с коррупцией) и госзакупкам, а также усилению институциональной составляющей (например, принятие закона «О госдолге»). Отчасти я разделяю оптимизм замминистра и в плане экономического роста, известно, что менее богатые страны растут быстрее. Есть риски, что прогноз не сбудется полностью, и, может быть, это связано, по мнению Всемирного банка, например, с геополитическими факторами или ослаблением торговли с Китаем. Однако есть и внутренние риски. Например, высокая инфляция, которую к 2023 году планируется обуздать до уровня 5 процентов по словам замглавы Центрального банка с нынешних более 15 процентов. Для этого планируется таргетировать инфляцию, а также параллельно реформировать банковскую сферу. Вызывают вопросы меры, направленные на финансирование госпрограмм, и пока еще не отработанной бюджетной дисциплины. Это может негативно повлиять на попытки ЦБ по сдерживанию инфляции. 

Завершающая часть спикеров говорила о медицинском обслуживании и образовании. Сферах важных, наболевших, к которым у большинства много нареканий. В сфере медицинского обслуживания много было сказано о повышении заработных плат врачам и улучшении материально-технической базы СВП и поликлиник. Как известно, данная сфера сравнительно недавно была раскритикована за факты коррупции и низкого качества медуслуг. Как публично заявлял министр здравоохранения, сфера недофинансируется, ранее же Президент говорил о недостающих 11 000 специалистов. Как решаются эти вопросы и какие в этой связи перспективы развития сферы здравоохранения, пока не ясно. Приблизительно те же вопросы к системе высшего образования. Много было сказано о повышении качества образования, квот для студентов, привлечении соотечественников с заграничными дипломами, внедрении ИКТ и так далее. Пока, увы, в сфере нет видимых успехов. Дела с привлечением соотечественников с зарубежными дипломами в систему отечественного высшего образования идут медленно. Так же медленно пока идет работа по повышению охвата высшим образованием. Этот показатель пока низок (около 10 процентов). Про случаи коррупции и некомпетентности говорят и отчеты прокуратуры, и факт снятия 10 ректоров с должностей в различных вузах страны. В системе народного образования, по словам министра Ш. Шерматова, наметились позитивные сдвиги. Были упомянуты меры поддержки учителей и улучшение инфраструктуры школ. Особо отмечал министр развитие частного образования в частных школах. Значительные средства стали выделяться, по словам Шерматова, из областных бюджетов на нужды школ. Проблемы, остающиеся в народном образовании, министр не упоминал конкретно. Хотелось бы о них услышать из уст компетентных специалистов. В частности, было бы интересно узнать о системе финансирования школ. Насколько я знаю, это прерогатива местных органов власти, а не министерства, что является неким барьером при принятии решений о финансировании, которые просто не могут быть приняты МНО. 

Самыми последними в ряду выступающих были представители МИД и Комитета по религии, которые отчитались о достижениях по своим направлениям. Действительно, были позитивные и очень нужные сдвиги во внешней политике Узбекистана в отношениях с соседями. Были подвижки в отношениях с Афганистаном. Это важные вехи в недавней обновленной внешней политике страны. Вкупе с этими изменениями пошла и либерализация визового режима, еще одна отличная новость! То же самое можно сказать об изменениях в религиозной политике государства. Не совсем, однако, понятна позиция Узбекистана в отношении ситуации с уйгурами в Китае, так как позиция нашей страны, будучи озвученной на международной арене, не была разъяснена внутри страны, чем вызвала немало вопросов. Тем не менее тут положительный тренд имеет место. 

Хотелось бы больше дискуссий по Стратегии развития. Более понятных параметров измерения прогресса по направлениям стратегии, возможно, даже своего рода аудит. Это пошло бы, на мой взгляд, на пользу самой стратегии и тем, кто ответственен в государственных органах за ее реализацию.  


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
14:20, 24 февраля

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ