Узбекистан

09.01.2021 | 12:25

Узаконивание бедности

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему предложения Минэкономразвития и борьбы с бедностью приведут к искусственно заниженному уровню бедности.

Узаконивание бедности

Себя мы обманываем по нашим потребностям, других — по нашим возможностям.

Владислав Гжегорчик, польский писатель

Где правда проступает сквозь туман, Там терпит поражение обман.

Фирдоуси, классик персидской литературы

В послании президента Шавката Мирзиёева Олий Мажлису было озвучено, что с 1 марта 2020 года будут объявлены минимальные потребительские расходы населения. Правительству поручено в течении двух месяцев разработать программу по поэтапному обеспечение минимальных социальных гарантий и приведение их в единую систему.

Однако, в ноябре 2019 года на совещании, посвящённом приоритетным задачам в сфере социальной защиты населения, глава государства поручил разработать порядок подсчёта размеров потребительской корзины и прожиточного минимума. «Перед Министерством финансов, Министерством экономики и промышленности, Государственным комитетом по статистике поставлена задача разработать порядок подсчёта размеров потребительской корзины и прожиточного минимума, а также норм потребления с привлечением экспертов международных организаций», - сообщалось тогда пресс-службой президента.

Почему прожиточный минимум трансформировался в минимальные потребительские расходы населения? Ведь в экономике и статистике существует понятие «потребительские расходы», но отсутствует понятие «минимальные потребительские расходы».

Об этом чуть позже, а пока обратимся к интервью директора департамента Министерства экономического развития и борьбы с бедностью Илхома Маматкулова.

«Министерство экономического развития и сокращения бедности для определения уровня бедности в нашей стране вводит понятие стоимости минимальных потребительских расходов, необходимых для одного человека и состоящих из продовольственной, непродовольственной продукции и услуг. Своеобразие данного метода исходит из состава и характера реального потребления населения (consumption behavior) (потребительское поведение – прим. авт.)», - заявил директор департамента. К сожалению, чиновник не уточнил, чем «состав и характер реального потребления населения» нашей страны отличается от других стран, что вызвало необходимость внедрения «своеобразного» метода подсчёта прожиточного минимума.

Илхом Маматкулов лишь намекнул, что «исходя из необходимого количества калорий и стоимости продуктов питания, будет подсчитан размер необходимых минимальных расходов. Данный метод отражает свойства реального потребления населения с малым доходом в отличие от общих или стандартных подходов». Также сотрудник министерства сообщил «для сведения, что ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) рекомендовала потребление продовольственной продукции в среднем на 2100-2300 калорий в день для одного человека в Республике Узбекистан».

«2 100 калорий в день для одного человека» никоим образом не отражает материальное состояние населения страны, входящей в группу государств со среднедушевыми доходами ниже среднего. То, что в Узбекистане уровень бедности «измеряется с использованием нестандартных методов» отмечается и в недавно вышедшем докладе Всемирного банка «Миграция и утечка мозгов в Европе и Центральной Азии».

Илхом Маматкулов разъяснил: «Исходя из доходов и расходов населения, население поделили на 10 групп (по 10 процентов), и изучили свойства расходов на продовольственную, непродовольственную продукцию и услуги для нижних 30 процентов (поскольку в этих группах наблюдался почти одинаковый рост расходов на продукты питания гармонично с повышением доходов).

В данных группах почти 70 процентов общих расходов приходятся на продукты питания, а остальные 30 процентов – на долю непродовольственных товаров и услуг».

Другими словами, сотрудники Минэкономразвития и борьбы с бедностью взяли за основу три децильные группы, имеющие наиболее низкий уровень дохода.

Далее, чиновники определяют набор продовольствия из расчёта ежесуточного потребления 2 100 калорий на человека, выводят его стоимость и получают «урезанную» минимальную продовольственную корзину. Почему урезанную? Да потому, что основой для расчёта будет являться «необходимое количество калорий», а не «Нормы потребностей в пищевых веществах… для поддержания здорового питания» (СанПиН РУз № 0347-17) и даже не среднесуточные минимальные медицинские нормы потребления продовольствия.

В домохозяйствах с низкими доходами крайне невысоко потребление продуктов, обладающих высокой пищевой ценностью (молочные и мясные продукты, овощей и бахчевых, свежих фруктов и ягод). Зато повышен в структуре потребления удельный вес хлеба и хлебных продуктов, маргарина и жиров, макарон и макаронных изделий, сахара и растительных масел.

Можно питаться и по рациону, как в приведённой для примера таблице, и получать огромное количество калорий. Да только будет ли это здоровым питанием?

Кроме того, использование показателя ежесуточного потребления 2 100 калорий на человека некорректно не только из-за того, что расчёт потребляемого количества калорий осуществляется для мужчин, женщин, детей и пожилых, но и необходимости учитывать вид трудовой деятельности.

По мнению чиновников из Минэкономразвития и борьбы с бедностью стоимость такой «урезанной» минимальной продовольственной корзины составляет «почти 70 процентов общих расходов.., а остальные 30 процентов – на долю непродовольственных товаров и услуг».

Или стоимость «урезанной» минимальной продовольственной корзины, умноженная на коэффициент 1,43, должен давать стоимость «урезанного» прожиточного минимума.

Но, видимо, работники Минэкономразвития и борьбы с бедностью сами устыдились подобного расчёта и назвали полученный результат совершенно фантастически – «минимальные потребительские расходы».

То, что расчёт производится с целью получения явно заниженного размера «минимальных потребительских расходов» говорят данные самого Минэкономразвития и борьбы с бедностью. Так, в июне 2018 года Министерством экономики (такое название ранее носило Минэкономразвития и борьбы с бедностью) опубликовало проект постановления правительства «Об утверждении Положения о порядке расчёта минимальной потребительской корзины и прожиточного минимума в Республике Узбекистан».

В пункте 11 Положения значилось: «Согласно результатам обследований, в последние годы доля стоимости минимальной продовольственной корзины в общей стоимости потребительской корзины малообеспеченных слоёв населения составляет в среднем около 55 процентов, доля непродовольственных товаров 25 процентов, поэтому данное соотношение принято как база для расчётов».

Почему доля стоимости минимальной продовольственной корзины увеличилась с 55 до «почти 70 процентов общих расходов» - непонятно. Для сведения: чем выше доля затрат на продовольствие, тем беднее население, и наоборот.

Мы видим явную попытку чиновников уменьшить значение «порога» бедности и, соответственно, сократить количество бедных. Или, другими словами, перенести борьбу с бедностью в виртуальное пространство. Помните, как в недалёком прошлом чиновники отчитывались о создании ежегодно по одному миллиону рабочих мест… Тоже виртуальных.

Что можно было сделать? Возьмём, для примера, ситуацию в России. До конца 2020 года размер прожиточного минимума в РФ зависел от показателей потребительской корзины для разных социальных групп населения. Состав потребительской корзины не менялся уже 12 лет, поэтому не отражал объективную ситуацию с доходами и расходами населения. Как следствие, прожиточный минимум не соответствовал реальности, а темпы его роста отставали от инфляции. Кроме того, расчёт прожиточного минимума по позициям довольно трудоёмкое занятие.

В результате с 1 января 2021 года в РФ перешли на новую методику определения прожиточного минимума: введено понятие «медианный среднедушевой доход» («медианная зарплата»), а прожиточный минимум будет составлять 44,2 процента от этого показателя. При этом, для определения прожиточного минимума для разных категорий граждан вводится процентное соотношение: 109 процентов для трудоспособного населения, 97 процентов - для детей и 86 процентов - для пенсионеров. Минимальный размер оплаты труда будет установлен в размере 42 процентов от медианной заработной платы.

Ясно? Да. Просто? Проще не бывает.

Для интереса произведём грубый подсчёт размера прожиточного минимума, например, по стране и Ташкенту (грубый – потому что вместо медианной зарплаты возьмём среднюю: медиана — это такое число, что половина из элементов выборки больше него, а другая половина меньше).

Всё прозрачно и понятно. Без выдумывания «минимальных потребительских расходов населения». Кстати, в 2019 году в Ташкентской и Ферганской областях Министерством экономики и промышленности проводился эксперимент по тестированию прожиточного минимума (по итогам I квартала 2019 года прожиточный минимум оценили в 800 тысяч сумов). Если использовать российский метод базового прожиточного минимума, то он -прожиточный минимум - на 1 октября 2020 года составит в Ташкентской области 1 205,5 тысячи сумов, а в Ферганской – 911,4 тысячи. Вполне сопоставимые цифры с учётом инфляции.

На счёт самого термина «минимальные потребительские расходы населения». Введение специального термина понадобилось чиновникам, чтобы не вступать в конфликт с буквой Конституции. Согласно статье 39: «Пенсии, пособия, другие виды социальной помощи не могут быть ниже официально установленного прожиточного минимума». Или, по мнению чиновников, утверждённый размер прожиточного минимума – как минимум – должен соответствовать «пенсиям, пособиям, другим видам социальной помощи».

В январе 2020 года экс-министр финансов Джамшид Кучкаров на заседании международного пресс-клуба заявил, что в ближайшие 2-3 года в Узбекистане будет невозможно ввести прожиточный минимум. «Допустим, что прожиточный минимум сегодня составит 800-900 тысяч сумов. Если мы объявим такую цифру, то в Конституции прописано, что пенсии, пособия и другие виды социальной помощи не могут быть ниже официально установленного прожиточного минимума. В таком случае нам придётся их повысить, чего мы не можем сделать. Просто не потянем», – сказал Джамшид Кучкаров.

Полноте, господа чиновники. Разве все положения Конституции выполняются? Расчёт, утверждение и, желательно, принятия закона «О прожиточном минимуме в Республике Узбекистан» — это целевые ориентиры на ближайшее время. Как пример, ситуация в России. Закон о прожиточном минимуме был принят в 1997 году, а размер пенсии сравнялся с прожиточным минимумом лишь в 2017 году. Минимальный размер оплаты труда в России впервые превысит прожиточный минимум для трудоспособного населения лишь в 2021 году.

Главное, нужно помнить, что прожиточный минимум должен учитывать не минимальный, а базовый набор потребностей человека. Рассчитывать минимальную потребительскую корзину исходя из калорий – безнравственно. И с гражданами нужно разговаривать как с равными себе.

Не всегда чиновники будут полны сил и занимать мягкие кресла. Им нужно чаще представлять себя на месте пенсионеров, которые не знают, что делать: купить лекарство и голодать или съесть «выделенные государством» калории и мучиться потом от недугов.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Больше новостей в Телеграм-канале Подписаться

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости