Узбекистан

10.11.2021 | 10:56

Хлопковые кластеры: что осталось за кадром

Юлий Юсупов рассказал о том, какие экономические аспекты хлопково-текстильного сектора сегодняшнего Узбекистана остались за кадром нового фильма Кирилла Альтмана.

Хлопковые кластеры: что осталось за кадром

Вышел в свет новый фильм Кирилла Альтмана «Хлопковое дело. Все про узбекские хлопковые кластеры». Фильм отличный, особенно хорошо показывающий технологические аспекты современного текстильного производства, а также пропагандирующий передовой опыт работы одного из ведущих производителей отрасли.

Но все же кое какие, причем довольно важные, экономические аспекты хлопково-текстильного сектора сегодняшнего Узбекистана остались за кадром.

Что такое кластер

О том, что такое кластеры, какую важную роль они занимают в обеспечении конкурентоспособности современных производств и почему «кластеризация» так плохо развивается в Узбекистане я писал еще в далеком 2012 году. Кстати, ключевая причина неразвитости кластеров в Узбекистане того времени – старая налоговая система. После проведения в 2019 г. налоговой реформы возможности для их развития наконец появились.

В современном мире наиболее конкурентоспособные компании обычно не разбросаны бессистемно по разным странам и регионам, а имеют тенденцию концентрироваться в одном месте. Это объясняется тем, что одна или несколько фирм, достигая конкурентоспособности, распространяет свое положительное влияние на ближайшее окружение: поставщиков, потребителей и конкурентов. В итоге формируется «кластер» - сообщество фирм, тесно связанных отраслей, способствующих росту конкурентоспособности друг друга. Кластер представляет собой большое количество предприятий, участвующих в производстве и реализации конечной продукции, ведущих свою деятельность согласованно, реализуя совместные проекты.

Объединение предприятий в кластеры позволяет задействовать одновременно несколько важнейших факторов конкурентоспособности:

  • глубокая специализация компаний, входящих в кластеры (каждый участник профессионально занимается одним или небольшим количеством видов деятельности, что позволяет совершенствоваться в узком направлении и повышать производительность);
  • эффект масштаба, достигаемый за счет больших объемов производства (что позволяет снижать издержки на единицу продукции), обеспечиваемых благодаря большим объемам продаж конечной продукции;
  • снижение затрат на единицу продукции и повышение ее качества благодаря эффекту синергии, достигаемому через обмен опытом, прямое взаимодействие, вовлечение в кластеры научного сообщества, унификацию подходов в вопросах качества, логистики, инжиниринга, информационных технологиях и т.д.

Проведенные исследования показывают, что кластеры стимулируют значительное повышение производительности, внедрение инноваций и рыночное продвижение конечной продукции.

Чем узбекский хлопковый кластер отличается от настоящего кластера

Как показывает мировая практика, кластеры редко возникают искусственно.

  • Кластеры, как правило, появляются и эволюционируют естественным путем там, где есть предпосылки для этого в виде межотраслевых производственных связей.
  • Они построены на добровольной кооперации большого числа самых разных предприятий, в основном юридически независимых друг от друга.

Узбекистан, как известно, всегда выбирает свой уникальный путь развития и поэтому кластеры у нас тоже свои специфические. По крайней мере хлопковые кластеры.

Они возникли как альтернатива совсем уж неэффективной, по сути феодальной (назовем вещи свои именами) системе управления сельским хозяйством, сложившейся в нашей стране в 1990-е гг. Это система предполагала, что большая часть земель, выделяемых фермерам, на самом деле фермерам не принадлежит: они должны в обязательном порядке выращивать там хлопок и пшеницу и продавать их по фиксированным ценам государству. Такого рода «барщина» весьма неэффективна так как:

  • у фермеров нет стимулов повышать урожайность обязательных культур (их выращивать просто невыгодно);
  • государство весьма плохой менеджер в распоряжении полученным урожаем. В частности хлопок большей частью шел на экспорт, а местные переработчики обеспечивались им по остаточному принципу;
  • система не позволяла проводить в сельском хозяйстве реформы и тем самым сильно била по доходам аграриев и сельских жителей.

В последние годы произошла «кластеризация» этой системы: фермеров, выращивающих хлопок и пшеницу, стали прикреплять к крупным промышленным предприятиям, занимающимся переработкой этих видов сырья. Соответственно фермеры теперь обязаны поставлять свою продукцию не государству, а промышленным предприятиям. Кроме того, в некоторых случаях промышленные предприятия получили земли для выращивания необходимого им сырья самостоятельно.

В чем отличие новоиспеченных в частности хлопковых узбекских кластеров от настоящих кластеров?

  • Они созданы решениями правительства, а не в результате самостоятельного объединения уже работающих на рынке предприятий.
  • Часть участников (фермеры) включены в кластер не на добровольной, а обязательной основе.

Грубо говоря, у фермеров сменился хозяин: вместо правительства, теперь это конкретное промышленное предприятие.

Конечно такая «кластерная» система лучше старой «барщины»: новый «хозяин» ближе и больше шансов, что он поможет фермеру, лучше проникнется его нуждами и пр. Однако это все равно не рыночная система, построенная на взаимных договоренностях экономически свободных субъектов.

Поэтому «кластерами» наши хлопковые кластеры можно называть лишь весьма условно. Чтобы они стали настоящими кластерами, нужно сначала отменить «крепостное право» фермеров и сделать последних свободными предпринимателями, самостоятельно решающих что и как им производить, кому и на каких условиях свою продукцию продавать. Такие независимые фермеры будут входить в кластеры на добровольных началах, в том числе заключая долгосрочные фьючерсные контракты с покупателями их продукции.

О водосберегающих технологиях и о защите прав владения землей

В фильме показана хорошо работающая в рамках аграрного хозяйства кластера система капельного орошения. Капельное орошение не вчера придумано. О его преимуществах все давно осведомлены. Да и правительство предлагает разного рода льготы и дотации для тех, кто готов его внедрять. Только вот желающих среди фермеров почему-то маловато. Буквально считанные проценты орошаемых земель Узбекистана оснащены современными водосберегающими технологиями. Ключевой вопрос: «Почему?».

Ответ во все той же феодально-крепостнической системе, в которой до сих пор работают фермеры. Мало того, что они обязаны выращивать хлопок и пшеницу, независимо от того выгодно им это или не выгодно, и продавать по нерыночным ценам, их права владения землей очень слабо защищены. Землю у фермера могут отобрать по любому поводу или вообще без повода, в рамках очередной «оптимизации фермерских хозяйств» или по желанию хокима. И какая-либо реальная защита его прав на владение землей отсутствует, особенно с нашей судебной системой, стоящей на страже любых решений власти.

Если же права на владение землей не защищены, то владелец не будет инвестировать ни в водосберегающие технологии, ни в повышение плодородия земли. Как результат: вода в сельском хозяйстве транжирится, а плодородие почв из года в год ухудшается.

Да, сейчас власть чиновников по сравнению с прежними временами ограничена: а) окриками президента, б) скандалами в СМИ и электронных сетях, в) ростом осознания своих прав предпринимателями и рядовыми гражданами. Но чтобы люди почувствовали себя реальными хозяевами земли и начали в нее инвестировать, этого недостаточно. Необходимо:

  • дать им возможность выкупать права на владение землей (в частную собственность или в долгосрочную аренду) за реальные деньги на прозрачных и честных аукционах. Тогда землю будет отнять гораздо сложнее;
  • расширить права по владению землей, включить в них права на перепродажу прав владения, на субаренду, на возможность передачи прав под залог;
  • лишить хокимов и других представителей исполнительной ветви власти возможностей отнимать у фермеров землю;
  • провести кардинальную судебную реформу.

Без этого эффективные аграрные хозяйства, инвестирующие в плодородие земли и водосберегающие технологии, так и останутся редким экзотическим исключением на фоне убыточных фермерских хозяйств, деградации почв и растранжиривания воды.

Еще раз об аграрной реформе

Из вышесказанного видно, что перспективы развития хлопково-текстильного сектора упираются в аграрную реформу. Реформа в начале 2020 года провозглашена и обозначена, в том числе и президентом страны. Кое-что сделано. Но до ее завершения и перелома ситуации в сельском хозяйстве еще далеко. Реформа тормозится как объективными обстоятельствами, например, пандемией, так и откровенным саботажем чиновников практически всех уровней государственного управления, не желающих отдавать свою власть рынку и частному сектору, стремящихся сохранить источники власти и коррупционных доходов любой ценой.

Обязательный госзаказ на хлопок и зерно, по словам чиновников, вроде как уже отменили. Но на самом деле это очередная игра слов, для фермеров мало что изменилось: все те же планы поставок и административное давление по поводу выполнения этих планов. Да и сам президент недавно (в предвыборной программе) подтвердил, что госзаказ до сих пор сохраняется, обещав его упразднить.

Многое делается по укреплению прав собственности на землю (включая права аренды) и развитию прозрачного рынка земли. Но почему-то в принимаемых решениях в основном речь идет о землях несельскохозяйственного назначения. Права на владение сельскохозяйственными землями по-прежнему предполагается передавать не на открытых аукционах, а через очередные чиновничьи «конкурсы». 

Задачи же аграрной реформы предельно очевидны:

  • Категорический отказ от практики плановых заданий по производству хлопка и пшеницы, отказ от квотирования земель под эти культуры, формирование и развитие свободных и конкурентных рынков данных товаров.
  • Формирование и развитие свободных и конкурентных рынков ресурсов и услуг для агропроизводителей. 
  • Укрепление прав владения землей землепользователями, предоставление возможностей для перепродажи прав на владение землей, сдачу ее в субаренду и в залог.
  • Перераспределение части земель в пользу более широкого круга землепользователей, включая земли, которые сейчас отводятся на культуры государственного заказа.
  • Введение рыночных принципов налогообложения земли, учитывающих реальную стоимость земельных участков.
  • Реформирование системы государственного регулирования аграрного сектора и создание принципиально новой системы поддержки сельскохозяйственных производителей.

Несмотря на очевидность обозначенных выше задач, достигнуть их очень непросто. Но по-другому движение в «светлое будущее» невозможно.

Больше новостей в Телеграм-канале Подписаться

Последние новости

Больше новостей

Популярные новости