• Июль 18
  • 25℃ ясно
    • $7787.81
    • 9100.06
    • 124.54
    • £10304.83
    МНЕНИЯ

    Фарход Закиров о проблемах экстремального спорта Узбекистана и необходимости его продвижения

    О препятствиях на пути развития активного отдыха, проблемах на местах и официально представленных в стране экстремальных видах спорта.

    Фарход Закиров о проблемах экстремального спорта Узбекистана и необходимости его продвижения

    Узбекистан – страна с богатейшими рекреационными ресурсами, которые на данный момент освоены в очень скромном объеме.

    Развитие экстремального спорта и активного отдыха могло бы создать огромное количество рабочих мест, способствовать здоровому образу жизни граждан, привлекать огромное количество туристов и в конечном итоге регулярно пополнять государственную казну.

    Экстремальные развлечения, как и экстремальный спорт, требуют особого законодательного регулирования и контроля, которые в отсутствии понимания этого вопроса у кабинетных работников, осуществляются не в пользу любителей активного отдыха. Многие вопросы предпочитают решить запретом.

    Существование экстремальных видов спорта в Узбекистане держится на активности и энтузиазме самих спортсменов. Это касается как организационных, так и финансовых вопросов.

    О том, что собой представляет портрет среднестатистического экстремала в Узбекистане, что побуждает людей к занятию экстремальным спортом и что нужно делать в стране для его развития, сайту Repost.uz рассказал парапланерист и горнолыжник Фарход Закиров.

    Начал летать в 2006 году,  Прошел курс активного пилотирования в Турции, в школе Николая Шорохова - многократного обладателя Кубков по парапланеризму мирового уровня. Постоянный участник соревнований и высокогорных полетов в Гималаях и Альпах. Тренер по парапланеризму, инструктор полетов в тандеме.

    Почему вы решили заниматься экстремальным спортом?

    Я в этом увидел то, чего мне не хватало в жизни.

    Вначале я случайным образом стал лыжником. Начал поздно, года в 23. Поехал с друзьями в Чимган, для пробы взял в аренду лыжи и почему-то не захотел их возвращать через условленный час. Так и прокатался до вечера. Сходу очень быстро все далось, поехал в Алматы и приобрел хорошее снаряжение. В то время очередь на канатную дорогу занимала всего 15 мин, не то, что нынешние часа полтора. Я настолько увлекся горнолыжным спортом, что практически каждый день ездил кататься в Бельдерсай из Ташкента.

    Параллельно начал участвовать в ночных автогонках. Однажды весной товарищ предложил мне полетать на параплане. Он повез меня на учебные холмики и объяснил, как стартовать и приземляться. Запустил. Я отлетел от горы и вижу: «Ух ты! Всё зеленое и ты в воздухе летишь!» – такой восторг. Так я решил заниматься полетами на параплане.

    Экстрим заставляет человека переступать через свои возможности. Но нельзя становиться парапланеристом, мотоциклистом, байкером, автогонщиком и т.п., желая стать экстремалом. Те, кто хотят разово прочувствовать экстрим, приходят, получают свою дозу адреналина и уходят. У таких людей прогресс в спорте не очень быстрый, когда страх проходит, они переключаются на что-то другое. Либо получают такую дозу страха, что бросают это дело навсегда.

    Если хочешь стать экстремалом – не кури, бегай, отжимайся утром, занимайся физической культурой, закаляй организм. Экстрим происходит от слова «экстра» - поверх, т.е. сделай что-то лучше и больше, чем другие, лучше, чем ты можешь и делал до этого.

    Другое дело, если ты хочешь стать спортсменом в каком-либо определенном виде — лыжником, сноубордистом, мотоциклистом, тогда иди и учись, потому что это экстремально, на кону стоит твое здоровье, а то и жизнь. Нельзя входить в мир экстрима без необходимой подготовки. Благо, инструкторов хватает.

    Экстремалы в Узбекистане, кто эти люди, что у них общего?

    Это люди, у которых другие ценности, неважно какой спорт. И вообще, весь мир экстрима заключается в особенных ценностях и отношении к жизни. Экстремалы любят жизнь не меньше, чем другие, но готовы ею рискнуть ради безграничного чувства свободы. Так вот и ходим, балансируя на краю, раз за разом ступая за край все дальше и дальше.

    Мы не следим, к примеру, за модными тенденциями, какие новые тренды в сезоне.

    Наша мода — это функциональная одежда и экипировка, максимально соответствующая нашим потребностям. Иногда настолько привыкаешь, что идешь на свадьбу друга в кроссовках, а на вечеринку — в лыжной куртке.

    Скажу словами одной журналистки:

    Экстремалы – это люди, готовые экономить на многом,  чтобы отдать все свои сбережения за две пары кроссовок. Они копят и копят, отказывая себе во всем, чтобы все накопленное в один момент потратить.

    Возьмем, к примеру, параплан – он стоит, конечно, не как автомобиль, но достаточно дорого. Мы можем упасть на деревья, и все это в одночасье порвать , но не будем жалеть. Радуемся, что в живых остались. Начнем копить на следующее крыло.

    Из собственной практики, я каждый год менял iPhone. Два года назад купил Huawei – до сих пор пользуюсь, работает долго и надежно, удовлетворяет всем моим требованиям. Сэкономил за 2 года на неплохой комплект снаряжения. И зачем мне айфон, если я могу обновить экипировку?

    А еще, в силу специфики своих занятий, экстремалы уважают чужое личное пространство. Они уважают природу, горы, на которые взбираются и над которыми летают, реки и моря, в которых плавают и погружаются, погоду, которая дает возможность заниматься любимым спортом.

    Заниматься можно чем угодно, главное не врать, не обманывать, не воровать, не вредить людям и природе.

    Какие виды экстремального спорта официально представлены в Узбекистане?

    Лыжи, сноуборд, параплан, парашютный спорт, маунтинбайк, есть легализованные автогонки (кольцевые гонки на автодроме), скалолазание, альпинизм.

    Маунтинбайк представлен, как секция в ФЭГТУ (Федерация Экстремального Горного Туризма Узбекистана).

    Горнолыжный спорт – зарегистрированный вид спорта, есть официальная сборная, их курирует Министерство Спорта.

    Недавно открылась федерация парашютного спорта, они работают автономно.

    Парапланеризм существует, как секция при ФЭГТУ. К сожалению, официально этот вид спорта у нас не зарегистрирован, а ведь у нас есть готовая команда высококлассных парапланеристов. Один наш спортсмен два раза подряд привозил золотую медаль с соревнований на точность приземления. Другой занял второе место на Предкубке Мира. Это соревнования очень высокого уровня, практически трамплин для участия на Кубке Мира или возможность попасть на Чемпионат Мира.

    Если задуматься, в Узбекистане очень мало   спортсменов, которые были бы на таком же уровне  в признанных видах спорта, например в футболе или боксе. Нашему спорту, как и любому другому, требуется поддержка государства. А пока мы участвуем на соревнованиях за свой счет.

    Есть ли законодательные и бюрократические помехи на пути развития экстремального спорта?

    Зная закон достаточно хорошо, я не могу сказать, что что-то мешает. Все существующие законодательные акты достаточно взвешены, но существуют проблемы на местах, возникающие по причине человеческого фактора.

    Хотелось бы иметь поддержку от организаций, занимающихся продвижением спорта. Мы делаем все возможное, чтобы этого достичь, но развитие идет медленно.

    Мы юридически никак не защищены, и  любой власть имущий может поступать по отношению к нам, как ему вздумается.

    Например, руководство турбазы «Бельдерсай» издало приказ, что парапланеристам нельзя подниматься на канатке, так как полеты происходят бесконтрольно и неорганизованно. Пилоты в то время были зарегистрированы в секции парапланеризма ОСО «Ватанпарвар», где я был общественным тренером секции. В течение недели были собраны все документы, установлены правила полетов и допуска к полетам, чтобы нам разрешали спокойно подниматься и летать. Но директор из-за личного конфликта с кем-то из пилотов так и не отменил приказ, хотя бы для членов секции. Мы лишились очень хорошего тренировочного места.

    Другой пример — это бывший дельтадром «Юсупхона». Руководство Бостанлыкского района передало земельные площади, на которых находился дельтадром, в ведение коммерческой фирмы. Теперь пользование дельтадромом нам приходится дополнительно согласовывать с руководством этой фирмы. Пока у них нет планов на нашу часть территории, что позволяет нам проводить учебно-тренировочные полеты. Хотелось бы сохранить статус дельтадрома, так как это уникальное место, на территории СНГ таких мест всего два, это гора Клементьева в Крыму и наш дельтадром.

    Кто должен продвигать развитие экстремального спорта - сами спортсмены или чиновники?

    Когда летать было разрешено (Законом от 13.06.2017 г. № ЗРУ–436 введена административная и уголовная ответственность за незаконное использование воздушного пространства. Под запрет попадают и полеты на параплане – прим.редакции), мы очень много летали. Люди приходили к нам, учились, пробовали летать с инструкторами, приезжали полетать наши друзья из других стран, проводились соревнования, парапланеризм набирал популярность. Теперь ввиду затяжного процесса разработки, согласования и утверждения документов, около половины пилотов забросили полеты, а четверть вообще прекратили летать. Причина в том, что здесь нельзя, а за границу не наездишься — дом, семья, работа, денежные издержки. Самые «больные» -  выезжаем в разные страны на полеты, например, Казахстан и Киргизия, также летам в Гималаях, это Непал и Индия.

    Когда чиновники не пытаются нам что-то свое внедрять – все идет хорошо, а как только начинается стремление к «лучшему будущему» – все почему-то разваливается. Инициатива все-таки должна исходить от тех людей, кто непосредственно занимается спортом. А лица, к которым мы обращаемся, должны нам содействовать. Любой экстрим саморегулируется изнутри намного лучше, чем снаружи, потому что на кону твоя  жизнь.

    Что нужно сделать, чтобы людям с такими увлечениями было комфортно ими заниматься?

    Устоявшееся мировоззрение чиновников, их застывшие взгляды – они мешают, надо другими глазами смотреть на новые виды спорта. Мир, он уже не такой, каким был в 60-х годах, когда был принят кодекс о спорте, который у нас по сей день действует.

    Какие еще малоизвестные виды спорта и активного отдыха есть в Узбекистане?

    Много разного. К примеру, сафари в пустыне. Но сейчас это скорее развлечение для иностранцев, так как стоит очень дорого. Арендуются несколько машин, организаторы привозят обученных соколов, и они охотятся на зайцев, куропаток и иную мелкую живность.

    Есть подводная охота. Чиназ, Сырдарья – под водой с гарпуном плавают и рыбу ловят.

    Есть сплав по рекам. Не рафтинг по горным речкам, а другой вид экстрима. По Амударье на плоту, которым нельзя управлять, плывут по течению дня 3-4. Вся жизнь на плоту. Нанимают машину с водителем (как правило, Ниву), она едет по населенным пунктам, где можно высадиться, плот подплывает, люди берут продукты, отдают мусор. Машина едет на следующую точку и ждет там. То есть сопровождающий автомобиль, на случай если что-то случится. Весной вдоль рек очень красиво, особенно в пустыне.

    Было бы желание, а возможностей для качественного проведения своего досуга в Узбекистане больше чем достаточно. Многие просто не знают о существовании у нас различных организаций, тренировочных баз, интересных развлечений. Эта статья поможет людям получить более широкое представление о том, куда можно направить свою энергию, если все, что было известно раньше, не вызывало интереса.

    Больше срочных новостей в нашем Telegram канале: @RepostUz.

    Олеся Овчинникова
    05:02, 22 Февраль 2018

    Вам также может быть интересно


    СМОТРЕТЬ ЕЩЕ