Узбекистан

19.08.2020 | 17:18

Игорь Цой о том, почему ситуация с внешним долгом Узбекистана вызывает озабоченность

Игорь Цой о том, почему ситуация с внешним долгом Узбекистана вызывает озабоченность

Долг — начало рабства.

Виктор Гюго, французский писатель.

Это вечный рецепт МВФ — залезьте в долговую кабалу и умрите. Это мы проходили в 90-е годы... То, что МВФ опять начинает учить нас жизни — это, конечно, близко к катастрофе.

Михаил Делягин, доктор экономических наук, советский и российский экономист, политик и публицист.

Объем экспорта товаров и услуг в I полугодии 2020 года в Узбекистане составил 6,3 млрд долларов, что на 1,8 млрд долларов или на 22,6 процента меньше, чем в соответствующем периоде 2019 года. Объем импорта в Узбекистан в январе-июне текущего года составил 9,6 млрд. долларов, и снизился, соответственно, на 1,7 млрд долларов или на 15 процентов по сравнению с первым полугодием прошлого года. В I полугодии 2020 года отрицательное сальдо счета текущих операций достигло 2 млрд долларов (в январе-июне 2019 отрицательное сальдо составляло 1,8 млрд долларов.

«Где ярче свет — там тени гуще» (Гёте, немецкий поэт, философ)

Платёжный баланс – это отчёт обо всех внешнеэкономических операциях из страны в страну. Денежные средства, поступающие в страну из-за границы, оказывают положительное влияние (кредит) на общий платёжный баланс. И, наоборот, средства, уходящие за границу (дебит) оказывают отрицательное.

Под дефицитом платёжного баланса подразумевают вывод валютных средств в большем объёме, чем её поступление. Дефицит платёжного баланса – это свидетельство дисбаланса в стране и отсутствие активной роли государства и регулирующих органов. Прежде всего, такой дефицит вызывает повышенный спрос на мировые валюты. Национальная валюта обесценивается и спрос на неё снижается.  

Причин, вызывающих дефицит платёжного баланса, может быть несколько. Это высокая инфляция и спад производства; чрезмерные расходы на вооружение; низкий уровень доверия к национальной валюте; дискриминация в отношении отечественных товаров за рубежом; высокие расходы государства; повышение эффективности производства и производительности труда в других странах. 

В Узбекистане с 2018 года наблюдается отрицательное сальдо счёта текущих операций. Подобное положение сохраняется и в этом году. Что необходимо сделать государству для уменьшения или ликвидации платёжного дефицита? Прежде всего, необходимо осуществить стимулирование экспорта и ограничить импорт. Но этот путь наше государство не выбрало.

Другой путь – это частичная продажа золотовалютных резервов страны. Отчасти государство выбрало этот путь.

Если в 2014 году было продано 30 тонн золота, то в 2017 году – 80 тонн, а в прошлом году – 110 тонн.

Следующий путь – это привлечение иностранных инвестиций. 

Также государство могло прибегнуть к ужесточению денежно-кредитной политики, увеличению процентных ставок и увеличению налоговой нагрузки. Но в условиях реформирования банковской и налоговой сфер, их либерализации подобные мероприятия не будут осуществлены.

Остаётся путь – обращение к другим государствам и международным денежно-кредитным организациям. 

И здесь мы видим бурный рост внешних заимствований. Если в 2015-2017 годах чистый внешний долг (без учёта евробондов) не превышал 2 процентов, то в 2019 году этот показатель вырос до 10 процентов.

«Кто берет в долг, приобретает печали» (Торквато Тассо, итальянский поэт XVI века)

Объём совокупного внешнего долга Узбекистана на 1 января 2017 года составил 14,6 млрд долларов, а на 1 января 2020 года – 24,4 млрд долларов. Сумма кредитов за этот период возросла на 9,8 млрд долларов или в 1,7 раза. Из них 7,1 млрд долларов были заимствованы в прошлом году.

По состоянию на 1 июня 2020 года внешний государственный долг составляет 16,9 млрд долларов США или 29,2 процента к валовому внутреннему продукту. 11,4 млрд долларов или 67 процентов внешнего государственного долга приходятся на средства, привлечённые от имени правительства или под государственную гарантию для финансирования инвестиционных проектов и программ государственных предприятий. 

В отчёте о долговой устойчивости Международного валютного фонда, опубликованном 19 мая 2020 года, отмечается высокий потенциал обслуживания долга республики и его умеренный объем. В то же время, согласно данным международного рейтингового агентства S&P Global Ratings, в качестве факторов, оказывающие негативное влияние на международный суверенный кредитный рейтинг республики, перечислены:

-      более быстрый рост объёма внешнего долга и значительное ухудшение фискального баланса в результате увеличения долговой нагрузки до 2023 года;

-      увеличение объёмов государственных обязательств в результате ухудшения 

состояния предприятий с государственной долей;

-      значительное повышение уровня долларизации в экономике, несмотря на проводимые реформы.

Не случайно 5 июня 2020 года S&P Global Ratings в очередном отчёте сохранило суверенный кредитный рейтинг Узбекистана на уровне «BB –» с изменением прогноза по рейтингу республики со «стабильного» на «отрицательный».

Но Министерство финансов спокойно. Главный финансовый регулятор страны ссылается на методологию Международного валютного фонда, согласно которой рассчитан безопасный уровень государственного долга страны на уровне 50 процентов к валовому внутреннему продукту. Именно поэтому предельный объем внешних заимствований, привлекаемых от имени правительства и под его гарантию в 2020 году, установлен законом Республики Узбекистан «О Государственном бюджете Республики Узбекистан на 2020 год» в размере 4 млрд долларов (статья 16 указанного закона).

Если взять курсы доллара на начало 2020 года и скорректированные на прогнозируемую инфляцию, то на погашение государственного долга в текущем году будет направлено 346 млн долларов, в 2021 году - 394,7 млн долларов и в 2022 году – 420,2 млн долларов. Это сопоставимо с размерами ассигнований на содержание Министерства высшего и среднего специального образования и значительно превышает расходы на функционирование Министерства здравоохранения.

Необходимость борьбы с эпидемией коронавируса и её последствиями активизировала работу по привлечению кредитов. Постановлением Президента от 22 апреля 2020 года № ПП-4691 «О мерах по привлечению средств внешнего содействия для поддержки населения, бюджета, базовой инфраструктуры и субъектов предпринимательства в период коронавирусной пандемии» предусмотрено привлечение кредитов международных финансовых институтов на сумму более 3 миллиардов долларов для снижения последствий пандемии.

По мнению старшего директора международного рейтингового агентства Fitch Эрика Ариспе размер государственного долга вполне приемлем. «Если говорить об Узбекистане, то государственный долг невелик. Но его ни в коем случае нельзя признавать маленьким. Поэтому прогнозируется, что долг в этом году поднимется до 35 процентов ВВП... Долг продолжит расти, и это снизит воздействие поддерживающих факторов. Вместе с тем, структурные реформы до сих пор играют очень важную роль» - сообщил Эрик Ариспе.

Когда размер имеет значение… 

Все экономисты, эксперты и чиновники заостряют внимание на размере государственного долга. Действительно, это важный показатель, но далеко не определяющий.

Совокупный государственных долг Японии, например, составляет в настоящее время 237,6 процента к валовому внутреннему продукту. И признаков кризиса не наблюдается.

Несомненно, всех граждан волнует та скорость, с которой увеличивается государственный долг Узбекистана. Но больший интерес и волнение должен вызывать вопрос эффективного использования государственного долга.

Из приведённых данных видно, что в 2015 году один процент прироста государственного долга к ВВП обеспечивал 4 процента прироста объёма ВВП. В 2019 году этот показатель снизился до 0,5 процента. Ни о каком кризисе ещё не задумывались.

Ярким примером неэффективного внешнего заимствования может служить размещение Узбекистаном 14 февраля 2019 года двух дебютных транша евробондов общим объёмом 1 млрд долларов. В интервью агентству Bloomberg министр финансов подчеркнул, что «правительство будет размещать облигации не ради привлечения средств, а ради создания бенчмарка для узбекского рынка. Мы хотим, чтобы узбекские компании тоже вышли на международный финансовый рынок». То есть, особой необходимости в привлечении заёмных средств не было. 

К евробондам необходимо применять все принципы эффективного использования кредитных средств. В первую очередь, надо позаботиться об оптимальном размещении средств, полученных от продажи евробондов инвесторам, так как в течение 5-10 лет производятся выплаты по купонам (дважды в год), а по окончанию срока заимствования должны возвратить всю сумму и погасить евробонды. 

Поэтому инвесторы гораздо лучше оценивают те еврооблигации, которые размещают под определенный инвестиционный проект и осуществление которого будет приносить доход в среднесрочной перспективе. Примером является высокий спрос на евробонды, выпущенные Таджикистаном, средства от продажи которых направлены на финансирование строительства Рогунской ГЭС.

Так куда же был направлен 1 млрд долларов заёмных средств? Постановлением президента от 2 апреля 2019 года № ПП-4258 «Об эффективном использовании средств, поступающих от размещения первых суверенных международных облигациях Республики Узбекистан» средства с условием получения соответственных процентов будут направлены на следующее: «889,2 млн долларов США будут размещены посредством аукциона на депозитные счета коммерческих банков; 20 млн долларов США будут выданы в качестве долга АКБ «Агробанк»; 89,9 млн долларов США будут выданы в качестве ссуды государственного предприятия «Навоийский горно-металлургический комбинат».

Лишь около 90 млн долларов из миллиарда были направлены в конкретный проект «Навоийского горно-металлургического комбината». Остальные средства растеклись по депозитам коммерческих банков. Неужели действительно в республике нет достойных инвестиционных проектов и выпуск суверенных государственных облигаций на сумму 1 млрд долларов преследовал лишь одну цель – определение бенчмарка. Не слишком ли высокая цена за определение ценового ориентира?

Поэтому расширяющаяся практика внешних заимствований без определения конкретных инвестиционных проектов вызывает всё большую озабоченность. Туманная формулировка, что кредитные средства направлены на «осуществление инфраструктурных проектов» лишь усугубляют эту озабоченность. И не только у нас.

Региональный директор Европейского банка реконструкции и развития Эрик Ливни на первом заседании «Клуба дискуссий» выразил уверенность в том, что правительство Узбекистана сможет продуктивно воспользоваться выделенными банком средствами. «Узбекистан – это единственная страна из государств Центральной Азии в нашем портфеле, в отношении которой прогнозируется достижение роста в 2020 году и восстановление экономики в 2021 году. Очевидно, если вы возьмёте долг в среднем размере 2,4 процента и достигнете экономического роста в 6,5 или 7 процентов, значит, никакого повода для беспокойства нет» - сказал Эрик Ливни.

Директор ЕБРР считает, что соотношение 2,7-2,9 прироста ВВП к приросту государственного долга к ВВП оптимально. Но мы видим, что в прошлом году этот показатель составил лишь 0,5.

Бесконтрольность использования заёмных средств создаёт почву для различного рода злоупотреблений и хищений. Только за последние месяцы мы стали свидетелями многочисленных фактов хищений средств Антикризисного фонда, сформированного на 98,4 процента за счёт льготных кредитов международных финансовых институтов. 

В середине июля текущего года стало известно, что Всемирный банк предоставит Узбекистану заем в размере 500 млн долларов на модернизацию сельского хозяйства. Отмечалось, что средства пойдут на развитие интенсивного садоводства, создание тепличных хозяйств, мощностей по хранению продукции, упаковочных и перерабатывающих мощностей, а также в приобретение энерго- и водосберегающих технологий и сельскохозяйственной техники. 

Стоит только порадоваться за фермеров и дехкан. Но ведь сами чиновники признаются в неэффективном использовании средств и отсутствии подвижек в легализации неформального сектора экономики. В апреле 2020 года вице-премьер Джамшид Кучкаров сообщил: «За последние два-три года за счёт более 1 млрд долларов были реализованы проекты в сельском хозяйстве — теплицы, интенсивные сады на тысячах гектаров и другие. В результате, по расчётам, было создано 1 000 легальных рабочих мест, то есть за 1 млн долларов создаётся одно рабочее место. Хотя говорят, что для работы в саду или теплице площадью 1 гектар земли нужно 20 работников. Если площадь теплиц составляет 3 000 га, то получается, нужно 60 тысяч работников».

Нужно 60 тысяч работников, а легально работает одна тысяча. Действительно, «интенсивное» сельское хозяйство получается...

«Apres nous le deluge» («После нас хоть потоп», маркиза де Помпадур)

7 мая 2020 года заместитель министра инвестиций и внешней торговли Шухрат Вафаев разъяснил целесообразность внешних заимствований. 

«На конец 2019 года соотношение внешнего государственного долга Республики Узбекистан к ВВП составило 30,5 процентов. По стандартам международных финансовых институтов указанное соотношение свидетельствует об умеренном объёме внешних заимствований. Поэтому Узбекистан имеет возможность увеличивать свои внешние заимствования без ущерба для макроэкономической стабильности. К примеру, в таких успешно развивающихся странах Азии и Европы, как Вьетнам и Польша это соотношение составляет 56,1 и 46,1 процентов соответственно», - заявил Шухрат Вафаев.

Абсолютно точно. Но давайте сравним некоторые показатели этих стран.

Опустим показатели коррупции. Обратите внимание на показатели инфляции. Она высока в Узбекистане и в этом заключается главная опасность. Внешний долг номинирован в мировых иностранных валютах и перманентное обесценение национальной валюты может привести к тому, что государство будет не в состоянии выплатить его. Видимо, понимая такую опасность Центральный банк старается сохранить имеющийся объем золотовалютных резервов.

Но и здесь таится опасность. В случае затруднений с обслуживанием внешнего долга и распечатыванием ЗВР резко ухудшится кредитный рейтинг страны. И в этом случае, если и будут предоставляться внешние заимствования, то на крайне непривлекательных для нас условиях. Вполне возможно, что для обслуживания государственного долга продеться занимать дополнительные средства. Потом ещё. Так формируется классическая ловушка бедности.

Понимают ли опасность такого сценария чиновники? Несомненно. 

Именно поэтому 78,4 процента всего объёма внешнего долга составляют кредиты на срок более 10 лет. 

Сохранение уровня государственного долга страны на уровне 50 процентов к валовому внутреннему продукту также таит опасность. Ведь экономика страны не будет стоять на месте. Объёмы ВВП будут расти, а значит будет увеличиваться и возможность занять дополнительные денежные средства на рынке капитала.

Уже сейчас на каждого жителя страны, включая пожилых и детей, приходится государственный долг в размере 500 долларов. В 2016 году этот показатель был 204 доллара на каждого человека.

Даже на вопрос «Насколько прозрачно расходование кредитов различных международных организаций и фондов с целью снижения воздействия пандемии на экономику? На каких условиях берутся долги?» директор Департамента государственного внутреннего и внешнего долга Министерства финансов Джасур Каршибаев ответил лишь на вторую его часть. И это показательно. Нет прозрачности расходования внешних займов. Прозрачности и контроля.

Отсутствие прозрачности и контроля ведёт – в лучшем случае – к неэффективному использованию заёмных средств. В худшем – к созданию коррупционных схем с целью их хищения. И в первом, и во втором случае средства просто теряются, и они не создают ни нового производственного, ни нового социального потенциала страны. Но ведь долг никто не собирается списывать, и он перекладывается на плечи граждан. 

Косвенно, конечно. Это – не введённые мощности и новые рабочие места, снижение роста экономики и реального дохода населения, процветание теневой экономики и коррупции, недостаточное финансирование социальной сферы и затормаживание реформ.

Предлагаемые некоторыми экспертами варианты по привлечению зарубежных кредитов, номинированных в сумах, также несут в себе потенциальную опасность. Из-за слабости экономики и национальной валюты проценты по таким заёмным средствам будут высокими. Кроме того, национальная валюта имеет хождение лишь на территории нашей страны. Поэтому кредиторы полученные проценты и тело кредита будут конвертировать в мировые валюты, что окажет негативное воздействие на состояние золотовалютных резервов и обменный курс национальной валюты.

Центральный банк страны также выступил за более осторожный подход при привлечении внешнего долга. В отчёте главного денежно-кредитного регулятора отмечается сохранение отрицательного сальдо счета текущих операций в текущем году. 

При этом - по данным Центрального банка - основным источником финансирования дефицита счета текущих операций в 2020 году станет привлечение внешнего долга от международных финансовых институтов. Регулятор отмечает, что в течение 2017–2019 годов расходы на обслуживание внешнего долга страны возросли в 1,4 раза (с 1,9 млрд долларов до 2,7 млрд. долларов), в том числе объем выплат по государственному внешнему долгу увеличился в 1,6 раза (с 465 млн долларов до 760 млн долларов). 

«С учётом растущего спроса на иностранную валюту на внутреннем валютном рынке для обслуживания внешнего долга и возможного дополнительного давления на валютной рынок в будущем, в ближайшие кварталы возрастает необходимость применения более осторожного подхода при привлечении внешнего долга. При этом, целесообразно определить объем новых кредитов под государственную гарантию в пределах суммы погашения ранее полученных кредитов и направлять их исключительно на финансирование инфраструктурных проектов», – подчеркнули в Центральном банке. 

Выход один. Это определять конкретные стратегические проекты, которые позволят экономике добиться ускоренного развития, и лишь под эти проекты привлекать заёмные средства. Под жесточайшим контролем их целевого использования.

5 мая на видеоселекторном совещании президент Узбекистана высказал своё мнение о чрезвычайных происшествиях в Бухарской и Сырдарьинской областях. «Я сам видел несколько раз. Где есть качество, там есть результат. Где нет качества, там коррупция, хищения и организации, которые провели тендеры с «ура-ура», - сказал глава государства.

Но ведь качество, честность и добросовестность не появятся сами по себе. Они вырабатываются исключительно в условиях контроля, когда за каждое нарушение неотвратимо следует наказание. Когда-нибудь мы придём к пониманию необходимости использования современных систем контроля, инструментов независимых экспертиз и аудита в эффективном осуществлении любых проектов или функционировании рынков. Когда-нибудь… Но хотелось бы как можно раньше…

Вместо послесловия, или почему важно довольное лицо заёмщика при возврате долга

К торговцу подошёл знакомый и попросил у него денег взаймы под залог. Тот ему ответил: 

— Залога я не возьму, а деньги тебе дам. 

И он приказал слуге принести кошелёк с монетами, весы и зеркало. Затем он отвесил ему столько денег, сколько у него попросили. Когда человек получал деньги, заимодавец сунул ему в руки зеркало и сказал: 

— Взгляни на своё отражение в зеркале. Посмотри, как сияет твоё лицо сейчас, когда ты получаешь деньги. Пусть же твоё лицо будет таким и в день, когда ты вернёшь долг. Ликующим, а не унылым.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Последние новости

Больше новостей