Узбекистанка рассказала о физическом насилии отчима и неверии матери

Repost публикует анонимную историю девушки, которая подверглась насилию и не смогла получить помощи.

Узбекистанка рассказала о физическом насилии отчима и неверии матери

Рената, 29 лет

(По просьбе героини все имена изменены)

Не все то золото, что блестит

Своего отца я не знала. Бабушка любила говорить, что это мамина ошибка молодости. Мама же не говорила о нем ничего: ни плохого, ни хорошего. По отношению к отцу я не испытываю никаких эмоций.

Мы жили средне, не бедствовали. Мама работала, старалась меня баловать. До десяти лет я не помню, чтобы в наш дом приходили мужчины. Первым и единственным стал Азиз. Он появился на день рождения мамы с большим букетом цветов и пакетом конфет для меня. Мне он показался большим и добрым дядей. Потом он стал бывать у нас чаще: подвозил маму с работы, ездил с нами за покупками. Кажется, через полгода мама сказала, что Азиз будет жить с нами.

За это время я привыкла к нему. Сомнения он вызывал только у бабушки. Она не верила его добродетели и повторяла: «Не все то золото, что блестит».

Девочка на выданье

Азиз относился ко мне как к дочери. Не то чтобы у нас сформировались отношения «папа-дочь», но он заботился обо мне, участвовал в моей школьной жизни. На наши взаимоотношения даже не повлияло появление моей сестренки. Мама родила спустя два года после переезда к нам Азиза.

Все началось после моего шecтнaдцaтилeтия. К тому времени я была физически сформирована, многие делали мне комплименты, а Азиз часто говорил: «Наша девочка на выданье!» Я не придавала значения его словам и не замечала его взгляды. Когда долго живешь с человеком, который ведет себя как твой друг, перестаешь замечать подвох.

Странными его слова о моей красоте показались только после одного инцидента. Мы отдыхали на даче, купались в бассейне и Азиз неожиданно подхватил меня на руки. Сначала мы дурачились, а потом он стал задерживать свои ладони на моих ягодицах. Я была смущена и забежала в дом.

Затишье перед бурей

Тот случай на даче больше не повторялся. Все было как обычно. Я даже начала думать, что сама все придумала в голове. Так прошло почти полгода. Наверное, Азиз пытался усыпить мою бдительность, не знаю.

Была зима. Мама с сестренкой попали в больницу. Малышка сильно простыла и маму положили с ней. Вечером после ужина Азиз предложил посмотреть фильм. Мы устроились на диване и выбрали комедию, но она подействовала на него как-то не так. Тогда он и изнасиловал меня. Я не кричала, страх был настолько сильным, что тело и язык онемели. Было больно и мерзко. Я до сих пор не могу отмыться от этой грязи.

«Я тебе не верю!»

Азиз не угрожал мне после изнасилования. Он признавался мне в любви, говорил, что я выросла и он полюбил меня. Он то кричал, то плакал, просил не говорить маме, чтобы не рушить семью.

Я плохо соображала и молчала до тех пор, пока мама и сестренка не вернулись домой. Когда я рассказала все матери, то услышала худшее: «Я тебе не верю!» Мама отказывалась верить, кричала, сказала, что все это выдумки.

Жизнь для меня тогда остановилась. Как я могла доказать маме, что не лгу? Единственным выходом стал переезд к бабушке. Ей я ничего говорить не стала, вдруг и она бы мне не поверила.

Попытка номер два

Азиз искал встреч со мной, звонил, приезжал. Я старалась избегать его. У меня не было страха, только омерзение. При виде его меня выворачивало наизнанку. Однажды он подкараулил меня у лицея в день рождения сестренки. Вокруг было много людей, и мне пришлось сесть в машину и поговорить с ним. Он просил прощения, убеждал, что ошибся и просил вернуться домой хотя бы на праздник, я согласилась.

Мама встретила меня холодно. То время, что я жила у бабушки, она помогала материально, интересовалась мной, но между нами была пропасть. Я больше переживала по этому поводу. Физическую боль можно забыть, а боль предательства – никогда.

День рождения сестренки прошел хорошо. Азиз старался держаться от меня подальше и вел себя, как всегда. Думаю, он делал это, чтобы не вызывать подозрений. Когда я засобиралась домой, он вызвался меня подвезти. Естественно, все его поддержали. Я согласилась на свой страх и риск. Он и правда отвез меня без домогательств, вот только сказал, что любит меня не как дочь. Как он тогда отметил, к моей маме он совсем охладел и просил меня уехать с ним. Я не хотела этого слушать и выскочила из машины.

Прошло много лет. После лицея я уехала учиться в другой город. Отношения с мамой – это телефонные звонки, а с мужчинами у меня их нет и не было. Я не переношу физических прикосновений, меня охватывает паника, начинает тошнить. Работала с разными психологами, но безрезультатно.

Когда слышу подобные истории, всегда удивляюсь тому, когда говорят: «Почему ты не рассказала?» Я рассказала, но мне не поверили.


Беседовала: Наталья Цикалова


Если вам есть, о чем рассказать или вы стали жертвой насилия, расскажите об этом нам анонимно: regina@repost.uz или напишете в Телеграм: +99897 4430995 (Telegram).


Для получения юридической и психологической помощи жертвам насилия можно позвонить по номеру 1146


Получайте статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ.