Узбекистан

06.06.2021 | 13:55

Минимальные потребительские расходы – узаконивание нищеты – часть II

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, что введение уровня минимальных потребительских расходов в качестве порога бедности – аморальный акт. 

Минимальные потребительские расходы – узаконивание нищеты – часть II

Физическое выживание – это императив, всё остальное – роскошь. 

Патрик Генри, американский государственный деятель. 

Признание в бедности — не позор, но позорно не стремиться избавиться от неё трудом.

Фукидид, крупнейший древнегреческий историк

Это продолжение материала, первая часть которого опубликована по ссылке. 

В последний день весны были объявлены минимальные потребительские расходы (МПР) в Узбекистане, которые будут использоваться для определения черты бедности в стране. Предварительно они составили 440 тысяч сумов на человека в месяц.

«Самая опасная ложь — это истина, слегка извращённая» (Георг Кристоф Лихтенберг, немецкий учёный, философ и публицист)

Минимальные потребительские расходы учитывают ежедневные потребности человека в продовольственных и непродовольственных продуктах, а также услугах. Так заявляют разработчики этого показателя. Но ведь это не так. Они не учитывают «ежедневные потребности человека», а лишь закрепляют тот минимум питания, который сложился фактически. 

Так, заместитель спикера Законодательной палаты Олий Мажлиса Хайрилло Гаппоров заявил: «Минимальные потребительские расходы – это показатель, который рассчитывается статистически на основе реального потребления бедных, полностью учитывает изменения в составе потребления и определяется с использованием базы данных обследований домашних хозяйств. Другими словами, МПР, установленные в Узбекистане, можно использовать для определения уровня национальной бедности». Или показатель, который сформирован на «основе реального потребления бедных» может стать пороговым значением уровня национальной бедности.

Как же часто у нас «телега ставится впереди лошади»! Парадокс: сначала определяют долю бедного населения, и лишь затем подводят (подгоняют) показатель черты бедности к этой доле. 

Хотя должно быть наоборот: необходимо определить стоимости минимальной продовольственной корзины (минимальный набор продуктов питания по научно обоснованным медицинским нормам потребления, необходимым для удовлетворения физиологических потребностей человека), потребительской корзины и прожиточного минимума. И уж потом определять границу бедности. 

Представление минимальных потребительских расходов, как альтернативы потребительской корзине и прожиточному минимуму, противоречит морали, логике и здравому смыслу. Использование показателя минимальных потребительских расходов искажает картину бедности в стране и стимулирует закрепление заниженных ориентиров благосостояния населения.

Кроме того, исследователи – при рассмотрении расходов домохозяйств – учли расходы на продовольственные продукты, непродовольственные товары и услуги, но не приняли во внимание ещё одну группу трат, которую фиксируют работники органов статистики. Намеренно это сделано или нет – остаётся только гадать. Это – непотребительские совокупные расходы.

Непотребительские совокупные расходы включают денежные и неденежные расходы домохозяйства на помощь родственникам и другим лицам, расходы на покупку недвижимости, капитальный ремонт, строительство жилья и хозяйственных зданий, приобретение акций, сертификатов, валюты, открытие вкладов в банковских учреждениях, выплату алиментов, уплату налогов и других обязательных платежей, суммы возвращённых домохозяйством долгов.

Конечно, многое из перечисленного не практикуется в бедных домохозяйствах. Однако, никто не освобождал бедное население от «уплаты налогов и других обязательных платежей» или от необходимости возврата долгов.

Почему нельзя было рассчитать вместо минимальных потребительских расходов размер прожиточного минимума, о котором говорится в Конституции страны («Пенсии, пособия, другие виды социальной помощи не могут быть ниже официально установленного прожиточного минимума» – статья 39 Конституции)? Почему автор увязывает минимальные потребительские расходы с прожиточным минимумом? 

Как отметил директор Института прогнозирования и макроэкономических исследований при Министерстве экономического развития и сокращения Умид Обидходжаев, минимальные потребительские расходы – это нижняя граница, минимальные траты, которые необходимы одному человеку в месяц. Другими словами, фактически это граница физического выживания человека. 

Умид Обидходжаев подчеркнул, что при формировании минимальных потребительских расходов «используются опросы, а при корзине формируется минимальный перечень товаров и услуг, необходимых среднестатистическому человеку независимо от уровня доходов и расходов населения».

И здесь исследователи просто недоговаривают одно положение из теории бедности. Дело в том, что человек, необеспеченный прожиточным минимумом считается бедным. И это правильно, так как он не может удовлетворить определённый круг минимальных потребностей, необходимых для жизни, сохранения трудоспособности и продолжения рода.

Бедность – социально-экономическое состояние человека, семьи, региона или государства, при котором определенные слои населения не имеют минимальных, по нормам данного общества, средств к существованию. При бедности материальные возможности недостаточны для удовлетворения основных жизненных потребностей в пище, одежде, жилье, образовании, лечении, отдыхе и прочем (бедность абсолютная) или для поддержания образа жизни на уровне принятых в данном обществе жизненных стандартов (бедность относительная).

«Богатый должен жить проще, чтобы бедный мог просто выжить» (Махатма Ганди, индийский политический и общественный деятель)

Ранее отмечалось, что все обследуемые домохозяйства по величине потребительских расходов делятся на десять 10-процентных групп (децили). Если в первой группе – самой низкой – минимальные потребительские расходы на человека составляли 217,7 тысячи сумов, то в 10-й группе — 1,7 млн сумов в месяц. 

Коэффициент дифференциации – отношение показателей десятого и первого децилей – составляет 7,8.

Теперь выведем такой же коэффициент для величин стоимости 1 килокалория энергетической ценности пищевых продуктов, потребляемых в 1-ом и 10-ом децилях. Он будет составлять: 6,1 / 4,2 = 1,5. 

При этом человек, включённый в первый дециль, тратит на еду 71 % всех расходов (154 567 сумов). Этот показатель называется коэффициентом Энгеля – удельный вес расходов населения на продукты питания в общих потребительских расходах. Для десятого дециля коэффициент Энгеля определён 45 % или 765 000 сумов. Или коэффициент дифференциации в этом случае составляет: 765 000 / 154 567 = 4,9.

Что получается? У одного человека, который тратит на еду почти в 5 раз больше второго человека в абсолютном выражении, при сопоставлении стоимости 1 килокалория потребляемых им продуктов расходы превышают траты второго человека всего в 1,5 раза. То есть, их рацион питания отличается незначительно. Хотя при увеличении доходов и, соответственно, расходов человек начинает потреблять более дорогие высококачественные продукты, которые, как правило, имеют более низкую энергетическую ценность, например, морепродукты или фрукты. 

Наблюдается несоответствие. Для подтверждения гипотезы о недостаточно объективном сборе или обработке данных обследования домохозяйств определим количество килокалорий, полученных в день представителями первого и десятого децилей. 

Оставим представителя первого дециля: 1 200 килокалорий должен получать трёх или четырёхлетний ребёнок.

Полученный результат по 10 децилю подтвердил опасения о недостаточно корректном сборе или обработке данных. Конечно, человек может получать ежедневно свыше 4 тысяч килокалорий. Но с оговоркой – этот человек должен быть:

– бодибилдером (готовясь к соревнованиям, бодибилдер весом 91 килограмм может потреблять 4 000 килокалорий в день в качестве объёмной диеты для максимального наращивания мышечной массы);

– спортсменом (они могут потреблять от 3 000 до 4 500 килокалорий в день);

– работником тяжёлого (грузчик – около 4 000 килокалорий в день) и очень тяжёлого труда (шахтёр, каменщик – около 4 500 килокалорий в день). 

Трудно представить, что все люди, вошедшие в десятый дециль, являются спортсменами, грузчиками или шахтёрами.

Согласно данным Узстата свыше 66 % всех доходов составляют поступления денежных средств от трудовой деятельности.

За январь-март 2021 года наивысшие уровни среднемесячной заработной платы наблюдались в финансовой и страховой деятельности (6 464,9 тысячи сумов), в сфере информации и связи (4 836,4 тысячи сумов). Согласитесь, что эта деятельность не предполагает больших физических затрат и высококалорийного питания. К сожалению, работники статистических органов не выделяют заработные платы, получаемые чиновниками.

Экономист Всемирного банка Уильям Зейтц отмечал, что важно определить черту бедности на соответствующем уровне: «И вопрос о „правильном уровне“ неотделим от того, как она используется. Цель определения черты бедности – сосредоточить внимание государства на людях, наиболее нуждающихся в помощи».

Сосредоточившись «на людях, наиболее нуждающихся в помощи», государство решает узкую проблему, которая будет существовать длительное время. Конечно, Всемирному банку выгодно показать «успехи по сокращению бедности», но истинная картина бедности иная. Необходимо повышать благосостояние всего населения, направлять усилия на формирование среднего класса, который в нашей стране практически исчез: идёт активное расслоение общества на богатых и бедных.

Бедных становиться всё больше. Ведь бедность – это многомерное понятие, которое включает в себя не только нехватку продуктов питания или изношенность одежды. Это, прежде всего, отсутствие основополагающей свободы действия и выбора, которую живущие в обществе принимают за естественную данность.

«Бедность – источник возмущений и преступлений» (Аристотель, древнегреческий философ)

Для оценки бедности используются различные концепции: абсолютная, относительная, субъективная. Но абсолютная «черта бедности» не позволяет в полной мере оценить масштабы бедности и многомерный характер этого явления. 

В настоящее время во многих странах такое понятие, как бедность определяется не только уровнем доходов или потребления. Оно связывается с доступностью и качеством услуг здравоохранения, образования, коммунальных услуг (чистая вода, адекватные санитарные условия) и так далее. Это – показатель многомерной бедности, которая охватывает все аспекты жизни населения. 

И это правильно. Домохозяйство может иметь средний или выше среднего доход, но при этом испытывать недостаток питьевой воды, не иметь доступа к качественным услугам здравоохранения и образования, достойной работе, жить в регионе с высоким уровнем преступности или неблагоприятном с точки зрения экологии. В этом случае человек испытывает депривации – лишение доступа к определенным ресурсам и возможностям.

Понятие бедность – широкое и многогранное. И втискивать в её определение ежедневную минимальную стоимость питания энергетической ценностью 2 200 килокалорий – самый простой способ мимикрировать проблему.

Достаточно сказать, что сама бедность подразделяется на три группы: 

– нищета или крайняя бедность (человек не имеет средств к физиологическому минимуму жизни, постоянно недоедает);

– нужда или средняя бедность (человек имеет средства на удовлетворение простейших физиологических нужд, но не имеет возможности удовлетворить даже самые элементарные социальные потребности);

– необеспеченность или умеренная бедность (человек, получающий доход от 50 до 100 процентов прожиточного минимума).

Действительно, прожиточный минимум – вот та черта, которая должна отделять бедное и небедное население. 

Но нам говорят: «Из-за использования нормативно-рекомендательного метода [при разработке минимальной потребительской корзины – прим. авт.] не в полной мере учитывается уровень реальной социально-экономической развитости страны при определении её в качестве национального показателя черты бедности. Исходя из этого, возможности использования в качестве критерия национального показателя черты бедности ограничены».

Или при установлении показателя прожиточного минимума в качестве порогового значения бедности значительная часть населения страны будет отнесена к бедным. Но ведь сама бедность – об этом говорилось ранее – подразделяется на группы. И почему из этих групп мы выделяем лишь нищих и нуждающихся? Нам нужна истинная картина положения граждан в стране или искусственно созданная? Подобный подход уже приводил к негативным последствиям и в советское время, и в годы независимости.

Попытки ввести в стране понятия «потребительская корзина» и «прожиточный минимум» в стране предпринимаются с 2018 года. Так, в прошлом году в Ташкентской и Ферганской областях в качестве эксперимента проводилось тестирование минимальных уровней этих показателей. По итогам I квартала 2019 года потребительскую корзину оценили в 650 тысяч сумов на человека в месяц, а размер прожиточного минимума — в 800 тысяч сумов на человека в месяц.

В начале 2020 года вице-премьер, министр экономического развития и сокращения бедности Джамшид Кучкаров заявил, что, если озвучить величину прожиточного минимума в Узбекистане, это приведёт к юридическим вопросам и вопросу о нарушении Конституции. 

Полноте… Существует не одно нарушение Основного закона. Например, «земля... являются общенациональным богатством» (статья 55), но при этом с 1 марта 2020 года действует закон «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения»; «граждане имеют право осуществлять свою общественную активность в форме митингов, собраний и демонстраций в соответствии с законами Республики Узбекистан» (статья 33), однако соответствующий закон до сих пор не принят; «…создание новых и параллельных структур власти являются антиконституционными и влекут ответственность по закону» (статья 7), но в Узбекистане продолжается деятельность Республиканской антикризисной комиссии, наделённой правом принимать нормативно-правовые акты…

На счёт того, к величине прожиточного минимума необходимо сразу «подтягивать» «размеры пенсии, пособий, других видов социальной помощи» (статья 39 Конституции). Это не так. Утверждение прожиточного минимума – это целевой ориентир (target) на будущее.

В качестве примера можно привести ситуацию в России. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 года № 197-ФЗ установил, что «минимальный размер оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом и не может быть ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения» (статья 133). Отмечено, что сроки и порядок поэтапного повышения минимального размера оплаты труда до величины прожиточного минимума устанавливаются федеральным законом. 

До принятия нового Трудового кодекса Федеральным законом от 19 июня 2000 года № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» было определено, что с 1 января 2019 года величина минимального размера оплаты труда устанавливается в размере не ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по России. И всё! 

В 2014 году Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации пообещал, что минимальный размер оплаты труда будет доведён до уровня официально установленного прожиточного минимума к 1 октября 2017 года. А 19 апреля 2017 года премьер-министр России Дмитрий Медведев, выступая в Госдуме с отчётом о работе правительства, заявил, что минимальный размер оплаты труда будет повышен до уровня прожиточного минимума работающего человека в ближайшем будущем.

А 7 марта 2018 года был принят Федеральный закон № 41-ФЗ «О внесении изменения в статью 1 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда», которым было установлено, что с 1 мая 2018 года в России с первого мая уровень минимального размера оплаты труда впервые сравняется с прожиточным минимумом.

С 1 января 2021 года в России изменились методики расчёта минимального размера оплаты труда и прожиточного минимума. Теперь их значения зависят не от стоимости потребительской корзины, а от медианных дохода и зарплаты. Впервые величина минимального размера оплаты труда стала выше размера прожиточного минимума. Соотношение величины прожиточного минимума на душу населения в целом по Российской Федерации и величины медианного среднедушевого дохода за предыдущий год с 2021 года устанавливается в размере 44,2 %.

Если бы такая методика применялась у нас, то отечественный показатель прожиточного минимума на человека в месяц составил 4,6 млн сумов.

Почти 18 лет понадобилось России, чтобы воплотить в жизнь требования законов о том, что величина минимального размера оплаты труда должна быть не ниже величины прожиточного минимума! А мы боимся показателя прожиточного минимума и скромно предъявляем предварительную величину минимальных потребительских расходов.

Вместо послесловия

На пресс-конференции, посвящённой презентации предварительных расчётов стоимости минимальных потребительских расходов в Узбекистане, первый заместитель министра экономического развития и сокращения бедности Илхом Норкулов прокомментировал этот вопрос на жизненных примерах.

«Мы провели изучение не только в городе Ташкенте, области, или отдельных крупных районных центрах, но и в отдалённых районах. 

К примеру, возьмём семью из шести человек, в частности, родителей и четырёх детей. Для этой семьи минимальное количество потребительских расходов составляет 2 млн 640 тысяч в месяц. Часто в таких семьях работает только один человек – отец. Если учитывать, что мужчине в течение месяца, как минимум, 3-4 дня нужно провести с детьми и отдохнуть, то его ежедневный доход должен составлять 100 тысяч сумов.

Это – размер минимальных потребительских расходов на душу населения, объявленный на днях, показатель, подсчитанный на базе 440 тысяч сумов. Или, если учитывать семью из пяти человек с тремя детьми, там ежедневный доход должен составлять около 80-90 тысяч сумов» - отметил Илхом Норкулов.

Или первый заместитель министра экономического развития и сокращения бедности приведённым примером хочет убедить, что предлагаемый порог бедности 440 тысяч сумов на человека в месяц более чем достойная сумма и такой ежедневный доход не каждый глава семьи сможет обеспечить. Но ведь речь идёт не об этом: странно, что это нужно объяснять чиновнику такого ранга. Речь идёт об удовлетворении минимальных потребностей наших людей, их семей, живущих в бедности. 

Как обеспечить получение необходимого дохода, как увеличить имеющийся? Разве не об этом, в первую очередь, должно думать Министерство экономического развития и сокращения бедности? Думать, предлагать, реализовывать и отвечать!

Обычно, перед тем как внедрять новшество в жизнь, проводят практические испытания. Очень бы хотелось, чтобы те чиновники, которые причастны к разработке минимальных потребительских расходов, хотя бы месяц прожили сами на 440 сумов в месяц. Сами! Без семьи: ведь члены их семей ни в чём не виноваты!

Кстати, в декабре 2020 года Федерация обществ защиты прав потребителей самостоятельно рассчитала размер потребительской корзины в Узбекистане. По её оценкам, стоимость потребительской корзины составляет 2,16 млн сумов на одного человека в месяц.

В ноябре 2017 года исследователь Дилобар Исмаилова опубликовала свои расчёты прожиточного минимума (на biznes-daily.uz и finansist.uz). Для составления потребительской корзины узбекистанцев в качестве объекта исследования выступили 100 респондентов из города Ташкента: были изучены их расходы и предпочтения, проведён сравнительный анализ, в ходе которого была выбрана средняя цена, исходя из цен, полученных во всех имеющихся супермаркетах и на рынках города Ташкента. 

По данным Дилобар Исмаиловой стоимость потребительской корзины в месяц составлял в конце 2017 года: для мужчины 1 005 500 сумов; для женщины – 1126 500 сумов; для пенсионеров – 1 080 000 сумов; для детей от 0 до 6 лет – 1 049 800 сумов: для детей от 7 до 15 лет – 1 132 300 сумов.

Напомню, что индекс потребительских цен за 2018-2020 годы составил в стране 146,3%.

***

Когда готовился материал, Узстат опубликовал очередной отчёт о средних ценах на готовый плов в областных центрах Узбекистана. Самый дешёвый плов оказался в Намангане, где порция главного национального блюда стоит 14 429 сумов. Предлагаемые затраты на питание 295 тысяч сумов из минимальных потребительских расходов как раз смогут обеспечить ежедневный рацион из полпорции наманганского плова, лепёшки и чайника чая. Если повезёт – с долькой лимона и кусочком сахара.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Больше новостей в Телеграм-канале Подписаться

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости