• $ 9526.28
  • 10329.35
  • 148.82
МНЕНИЯ
11:21, 07 февраля

За и против вступления Узбекистана в ЕАЭС

Политэкономист Бахром Раджабов о преимуществах и недостатках присоединения к российскому интеграционному союзу.

Политэкономист, получивший Степень доктора в Университете Цукуба, специалист в области социальных инноваций и инноваций в государственном секторе Бахром Раджабов ответил на самые актуальные вопросы касательно вступления Узбекистана в ЕАЭС.

Правильно ли, что Узбекистан отказывается от вступления в ЕАЭС?

Для начала я хотел бы отметить два момента. Во-первых, вопрос вступления или невступления в ЕАЭС имеет множество измерений. Изучать его можно и следует с разных точек зрения. Этим я объясняю и ряд публикаций в узбекистанских СМИ от экономистов, политологов, председателя Федерации профсоюзов господина Рафикова или совсем свежие мнения Умиды Хакназар и Зиёдулло Парпиева.

Есть и мнение Центра экономических исследований и реформ (ЦЭИР) при Администрации Президента, а также бизнесменов и аналитиков. Таким образом, вопрос в Узбекистане обсуждается, и это положительный тренд. Во-вторых, Узбекистан не отказывается от вступления в ЕАЭС. Об этом говорить пока рано. Так же, как и рано утверждать, что страна вступит в союз в ближайшее время. Я попробую в этом материале взглянуть на этот вопрос с политэкономической точки зрения.  

 Плюсы и минусы от вступления. Что в теории?

Для начала отмечу, что ЕАЭС еще не сформировался как экономический союз. Об этом в своей колонке также пишут Хакназар и Парпиев. Это, по их словам, предпоследняя ступень интеграции. А первая — зона свободной торговли (ЗСТ). К ней в рамках СНГ Узбекистан хоть и с оговорками, но присоединился. ЗСТ регулируется договорами о свободной торговле (Free Trade Agreement), а насчет ее эффекта в теории среди исследователей нет согласия. Специалисты отмечают как положительные, так и отрицательные последствия свободной торговли. Есть даже ученые, которые искренне считают, что свободная торговля вредна для развивающихся стран и лучшим рецептом для их экономик могла бы быть защита своих отраслей экономики, иными словами — протекционизм. Один из таких ученых — экономист Ха-Жун Чанг и его труд «Kicking Away the Ladder».

Другого мнения придерживается, пожалуй, большее количество экономистов, считая свободную торговлю положительным фактором развития экономик развивающихся стран. Например, Бхагвати (Американский экономист, член Национальной академии наук США - прим.ред.) уже довольно давно высказывал мнение, что «система свободной торговли способствует повышению производительности, то есть стимулирует производство, улучшает условия жизни и повышает национальное благосостояние». Другим плюсом эксперты считают факт того, что потребители в конечном итоге выигрывают от свободной торговли, так как смогут получить большее разнообразие товаров и услуг за меньшие деньги. Результатом этого эффекта будет конкуренция на рынке, которую создаст свободная торговля. Еще один плюс от ЗСТ в том, что свободную торговлю можно использовать как инструмент развития через создание в результате конкуренции более конкурентоспособных отраслей, повышение производительности и эффективности. Дополнительный аргумент за свободную торговлю, часто используемый в литературе в пользу вступления развивающихся стран в ВТО, заключается в том, что благодаря свободной торговле развивающиеся страны получат доступ к рынкам развитых стран и выгоду от свободного перемещения технологий и инвестиций из развитых стран, что выгодно развивающимся странам.

С другой стороны, исследования показывают, что свободная торговля также может быть направлена ​​на содействие эффективному демократическому управлению и борьбе с коррупцией (в том числе между торговыми партнерами), используя некоторые стандарты прозрачности и борьбы с коррупцией, а также институты для обеспечения прозрачности торговой системы. По словам Кеннеди, «такая система положительно скажется на политических и экономических реформах в развивающихся странах, будет способствовать демократизации политической системы. Таким образом, соглашения о свободной торговле могут способствовать политическим и экономическим реформам, поскольку имеют жесткие условия соблюдения законов о борьбе с коррупцией и обеспечения базового уровня политических прав и гражданских свобод в развивающихся странах. Без более строгих мер по борьбе с коррупцией и стандартов демократического управления соглашения о свободной торговле могут снизить импортные тарифы, но не приведут к большей прозрачности и конкуренции в экономике и политике этих стран. Тогда это повысит маржу прибыли для правящих элит, укрепит монополию власти, которой элиты уже располагают, и создаст меньше стимулов для политических и экономических реформ в стране».

В этой связи можно ли ожидать подобного положительного эффекта от вступления в ЕАЭС? Вопрос риторический. Многое в этой связи зависит от того, насколько успешно будут проведены реформы (экономические, судебные, политические) внутри страны. Они и позволят, в идеале, максимизировать положительный эффект от свободной торговли.

 Вступление Узбекистана в ЕАЭС. Что на практике?

Как известно, вопрос возможного вступления Узбекистана в ЕАЭС на высоком уровне был озвучен председателем Совфеда РФ В. Матвиенко. До этого момента страна особо не была озабочена подобными перспективами. Политики на этот счет не высказывались. После высказывания ситуация изменилась. Власти стали комментировать заявление российского высокопоставленного чиновника и подчеркивали, что вопрос с ЕАЭС «прорабатывается». ЦЭИР при Администрации Президента провел свои исследования и начал организовывать встречи с гражданами для разъяснения сути, плюсов и минусов возможного вступления Узбекистана в ЕАЭС. Все это выглядело как отсрочка принятого решения о вступлении в ЕАЭС с целью диалога с гражданами, после того как Матвиенко озвучила данное намерение. Тот факт, что власти сами не озвучили подобные планы, также вызвал вопросы и негодование, а также это был сигнал того, что РФ, возможно, оказывает давление на Узбекистан с целью вовлечения страны в союз, где она, Россия, играет первую скрипку. Однако Президент в своем Послании сказал, что на данном этапе речь идет о статусе наблюдателя для Узбекистана, и страна будет исходить из собственных интересов в вопросе вступления в ЕАЭС. Было упомянуто, что прошли переговоры глав государств России и Узбекистана, но о чем шла речь на этих переговорах, пока неизвестно.

Один из главных аргументов сторонников вступления Узбекистана в ЕАЭС — большое число трудовых мигрантов в этой стране. Сторонники утверждают, что после вступления трудовым мигрантам не придется получать и платить за патенты, передвижение рабочей силы упростится. На практике же, как в том числе упоминают Умида Хакназар и Зиёдулло Парпиев, число мигрантов из Узбекистана в РФ снизилось даже сильнее, чем число мигрантов из Украины в РФ, несмотря на то, что у РФ с Узбекистаном хорошие политические отношения, а с Украиной — нет. К тому же Украина не планирует вступать в ЕАЭС. Еще более интересен в этой связи взгляд российского юриста, озвученный недавно в СМИ, о том, что мигранты из Узбекистана не получат ожидаемых положительных послаблений, гарантий их прав и не станут более социально защищенными. Более того, эксперт по миграции Др. Эралиев и многие другие отмечают негативное отношение к трудовым мигрантам из Центральной Азии в России. Это при том, что РФ нуждается в трудовых ресурсах.

В этой связи интересно мнение председателя Федерации профсоюзов, который в своей колонке указывает на семь плюсов вступления в ЕАЭС. В части, относящейся к мигрантам, однако, не все так просто в плане гарантированных медицинских услуг. По этому пункту в странах — членах ЕАЭС договоренности выполняются не полностью. Также имеются трудности в признании дипломов и водительских прав. Во многих сферах требуется провести большую работу по гармонизации законодательства, стандартов и практик.

Неформальная экономика и вступление в ЕАЭС — еще один аспект, который не затрагивался экспертами. Одной из причин этого может быть тот факт, что, в принципе, довольно сложно исследовать этот сегмент экономики — серую зону, зачастую имеющую место быть в развивающихся странах. По данным Международной организации труда (МОТ), большая часть рабочих мест в развивающихся странах создается в неформальном секторе. В Узбекистана ранее признавали, что большая часть экономики (трудно подсчитать, насколько большая) «находится в тени». По данным исследования все того же МОТ и ВТО, еще в 2007 году было установлено, что мировая торговля расширилась и к 2007 году достигла более 60 процентов мирового ВВП. Такое расширение вызвало рост мировой экономики, но не привело к улучшению условий труда и уровня жизни многих людей. В первую очередь это коснулось развивающихся стран с высокой долей неформальной экономики и несправедливой системой перераспределения благ. В этой связи актуален вопрос: может ли вступление в ЕАЭС положительно сказаться на сокращении неформальной экономики в стране, вероятно, за счет возможного смягчения торгового режима? И есть ли намерение у Узбекистана идти на подобное смягчение?  

В этой связи важно помнить о так называемых естественных монополиях, коих больше сотни в Узбекистане, и политике порой бессрочной защиты, льготирования, освобождения от налогов, тарифных, нетарифных и прочих мер поддержки местных производителей. В нашей стране пока еще есть мнение и сильны позиции среди лиц, принимающих решения о необходимости поддержки местных производителей. Это на практике выливается в продолжение применения модели импортозамещения в экономике, что не вяжется с принципами свободной торговли.

И последнее. После некоторых проведенных первоочередных реформ сейчас преобладает подход в том, что время «простых реформ», когда все согласны, что они должны быть проведены, прошло. На практике это означает, что не стоит ожидать радикальных перемен. Отныне власти будут осторожнее подходить к реформам. На самом деле изменения никогда не бывают простыми, так как они подразумевают смену устоявшихся и уже привычных «правил игры». Реформы в экономике и политике, в частности и в рамках обсуждаемого вопроса, несут краткосрочные и долгосрочные выгоды и проигрыши для разных слоев населения и политических элит. Соответственно, перемены могут встречать противодействие. Это естественный процесс. Понимая это, важно доводить реформы до конца. В действительности на уровне политэкономических мер принимаемые решения редко срабатывают на 100 процентов. Это тоже норма. Очевидно одно, для Узбекистана присоединение к ЕАЭС — не панацея от всех проблем в экономике. Рецепты успеха лежат, скорее, в проведении необходимых реформ внутри страны и доведении начатых преобразований до логического конца.     


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ     

 

Re:post
11:21, 07 февраля

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ