Онколог Яхъё Зиев о диагностировании рака в Узбекистане

Глава международного отдела в Республиканском центре онкологии рассказал, как сократить риск заболевания раком.

Онколог Яхъё Зиев о диагностировании рака в Узбекистане

Сегодня рак превратился из смертного приговора в пожизненный, став заболеванием 21 века. Эволюция защищает человека от рака до тех пор, пока он может иметь детей. Риск онкологии резко возрастает, когда заканчивается репродуктивный период.

Почему в Узбекистане все чаще стали диагностировать рак?

Профессор Семиглазов говорил, что все мы болеем раком, но не все доживаем до этого рака. Например, в США статистика заболеваний раком равномерно распределена, в Узбекистане все иначе. Раковые клетки есть у всех, но когда они становятся активны, срабатывают свои механизмы. Сейчас у нас заболеваемость 71 человек на 100 000 населения, а в США 439 человека на 100 000 населения, то есть неизбежно онкология будет расти. В Ташкенте заболеваемость раком примерно 190 человек на 100 000 населения, то есть в два с половиной раза больше, чем в остальных регионах. Это связано с распределением населения. Здесь люди более взрослые, плюс экология хуже, чем в регионах, ну и, конечно, доступность медицины играет свою роль. Чаще всего рак обнаруживают у людей старше 55 лет.

Является ли национальная кухня Узбекистана катализатором рака?

Не только наша еда, здесь все в целом. Поведенческие проблемы. Мы едим очень много, люди считают, если у еды высокая калорийность, то это хорошо. Плюс гиподинамия, мы не любим бегать, спортом заниматься, вести активный образ жизни. Употребление табака, алкоголя и жирная пища повышают риск появления рака.

На какой стадии рака пациенты обращаются к вам за помощью?

Это очень сложный вопрос, но стоит отметить, что на первой стадии рак излечим, однако его сложно обнаружить самостоятельно. К сожалению, тенденция такова, что специалисты смогли пока третью стадию рака снизить на 38 процентов с помощью пропаганды, того, что мы заставляем людей чаще обращаться к врачам, но вот четвертая стадия остается неизменно на уровне 16 процентов. На четвертой стадии у людей, к сожалению, пятилетняя выживаемость. Из-за позднего обращения у нас возникают огромные проблемы и повышается смертность от рака.

Какой вид рака пациент может обнаружить у себя самостоятельно?

Никакой рак на первой стадии практически нельзя выявить. Есть лишь некоторые онкологические заболевания, которые сразу дают о себе знать, — это рак кожи. Например, появилась бородавка, и она странно себя ведет.  Женщины могут с помощью самообследования выявить рак молочной железы. Помимо этого, моментально дает о себе знать рак мочевого пузыря, когда при мочеиспускании вы обнаруживаете кровь.

В каком возрасте и с какой периодичностью необходимо проходить обследование?

Если вам более 40 лет, то необходимо посещать специалиста-врача хотя бы раз в год. Если вы преодолели рубеж в 50 лет, то, помимо стандартного обследования, сюда добавляется еще и рак крови, колоноскопия (рак кишечника), УЗИ брюшной полости и рентген грудной клетки. Нужно запомнить, чем вы старше, тем выше вероятность заболевания раком.

Сегодня социальные сети все чаще пестрят историями о детском раке. С чем это связано?

В первую очередь это связано с тем, что мы стали диагностировать это чаще. К тому же общественность начала обращать на это внимание. Рак как был, так и сеть. Заболеваемость более или менее на одном уровне, около 7 000–8 000 детей на 100 000 населения.  Из-за того, что общественность начала обращать внимание и люди стали говорить об этом, со стороны кажется, что это катастрофа, однако это далеко не так. Детский рак чаще связан с генетическими мутациями.  Помимо этого, любые родственные браки – это потенциальные генетические дефекты, а генетические дефекты – это первый шаг к раку. Чем меньше родственная связь, тем крепче генофонд ребенка.

На какую помощь от государства может рассчитывать семья, если пациенту диагностировали рак?

К сожалению, сейчас мы не можем вылечить все онкологические заболевания, особенно у детей. Нуждаемся в высокотехнологичном лечении. У одной моей маленькой пациентки была остеосаркома голени, ей нужно было удалить сустав и поставить имплант. Один сустав стоит около 5 000 долларов, он сам растет с ростом девочки. Мы владеем техникой, но не можем позволить себе купить такой имплант. Если будет консолидация всех благотворительных фондов именно в этом направлении, мы смогли бы работать сообща, тогда это будет отличная связь. Сейчас у нас есть отличная взаимосвязь между пациентом и благотворительными фондами, и очень плохая связь между пациентами, благотворительными фондами и специалистами. Фонды делают добро, но это не совсем то добро, которое нужно. 

Вообще, диагностика и лечение всех онкологических заболеваний бесплатны. Но бывает, что в некоторых центрах нет компьютерной томографии или МРТ. В таких случаях врачи вынуждены отправить пациента в частную клинику. Примерно в 80–90 процентах случаев диагностика и лечение бесплатны.

Почему до сих пор больных раком отправляют лечиться в Израиль, Индию или Россию?

Глупо утверждать, что мы развиты на уровне Германии или Израиля, или той же самой Индии. У них передовые технологии, лечение проводится на очень высоком уровне.  Но есть некоторые диагнозы, которые можно вылечить и в Узбекистане. Не обязательно отправлять людей за рубеж. Если мы будем отправлять детей, которых можно вылечить здесь, то потенциально страдают те, кто не может получить действительно лечение, потому что перераспределение средств не совсем правильное.

Как в Узбекистане проходит диагностирование рака?

Человек идет в поликлинику, там у нас есть районный онколог, он делает первый осмотр и отправляется в наш филиал, только там можно получить специализированное лечение.

Как сообщить человеку, что у него рак?

Это самый сложный момент для врача — сообщить человеку, что у него рак. У нас нет общих правил общения с пациентом, это не запротоколировано. Существует пять стадий принятия по Кюблер-Россу. Самое первое – это отрицание, человек не признает, что у него рак. Вторая стадия – это вопрос о том, почему именно у меня рак. Третья стадия – это желание исключить возможность рака, провести новое обследование, четвертая – это депрессия и разочарование, пациент думает, что он точно умрет. Пятая стадия – это принятие. При разговоре о диагнозе пациента в кабинете должен присутствовать психолог, однако мы внедряем психологов только сейчас по постановлению. Им нужно время и опыт, чтобы полностью внедриться в практику. Чаще всего специалисты боятся отрицания и злости, поэтому предпочитают пациентам не говорить, что у него рак. По моему личному мнению, это неправильно. Получается, пациент приходит в онкологический центр, ему делают операцию, а потом говорят о том, что необходимо пройти химиотерапию. Из-за того, что человек думает, что у него нет рака и поэтому ему не нужна химиотерапия, он отказывается от лечения, в конечном итоге это приводит к повышению смертности. Человек может просто больше не приходить, мы не можем заставить его лечиться, потому что это не вирусное заболевание.

Чему учит история Андрея Павленко, врача-онколога, который сам скончался от рака? Нужно ли говорить об этом заболевании чаще?

Основная работа онкологов – это лечение, но о том, как вылечить рак и как поддерживать свое здоровье, необходимо постоянно говорить. Помимо лечения, существует и просвещение, ведь у нас рак – это одна из табуированных тем. Вы знаете, что люди не используют в своей речи слово «рак», они говорят «онкологическое заболевание», потому что это звучит мягче, проще принять. Но ведь надо все называть своими именами, объяснить, что есть риск смертности от рака, но если все делать вовремя и стадия это позволяет, то можно излечиться. Например, при второй стадии рака выживаемость пациентов около 80 процентов, получается, что четверых из пяти пациентов мы спасаем. Надо больше говорить о том, что к раку приводит курение, употребление алкоголя, неправильный образ жизни и отсутствие спорта. Люди должны быть информированы, чтобы они относились к своему здоровью серьезнее.

Правда ли, что регулярное употребление аспирина может сократить риск возникновения рака в организме?

К сожалению, 70 процентов рака не поддается предотвращению, то есть его надо контролировать. Остальные 30 процентов — это рак шейки матки, вызываемый вирусом папилломы человека, невозможно вылечить, от этого необходимо вакцинироваться. Второй – это рак печени, вирусные гепатиты А и В. Если не употреблять алкоголь, то можно избежать цирроза и рака печени. Помимо этого, 80 процентов рака легких приходится на курящих людей, поэтому необходимо избегать и этого. Нужно контролировать свой индекс массы тела, а также стараться исключать животный жир и красное мясо из рациона.

В основе всех раковых образований лежит воспаление. Одна из теорий гласит, что, если мы будет пить аспирин, то это может сократить заболеваемость. Длительное применение аспирина в маленьких дозах действительно уменьшает риск появления рака толстого кишечника и желудка.

Процент рака будет расти, мы все доживем до своего рака.

Как часто после лечения происходит рецидив?

Эта та самая ниша, где мы как специалисты и люди в целом допускаем ошибку. Если пять лет человек прожил без рецидива, это хорошо. В целом же рак может вернуться после семи-восьми лет, и это будет уже новый вид рака. Самый высокий риск – в течение пяти лет.

Входят ли в группу риска те, у кого в семье кто-то уже болел раком?

И да, и нет. Есть некоторые патологии, которые передаются по наследству, – это рак молочной железы и женской репродуктивной системы, а также полипы кишечника и облигатные раки. Именно они и передаются из поколения в поколение. Сократить смертность от рака довольно сложно, если бы это зависело только от финансов, то Стив Джобс не умер бы.


Подготовила: Алина Шарафутдинова


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ.

 

 

 

 

 

Больше новостей в Телеграме Подписаться

Последние новости

close ad