Узбекистан

16.04.2021 | 10:54

Средовой подход — это человеческое восприятие городской среды 

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о необходимости средового подхода в градостроительстве – часть I. 

Средовой подход — это человеческое восприятие городской среды 

Прежде чем что-либо строить - слушайте город, прежде чем что-либо сносить - слушайте сердце. 

Норман Фостер,британский архитектор и дизайнер. 

Когда видишь, какие замечательные здания люди строили в старину, невольно думаешь, что они были счастливее нас. 

Эрих Мария Ремарк, книга «Жизнь взаймы». 

Ухудшение экологической обстановки в городах в целом и негативные условия проживания в многоэтажных тесных районах приводят к целому ряду серьёзных социальных проблем. Усугубляют ситуацию многочисленные точечные застройки, расположенные внутри существующих жилых массивов.

К числу таких социальных проблем относятся снижение продолжительности жизни и периода активной деятельности городских жителей, рост показателей заболеваемости и смертности, ухудшение психического и социального здоровья, что выражается в широком распространении различных форм девиантного поведения (наркомания, алкоголизм, насилие), росте количества правонарушений и других.

Эпидемия коронавируса показывает, что именно города с плотной и высокоэтажной застройкой становятся рассадником современных эпидемий.

«Самый чудесный город это тот, где человек счастлив» (Эрих Мария Ремарк, «Ночь в Лиссабоне»)

Ташкент активно застраивается. Только за 2017-2020 годы объём строительных работ в столице увеличился в 2,3 раза. 

Средняя обеспеченность населения жильём в стране выросла с 15,0 кв. м общей площади на одного жителя в 2010-2012 годах до 16,0 кв. м на одного жителя в 2019-2020 годах. Для Ташкента этот показатель в 2010 и 2019 годах составил, соответственно, 18,6 и 22,3 кв. м общей площади на одного жителя столицы.

Суммарная площадь жилищного фонда республики достигла в 2019 году 536,8 млн кв. м. При этом общая площадь жилищного фонда столицы за 2010-2019 годы увеличилась с 42,1 млн кв. м до 56,7 млн кв. м. 

Из 15,5 млн кв. м общей площади введённых жилых домов по республике в 2019 году 11,8 млн кв. м было построено за счёт средств населения и кредитов банков. 

Недостаточный уровень жизни населения в Узбекистане приводит к тому, что индивидуальные жилые дома зачатую продолжают строить не из жжённого кирпича. В городской и сельской местности страны из такого материала в 2019 году было возведено лишь 37,5 процента введённого жилищного фонда.

Почти 42 процента введённых в эксплуатацию жилья сложены из сырцового кирпича (в сельской местности этот показатель достигает 48 процентов). 

В 2019 году был установлен рекорд за все время существования Узбекистана по строительству жилья. Ускоренное развитие девелоперской деятельности понятно: спрос на жилье длительное время оставался неудовлетворённым. В 2020 году на одного человека в стране приходится 16 кв. м жилья. Это один из самых низких показателей в мире. Так, в РФ на одного жителя приходится 25 кв. м жилья, в Европе — от 40 кв. м, в США и Канаде — более 70 кв. м. Даже в густонаселённом Китае этот показатель выше — 27 кв. м.

«Если бы у меня было восемь часов на то, чтобы срубить дерево, я потратил бы шесть часов на то, чтобы наточить топор» (Авраам Линкольн, 16-й президент США)

Но как происходит строительство новых домов? Начнём с того, что Ташкент теряет свою неповторимость, теряет свой дух. Точечные застройки вгрызаются в существующие жилые массивы, самовольно увеличивается этажность возводимых строений, правила организации и технологии строительного производства не соблюдаются, в целях получения дополнительного дохода реализуются девелоперские проекты многоэтажных и высотных зданий.

В Градостроительном кодексе Республики Узбекистан (в старой и новой редакциях статьи, соответственно, 3 и 6) сказано, что «градостроительные нормы и правила являются основой градостроительства и обязательны для исполнения субъектами градостроительной деятельности».

Действующее ШНК 2.08.01-05 «Жилые здания» гласит: «Этажность, протяжённость и композиционно-планировочные решения зданий определяются в соответствии с проектом застройки, согласно требованиям данных норм, требованиям пожарной и сейсмической безопасности  (пункт 2.3.) И далее: «Для массового жилищного строительства следует применять здания не выше 4 этажей; для неканализованных городских и сельских поселений  – 1-2 этажа. Здания 9-12 этажей могут применяться для застройки центров крупных городов; здания 16 этажей следует применять по специальным обоснованиям и разрешению Госархитектстроя».

ШНК 2.07.01-03* «Градостроительство. Планирование развития и застройки территорий городских и сельских населённых пунктов» гласит: «Размещение зданий, сооружений и коммуникаций не допускается: … на землях зелёных зон городов, занятых лесами, лесопарками и другими зелёными насаждениями, выполняющими защитные и санитарно-гигиенические функции и являющиеся местами отдыха населения» (пункт 10*). 

Пункт 20.7. ШНК 2.07.01-03* уточняет: «При реконструкции жилой застройки должна быть, как правило, сохранена и модернизирована существующая капитальная жилая и общественная застройка», а пункт 21.1. предписывает, что «на площадках сейсмичностью 8 баллов и выше, расстояния между длинными сторонами жилых зданий должны быть не менее двух высот наиболее высокого здания… Не допускается размещение в существующих микрорайонах объектов любого назначения между многоквартирными жилыми зданиями, за исключением специальных зданий и сооружений (спортплощадки, игровые площадки для детей, площадки для сушки белья, временные стоянки для автомобилей)».

Но застройщики втискивают свои объекты между жилыми домами; строят на детских и спортивных площадках; на территориях, где располагались парковки; в зонах озеленения. Из-за уплотнения застроек качество жизненного пространства для проживающих людей в таких местах значительно ухудшается. Оставим пока в стороне вопрос о том, что строительство новостроек увеличивает нагрузку на существующую, довольно изношенную, коммунальную систему, которая просто не рассчитана на подключение дополнительных потребителей, на социальную и транспортную инфраструктуры. Хотя это, несомненно, очень важная проблема, но есть вопрос, непосредственно касающийся обеспечения безопасности людей.

27 ноября 2020 года издан указ президента «Об утверждении стратегии модернизации, ускоренного и инновационного развития строительной отрасли Республики Узбекистан на 2021-2025 годы», в котором особое внимание – начиная с 1 марта 2021 года – уделено обязательному(!) проведению экспертизы проектной документации объекта этажностью более двух этажей и установлению государственного строительного контроля территориальными инспекциями по контролю в сфере строительства. 

10 января в Джизаке произошло обрушение части строящегося 6-этажного дома. Без ветра, без наводнения, без землетрясения. Застройщики стремятся быстрее закончить строительство и продать квартиры в новостройках, зачастую не уделяя должного внимания на обеспечение сейсмической и пожарной безопасности объекта. 

Вот что говорит профессор Ташкентского института архитектуры и строительства Саид Махмудов, комментируя этот случай: «Сегодня цемент марки 400 не попадает на строительные объекты. Это – наш первый большой недостаток. 

Что касается зданий, строящихся в нашей стране, они возводятся уж очень быстрыми темпами. Тогда как залитый фундамент должен постоять хотя бы год, осесть. Если начать строить сразу после заливки фундамента, не подождав, пока он осядет в почву, мы столкнёмся с подобными обстоятельствами.

Поэтому, если строители, инженеры, проектировщики и рабочие будут выполнять свою работу в установленный срок, таких случаев не будет. Когда возводится кирпичная стена, она должна соединяться с опорой. Мы все должны признать один недостаток: отсутствие контроля».

Карта сейсмического микрорайонирования делит Ташкент на две части. Все, что располагается в восточной части города, это 8-балльная зона, а в западной части – 9-балльная зона.

После 1966 года в Ташкенте и приташкентском регионе произошло несколько крупных землетрясений: в Таваксайском районе (1971 год), Назарбеке (1980), Олтинтепе (1987), в самом Ташкенте – в 2008 и 2010 годах. Все они имели силу приблизительно 7,6 баллов, округлённо – 8 баллов. Так что в сейсмологическом плане знаменитое ташкентское сотрясение 1966 года не является уникальным. Его магнитуда была 5,2 (балльность в эпицентре – 8).

«Будущее должно быть заложено в настоящем. Это называется планом. Без него ничто в мире не может быть хорошим» (Георг Лихтенберг, немецкий учёный, философ)

Как вообще можно осуществлять какое-либо строительство в Ташкенте без генерального плана? 

17 августа 2018 года был принят указ президента «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте» (№ УП-5515). Пункт 14 указа содержит поручение: «Хокиму города Ташкента внести в Кабинет Министров Республики Узбекистан:

до 1 января 2019 года проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении концепции генерального плана города Ташкента;

до 1 декабря 2019 года на основе утверждённой концепции генерального плана города Ташкента — проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении генерального плана города Ташкента».

Апрель 2021 года. Концепции генерального плана города Ташкента нет. Почему концепцию генерального плана, судя по информации в СМИ, как эстафетную палочку передают китайским, британским и турецким специалистам? Почему чиновники нарушают сроки исполнения поручений президента и при этом не несут никакой ответственности? 

Комментируя ситуацию вокруг разрабатываемого генерального плана, столичный градоначальник Джахонгир Артыкходжаев заявил: «Конечно, я думаю, для определения стратегии всегда нужен генеральный план. Сейчас многие думают, что если имеется генеральный план, то наша жизнь улучшится. Однако, генеральный план не определяет развитие экономической, политической или других сфер».

Очень спорное высказывание хокима Ташкента. Именно в генеральном плане определяются расположение объектов социальной сферы; основные направления развития инженерных и транспортных систем; мероприятия по сохранению объектов культурного и исторического наследия; очерёдность освоения, реконструкции территорий и строительства; обеспечение экологического и санитарного благополучия города. То, что генеральный план определяет и дальнейшее экономическое развитие города, наверное, нет нужды объяснять.

Генеральный план – это важнейший инструмент пространственного планирования, определяющий направление развития территории на расчётный период (15-20 лет) с выделением первой очереди строительства (на период 7-10 лет). И, несомненно, идеи и проекты, заложенные в плане, могут значительно улучшить условия проживания горожан. Или, наоборот, привести к формированию неблагоприятной городской среды.

Также некорректно разработанный генплан может привести к росту общественно-социального напряжения: достаточно вспомнить всплеск протестных настроений в феврале 2019 года, когда были обнародованы планы строительства Mirzo-Ulubek Business City в Ташкенте.

Наличие генерального плана приведёт к тому, что «наша жизнь улучшится»: определение зон реконструкции позволит жителям и предпринимателям планировать свою жизнь и деятельность, своевременно защищать свои нарушенные права, прекратить точечную застройку и даст весомый аргумент против произвола чиновников и застройщиков. Ведь генеральный план, по выражению урбаниста и архитектора Александра Высоковского, представляет собой «обязательства города перед населением».

28 апреля 2020 года хокимият Ташкента опубликовал проект постановления президента «О мерах по разработке проекта генерального плана развития города Ташкента до 2041 года» на портале СОВАЗ. Отмечено, что концепция генплана разработана администрацией города, ГУП «ТашкентбошпланЛИТИ» и турецкой компанией Kentsel Yenileme Merkezi A.S.

Указом президента «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте» от 17 августа 2018 года № УП-5515 хоким Ташкента должен был внести в Кабинет Министров «до 1 января 2019 года проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении концепции генерального плана города Ташкента». В конце апреля 2020 года мы видим проект постановления президента «О мерах по разработке проекта генерального плана развития города Ташкента до 2041 года». Оставим в стороне вопрос почему изменение ранее принятого указа президента должно осуществляться принятием им постановления: в иерархии нормативно-правовых актов постановление президента занимает место ниже указа президента.

Главное, что в проекте постановления президента содержатся лишь общие намерения, а ведь мы должны были видеть уже концепцию или несколько концепций генерального плана. Генеральный план разрабатывается в несколько этапов: осуществление концепции планировки территории (количество, характер и местоположение зданий и строений; инженерные коммуникации; тротуары и дороги; элементы благоустройства); разработка нескольких вариантов реализации концепции в виде схематических планов, из которых в ходе обсуждения выбирается один; затем для выбранного варианта готовится рабочая документация. Именно на последнем этапе разрабатывается рабочий проект генерального плана.

«В Токио построили развязки в восемь этажей. Транспортная проблема не решена, а исторический центр утрачен» (Юрий Лужков, экс-мэр Москвы)

Вынесение на обсуждение проекта постановления президента о мерах по разработке проекта генерального плана столицы говорит о том, что концепция у разработчиков готова. Где тогда схематические планы этой концепции, которые должны быть подвергнуты общественному обсуждению?

«Граждане, органы самоуправления граждан и общественные объединения до утверждения градостроительной документации имеют право обсуждать, вносить предложения и участвовать в подготовке решений в области градостроительной деятельности» (статья 10 Градостроительного кодекса) и «Органы государственной власти областей и города Ташкента в пределах своих полномочий: … регулярно информируют население о принимаемых решениях в области градостроительной деятельности…» (статья 19 там же).

В конце прошлого года первый заместитель министра строительства Шерзод Хидоятов заявил, что генеральный план Ташкента планируется принять в 2023 году. По его словам, для разработки генплана столицы ведутся переговоры с проектными организациями со всего мира. 

А что было сделано чиновниками по разработке генерального плана с 17 августа 2018 года, когда был принят указ президента «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте»? Этим указом поручалось подготовить «до 1 декабря 2019 года… проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении генерального плана города Ташкента». И где наш Союз архитекторов Узбекистана?

Разве можно выбрать разработчика генерального плана путём проведения переговоров «с проектными организациями со всего мира»? Стандартная мировая практика в подобных случаях – это объявление международного конкурса. Так поступили, например, в Казахстане при разработке концепции генерального плана Астаны. Был сформирован Экспертный совет из 11 наиболее авторитетных архитекторов Казахстана, а также государств ближнего и дальнего зарубежья. Из полусотни предложенных их вниманию работ ведущих региональных и мировых архитектурных центров Европы, Азии, Америки, Австралии и стран СНГ для дальнейшего рассмотрения были отобраны 27 наиболее интересных.  В итоге лучшей была признана концепция японца Кисе Курокава – одного из известнейших архитекторов мира.

Но наши чиновники не желают ни ускорить принятие генерального плана, ни обсуждать схематические планы, которые должны быть подготовлены в рамках разработки концепции. Несомненно, в этом есть определенное удобство: нет схематических планов – нет обсуждения, нет генерального плана – застройщики могут выбрать любой понравившийся земельный участок и заниматься произволом. 

Даже если на нём находится объект недвижимости материального культурного наследия, как было в случае с домом № 7 по улице Бабура Яккасарайского района города Ташкента. Даже если в доме ещё проживают люди, но всё равно начинается снос жилья (дом № 78 на набережной Анхора). Даже если собственник не получил компенсации, но его принудительно изгоняют из квартиры, как произошло с ташкенткой Мавжудой Маматкасымовой, которая скончалась в реанимации после насильственного выселения из собственной квартиры. 

Министерство юстиции Узбекистана сообщило, что в стране продолжаются незаконные действия по отъёму земли и частной собственности у граждан. Только за первый квартал текущего года в министерство поступило около 50 жалоб на подобные противоправные действия.

Когда чиновникам говоришь, что при отсутствии генерального плана отчуждение земельных участков для строительства нельзя проводить, то они обычно ссылаются на положение статьи 34 пока ещё действующего Градостроительного кодекса: «В период разработки нового генерального плана населённого пункта вопросы, связанные с отводом земель для текущего строительства на территории населённого пункта, должны согласовываться в установленном порядке с его разработчиком». Но это положение применимо, когда близится окончание срока действия утверждённого генерального плана и начато осуществление разработки нового, или возникла необходимость в кардинальном обновлении существующего утверждённого плана.

Часть 8 указанной статьи гласит: «Запрещается проектирование и строительство объектов на территории населённых пунктов без генерального плана и другой необходимой градостроительной документации». Некоторые государственные служащие указывают, что фраза «и другой необходимой градостроительной документации» фактически разрешает новое строительство на основе, например, проектов детальной планировки или архитектурно-планировочного решения застройки. Но тогда в данной статье использовался бы не соединительный союз «и», а разделительный «или» (возможно сочетание «и (или»).

То, что трактовка этого положения автором верна, говорит тот факт, что в статье 37 Градостроительного кодекса сказано: «Проекты детальной планировки разрабатываются на основе генерального плана населённого пункта для частей территорий населённых пунктов…», а статья 38 уточняет: «Проекты застройки разрабатываются на основе утверждённого проекта детальной планировки…» Кроме того, в постановлении Кабинета Министров от 26 февраля 2019 года № 169 дано более развёрнутое определение, что «проект детальной планировки частей населённых пунктов – градостроительная документация, разрабатываемая на основе генерального плана населённого пункта для частей территорий населённых пунктов, определяющая «красные линии», линии регулирования застройки и использования земельных участков, границы землепользований, зонирование территорий и очерёдность их застройки, режим использования охранных зон, параметры улиц, проездов, пешеходных зон, а также сооружений и коммуникаций транспорта, связи, инженерного оборудования и благоустройства территории, состав и размещение объектов социального и культурно-бытового назначения, объёмно-пространственное и архитектурно-планировочное решение застройки, а также плотность и параметры застройки, этажность, типы зданий и сооружений».

В пункте 3 Положения о порядке разработки градостроительной документации, утверждённого постановлением Кабинета Министров от 5 января 2016 года № 3 также сказано, что «действие генерального плана населённого пункта после истечения расчётного срока при наличии неосвоенных (незастроенных) резервных территорий распространяется до утверждения в установленном порядке нового (откорректированного) генерального плана населённого пункта».

То есть, кодексом предусмотрено, что отсутствие утверждённого генерального плана столицы является основанием для запрещения проектирования и строительства объектов в Ташкенте, тем более, если речь идёт об освоенных территориях. В указе президента от 17 августа 2018 года № УП-5515 прямо сказано, что «отсутствие утверждённого генерального плана города Ташкента приводит к неупорядоченному строительству…» Нет утверждённого генерального плана – не должно быть отвода земельных участков и, соответственно, решений хокима о выделении земельных участков для строительства!

Но чиновники выбирают из законодательства лишь то, что им выгодно. Или создают условия, чтобы принятый закон просто не смог осуществляться.  

«Покупайте землю — её уже больше не производят» (Марк Твен, американский писатель, юморист)

Прошло уже более года как вступил в силу закон от 13 августа 2019 года № ЗРУ-552 «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения». Для его исполнения указом президента было предусмотрено принятие ряда нормативно-правовых актов:

-     Земельного кодекса в новой редакции (законом от 23 декабря 2020 года № ЗРУ-656 были внесены изменения в кодекс);

-     Закона «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения» (подписан президентом 13 августа 2019 года, вступил в силу с 1 марта 2020 года);

-     Положения о порядке приватизации и определения рыночной стоимости земельных участков, занятых зданиями и сооружениями, принадлежащими юридическим лицам (подготовлен проект постановления правительства от 1 июня 2019 года ID-3684, Положение не принято);

-     Положения о порядке определения границ земельных участков, занятых зданиями и сооружениями, а также участков, прилегающих к ним, необходимых для осуществления производственной деятельности (подготовлен проект постановления правительства от 8 мая 2019 года ID-3366, Положение не принято);

-     Положения о порядке приватизации и определения рыночной стоимости земельных участков, предоставляемых для индивидуального жилищного строительства и обслуживания жилого дома (подготовлен проект постановления правительства от 1 июня 2019 года ID-3687, Положение не принято).

Срок, определенный для начала приватизации земельных участков указом президента от 10 января 2019 года, оказался сорванным. Почему так важно установление частной собственности на земельный участок? Это позволит усилить позиции собственников домов и строений при отстаивании ими своих прав. «Положение», утверждённое постановлением Кабинета Министров от 16 ноября 2019 года № 911, «не распространяется на земельные участки, принадлежащие физическим и юридическим лицам на праве собственности».

К земельным участкам, находящимся в частной собственности, уже не может быть применена формулировка «изъятие земельных участков для осуществления инвестиционных проектов». Статья 35 закона «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения» гласит: «Изъятие приватизированного земельного участка у собственника допускается только при обращении взыскания на этот земельный участок по обязательствам собственника в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами, а также в порядке национализации, реквизиции и конфискации». Статья 37 уточняет, что «национализация приватизированного земельного участка: осуществляется исключительно для государственных и общественных нужд и при получении согласия собственника земельного участка…»

Но, видимо, чиновников явно не устраивает, чтобы этот закон начал действовать. Ничем другим нельзя объяснить тот факт, что для закона вступившего в силу с 1 марта 2020 года до сих пор не приняты подзаконные акты, обеспечивающие исполнение этого закона. Более того, и в этом случае для чиновников выгодно отсутствие генерального плана.

В законе «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения» существует статья 11, которая говорит о том, что «приватизации не подлежат земельные участки: расположенные на территориях, не имеющих утверждённых и опубликованных схем планировки…» Раз в столице нет утверждённого генерального плана, то с большой долей уверенности можно сказать, что отсутствуют и утверждённые схемы планировки: эти схемы обеспечивают связь территориального планирования с проектно-планировочными работами.

Даже если они есть, то, согласно закону, эти схемы должны быть утверждены и опубликованы. В противном случае, выкуп земельного участка становится невозможен. Сколько лет Ташкент развивается без утверждённого генерального плана? Сколько лет чиновники смогут отказывать в приватизации земельного участка, ссылаясь на отсутствие утверждённых схем планировки? Ловко придумано: так можно тянуть с выкупом земельных участков годами и десятилетиями.

«Фараоны рекламировали себя при помощи пирамид» (Рамон Гомес де ла Серна, испанский писатель, драматург)

Власть как будто не замечает проблем владельцев земельных участков и направляет все свои действия на защиту интересов застройщиков. Это и понятно: ведь нужно показать «обновление» страны. И совсем неважно, что в роли инвесторов выступают компании, имеющие уставные фонды размером 500-700 долларов. Неважно, происхождение капитала и то, что иностранные бизнесмены, преследуемые в других странах по обвинению в коррупции, нашли прибежище в Узбекистане и реализовывают «проекты». Неважно, что не соблюдаются действующие строительные нормы и правила: нам говорят, что они устарели. То есть, можно говорить об «устаревших» нормативно-правовых актах и не исполнять их?

Уже приводился в качестве примера пункт 2.3. ШНК 2.08.01-05 «Жилые здания», которым определено, что «для массового жилищного строительства следует применять здания не выше 4 этажей; для неканализованных городских и сельских поселений – 1-2 этажа. Здания 9-12 этажей могут применяться для застройки центров крупных городов; здания 16 этажей следует применять по специальным обоснованиям и разрешению Госархитектстроя». В Ташкенте же появляется всё больше проектов многоэтажных и высотных объектов. 

При этом такие дома не отличаются архитектурными особенностями или уникальностью: подобные объекты типичны. Причём они типичны тому концепту застройки от которого Западная Европа отказалась ещё в 1970-х годах. Сейчас в мире существует немного стран, в которых ведётся массовая многоэтажная застройка по микрорайонам (Россия, Казахстан, Китай, Япония, Сингапур и несколько других).  Ну и у нас. Понятно, что такая застройка на островах просто неизбежна. Но почему такое происходит в некоторых постсоветских государствах?

Нам говорят, что многоэтажное строительство позволит в короткие сроки обеспечить жильём граждан, что при такой застройке рационально используется земельный участок, что стоимость квартир, как правило, в таких домах ниже. Но это не вся правда. Такой расчёт верен лишь при поверхностном рассмотрении, если во внимание брать исключительно цикл строительства. 

Если взять в расчёт эксплуатационные расходы (износ, ветхость и ремонт объекта), а также расходы на снос многоэтажного дома и утилизацию, – именно так правильно рассчитывать эффективность, – то результат уже не будет казаться таким привлекательным.

Что касается застройщиков или, как сейчас модно говорить, девелоперов, то их расчёт и логика просты: прибыльность от реализации объекта строительства прямо пропорциональна этажности дома.

У каждого проекта свой порог рентабельности (критическая точка, «мёртвая» точка, точка самоокупаемости, точка перелома, точка разрыва) – это такая выручка от реализации, при которой компания-застройщик уже не имеет убытка, но ещё не получила прибыль.

Прибыль не только выше порога рентабельности. Прибыль, к сожалению, сейчас превыше всего. Собственники имущества, расположенного на участке, который выделен для нового строительства, рассматриваются девелоперами и застройщиками как досадная помеха, как препятствие к получению дохода. 

И как тут не вспомнить высказывание британского деятеля профсоюзного движения и публициста Томаса Джозефа Даннингапроцитированное Карлом Марксом в «Капитале» и потому часто ошибочно ему [Марксу] приписываемое: «Капитал избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Продолжение следует.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Больше новостей в Телеграм-канале Подписаться

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости