«Общество перешло на уровень выживания» – часть II

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему только проведение форсированной индустриализации обеспечит проведение успешного реформирования общества.

«Общество перешло на уровень выживания» – часть II

Форсированная индустриализация – единственный путь вырвать страну из петли бедности. 

Коль нету здравого ума,

Не будут долговечными державы,

Где перемен сплошная кутерьма. 

Никколо Макиавелли, итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель.

Слаборазвитая страна бедна потому, что у нее нет промышленности: а промышленности у нее нет потому, что она бедна.

Ханс Вольфганг Зингер, британский экономист.

Ни одна страна в мире не достигла индустриального уровня либеральными  методами. Государство – вот кто выступил настоящим локомотивом истории.

Вячеслав  Быков, российский экономист.

В первой части статьи была описана ситуация, когда реформы, осуществляемые во всех сферах общества, не приводят к должным результатам, неэффективны, способствуют распылению финансовых и материальных средств, встречают сопротивление со стороны чиновников. Отсутствует должный контроль выполнений поручений руководства страны, нарушаются права собственности, снижается инвестиционная привлекательность и авторитет государства. Высокий уровень безработицы, галопирующая инфляция, падение жизненного уровня вызывают справедливые нарекания населения. 

В условиях, когда объем социальных издержек превысил объем модернизационных преобразований, в обществе накапливается усталость от реформ. Сейчас мы близки к точке невозврата. Именно от действий власти зависит, пройдет ли наше общество этот рубеж, примут ли реформы необратимый характер, поверит ли в них народ. Или же мы даже не приблизимся к этой критической черте и будем, как и прежде, имитировать движение к «великому будущему» и «эпохе процветания».

Перестройка 2.0, или «История движется по спирали…»

Внимательный читатель, наверное, уже обратил внимание, что задачи, изложенные в Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017—2021 годах, имеют сходство с реформами, провозглашенными в СССР в 1985-1991 годах. Эти советские реформы вошли в историю под названием «перестройка».

Перестройка в СССР — это масштабные перемены в идеологии, экономической и политической жизни советского общества. Целью реформ была всесторонняя демократизация сложившегося в СССР общественно-политического и экономического строя. Интересно, что 23 апреля 1985 года на Пленуме ЦК КПСС Михаил Горбачев, сообщая о планах осуществления реформ, направленных на ускорение социально-экономического развития СССР, охарактеризовал предшествующий период как «застойный».

В ходе перестройки были выработаны пути модернизации общественной жизни, которые напоминают направления реформ, определенных в Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017—2021 годах. В этом нет ничего удивительного: методы выхода из застойных или кризисных явлений идентичны. 

И здесь не имеет большой разницы социалистическое или капиталистическое общество нуждается в реформировании. Франклин Рузвельт возглавил Белый дом в 1933 году, когда США уже несколько лет пытались выйти из затяжной «Великой депрессии». Так вот, реформы Рузвельта («Новый курс») упрекали в том, что они способствуют построению в Соединенных Штатах социализма. Нет, это было не строительство социализма. Это был трезвый расчет по минимизации ущерба от кризиса и скорейшему восстановлению экономики.

Реформы Рузвельта были необходимы для облегчения страданий голодающих и бедных американцев, установления справедливых условий труда, ограничения влияния банковского и промышленного капитала, поддержки индустриальных и сельскохозяйственных производств. Были приняты закон Вагнера о трудовых отношениях, открывший путь к созданию массовых профсоюзов; закон о социальном страховании; закон о справедливом найме рабочей силы, запрещавший применение детского труда, установивший минимум почасовой оплаты труда и максимум рабочей недели; закон о пенсиях.

Почему перестройка в СССР захлебнулась? Почему перестройка, которая была задумана с целью дать новый импульс развитию Советского Союза, завершилась его полным крахом? Что нужно сделать нам, чтобы модернизация проходила в республике результативно, эффективно, быстро и привела к улучшению условий жизни граждан? 

Необходимо отметить и понимать, что требования проведения серьезных изменений в экономике и управлении государства существовали до Горбачева. Идейным вдохновителем перестройки был Юрий Андропов, занявший в 1982 году пост генерального секретаря. Михаил Горбачев лишь продолжил то, что не смог завершить Андропов.

Сам Горбачев вспоминает, что перестройка началась не на пустом месте:

Она вызревала. Сколько попыток было – и косыгинская реформа, и много других усилий предпринималось, чтобы ситуацию поправить.

Говоря о причинах провала перестройки, Горбачев сказал:

Не справились с управлением. Решить можно только одним. Думаешь, что вот можно дернуть за уздечку, натянуть, да еще кнутом подхлестнуть… Надо все делать, развивая инициативу… Кадры, молодежь, ей дорогу надо давать. Все упирается в то, как мы ведем дела.

«Не справились с управлением…» 

Когда водитель объясняет случившуюся аварию тем, что не справился с управлением, то означает ли это, что шофер ничего не смог сделать, что это проявление высших сил, что он не виноват? Конечно, нет. Так и в случае с перестройкой большая доля вины лежит именно на Горбачеве.

Команда. У Горбачева не было команды. Это одна из главных причин провала реформ. Паралич власти. В СССР наблюдалась геронтократия (власть стариков). Откуда взяться команде, если средний возраст членов Политбюро в 1980 году он составлял 70 лет, в 1982 году – уже 72 года. 

А есть ли команда у президента Узбекистана? Она пока только формируется: достаточно посмотреть на частую ротацию руководящих кадров любого уровня, возвращение чиновников, ранее уволенных со своих должностей предыдущим президентом, попытки укрепить управленческую систему молодыми кадрами.

Чувствуется, что господствует настоящий дефицит единомышленников президента: на словах поддерживая политику Шавката Мирзиеева ряд чиновников саботируют решения главы государства или совершают правонарушения. Достаточно вспомнить недавние события в Кашкадарьинской, Ферганской и Хорезмской областях. Об этом автор писал в статье «Президент и его команда»

К сожалению, у нас нет кадров, резерва — это не от хорошей жизни… Не можем найти — это не значит, что мы не ищем. Мы ищем — кадров нет, нет, - заявил президент Узбекистана на совместном заседании палат Олий Мажлиса 21 января 2020года. 

И если президент опять переутвердил хокимов областей и города Ташкента, то это лишь подтверждает отсутствие единой команды: единой по целям деятельности, единой по мировоззрению, единой по методам управления, единой по мыслям, взглядам и убеждениям (единомышленники). 

21 января 2020 года после послания президента Олий Мажлису хоким Андижанской области и по совместительству сенатор Шухрат Абдурахманов признался, что до этого не знал, как должны работать члены верхней палаты. С 2013 года (26 апреля 2013 года Абдурахманов назначен на должность хокима Андижанской области) сенатор «не знал», чем должны заниматься члены Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан! Где гарантия, что такой человек «знает», чем должен заниматься хоким области?

Нехватка толковых кадров привела Горбачева к необходимости поиска людей повсеместно. То же делает и Шавкат Мирзиёев. Так, 23-летний Алишер Саъдуллаев в июле 2017 года был назначен заместителем министра Министерства народного образования, в августе 2018 года студент 4 курса Саидакбархон Акбаров - заместителем председателя Госкомтуризма, 25-летний магистрант Олимжон Туйчиев - заместителем гендиректора Агентства по науке и технологиям, 28-летний Олимжон Туйчиев - заместителем министра инновационного развития, 30-летний магистрант Юсуф Абсоатов - заместителем министра инновационного развития. 

Приведет ли такая кадровая политика к успеху? Навряд ли. Уж слишком специфична работа чиновника.

Другой причиной  того, что перестройка не имела успеха – это поспешность преобразований, это то, что реформаторство захватило все стороны общественной жизни. Политика «гласности» привела к подрыву идеологии и веры и среди рядовых граждан, и среди членов Коммунистической партии. Негативно повлияло и ускоренное проведение политических реформ по сравнению с темпами осуществления экономических преобразований.

Экономическая политика.

Мы стали разбираться с экономикой, а с этого началась перестройка в 85-м году... Не пошли бы на это — было бы ещё хуже, — вспоминал в 1992 году Николай Рыжков.

Но преобразования в экономике носили не системный, а рефлекторный характер. Антиалкогольная кампания 1985-1987 годов сочеталась с предоставлением возможностей для частной инициативы.

«Учиться и вновь повторять изученное — это ли не радость?» 

Такими словами начинаются «Беседы и суждения» Конфуция, на котором вырос не один десяток поколений китайских чиновников. Сказать, что китайские специалисты изучали опыт проведения перестройки, значит не сказать ничего. Десятки институтов, аналитических центров, спецслужбы занимались исследованиями по этому вопросу. Экономические и социальные результаты развития СССР и России убедили китайцев во вредности слишком резких политических преобразований для судьбы не только партии, но и страны. 

Многие китайские эксперты сразу задумались о причинах того, почему ошибки одного человека – Михаила Горбачева - оказались столь разрушительны для системы.  Ответ заключался в излишней концентрации верховной власти в СССР в руках одного человека и отказе от принципа коллективного руководства. 

Давайте вспомним недавнее прошлое, когда один человек руководил Узбекистаном и вел его по пути «узбекской модели» к «великому будущему».

В течение многих лет мы, медленно продвигались, говоря об узбекской модели ... Это была неправильная политика. Сегодня это исправляется, – сказал первый заместитель председателя Сената Садык Сафаев.

Китайский исследователь Хуан Вэйдин в книге «Десятый юбилей падения КПСС» отмечает: «Смерть КПСС была вызвана не столько антикоммунистическими силами, сколько коррумпированными членами партии. Дезинтеграция СССР стала результатом автопереворота привилегированного класса партноменклатуры». Номенклатура  превратилась в правящий класс, сконцентрированный исключительно на собственных материальных интересах, погрязший в коррупции. 

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на совместном заседании палат Олий Мажлиса 21 января 2020 года заявил, что самый большой недостаток Узбекистана — это «коррупция, которая все еще преследует нас». В  индексе восприятия коррупции, который каждый год составляет международная правозащитная организация Transparency International, Узбекистан за 2019 год оказался на 153 месте. Согласно отчету, Узбекистан получил 25 баллов из 100 возможных.

С 2012 года Беларусь (45 баллов), Кыргызстан (30 баллов) и Узбекистан (25 баллов) значительно улучшили позиции. Однако эти три постсоветских государства продолжают захватывать имущества, а также неспособны сохранить систему сдержек и противовесов, - говорится в отчете.

Главной бедой советской экономики китайские эксперты считают ее административно-командный характер и неспособность задействовать рыночные механизмы. Излишняя централизация и игнорирование закона спроса и предложения привели к тому, что промышленность производила массу невостребованной продукции и напрасно расходовала ресурсы. А многие действительно нужные товары были в дефиците. Отсутствие конкуренции между производителями приводило к крайне низкому качеству товаров и полному игнорированию такого понятия, как размер издержек.

Есть ли в Узбекистане рыночная экономика? В каких-то сегментах она развивается, но традиции административного управления еще сильны. На торжественном собрании, посвященном 26-летию принятия Конституции, президент заявил:

Мы, насколько бы трудно и сложно это ни было, обязаны внедрять механизмы настоящей рыночной экономики, и делать это не формально, кое-как, а глубоко продуманно. Это единственно верный путь. Иной альтернативы нет.

А вот, что говорит профессор экономики Парижской школы политических наук (Sciences Po) Сергей Гуриев:

В Узбекистане гораздо меньше людей, которые понимают, как устроена рыночная экономика, как делать рыночные реформы, и некоторые из этих реформ идут вперед. А некоторые буксуют. И в том числе привлечение иностранных инвестиций пока работает не так, как казалось, что все будет идти вперед.

Особенно жестко китайские ученые и исследователи критикуют структуру советской экономики. Так, один из ведущих советологов КНР Лу Наньцюань называет милитаризацию едва ли не главной причиной краха: военно-промышленный комплекс оттягивал на себя слишком много ресурсов и развивался в ущерб другим. 

Современная структура промышленности Узбекистана смотрится гораздо более сбалансированной, хотя и в ней наблюдаются диспропорции. При незначительном снижении объемов производства горнодобывающей промышленности и разработки карьеров на 1,0 процент в 2019 году, в предыдущие годы наблюдался значительный опережающий рост этой отрасли промышленности. В 2017 году рост горнодобывающей промышленности и разработки карьеров составил 117,6 процента, а в 2018 году – 126,5 процента.

Предприятиями обрабатывающей промышленности за январь-декабрь 2019 года произведено продукции на 264,4 трлн сумов, или 79,9 процента от общего объема промышленности. В объеме обрабатывающей промышленности удельный вес продукции предприятий по производству, ремонту, сборке машин и оборудования, производству автомобилей, прицепов, полуприцепов и другой готовой продукции составил 22,3 процента (индекс физического объема к уровню 2018 года вырос на 19,9 процента); металлургической промышленности, соответственно, 22,0 и 6,9 процентов; по производству текстильной, швейной и кожевенной продукции, соответственно, 16,1 и 5,7 процентов; по выпуску продуктов питания, напитков и табачных изделий, соответственно,  16,1 и 8,5 процентов. 

Изучение опыта распада Советского Союза в Китае до сих пор не завершено: издаются новые книги, выходят многочисленные статьи в научных журналах, проходят открытые конференции и закрытые семинары. Интеллектуальная активность — это не только упражнения в академическом мастерстве, она имеет сугубо практическую цель. Это не повторить ошибок, допущенных при строительстве социализма в СССР, и разработать пути наиболее эффективного и сбалансированного использования имеющихся ресурсов и потенциала.

«Если человек не знает куда плывет, то для него нет попутного ветра» (Сенека, римский философ, поэт)

Почему автор уделяет такое внимание именно Китаю? В 2010 году Китай потеснил Японию и занял второе место в мировой экономике по показателю ВВП. К 2049 году – столетию образования КНР – Китай запланировал обогнать США. В чем причина успеха главного конкурента США?

Мировая фабрика. Кто не слышал эту характеристику Китая? Уже сейчас Китай лидирует по объемам промышленного производства в мире (выпуск товаров китайской индустрии более чем в два раза превосходит уровень промышленного производства в США). 90 процентов всех промышленных товаров в Европе стоимостью до 20 евро – китайского производства.

Своими успехами в экономике Китай обязан, прежде всего, развитию индустриального сектора. Именно промышленность явилась локомотивом экономики, который потянул за собой все отрасли.  Основу промышленности Китая составляет тяжелая индустрия. В настоящее время только тяжелая промышленность КНР представлена 360 отраслями (энергетический сектор, машиностроение, электротехника, металлургия, военно-промышленный комплекс и другие).

Какие факторы способствовали развитию промышленности КНР? На третьем пленуме ЦК КПК одиннадцатого созыва (18-22 декабря 1978 года) было принято решение о поэтапном и постепенном широкомасштабном реформировании экономики Китая. 

Это подразумевало переход от социалистического планового хозяйства к рыночным отношениям. Частное предпринимательство, возрождение института частной собственности и обеспечение ее неприкосновенности со стороны государства, сокращение присутствия государства в экономике… Знакомо, не правда ли? 

В Китае не было приватизации государственного сектора, а была применена система естественного отбора. Государственным предприятиям разрешили работать самостоятельно, под свою ответственность. Была внедрена практика банкротства. Предприятия, которые не смогли работать в рыночных условиях, проходили процедуру банкротства и продавались с аукциона. Эффективно работающие предприятия оставались в государственном секторе.

Частный сектор в экономике Китая преобладает. Его доля достигает в экономике КНР 60 процентов, в доходной части бюджета – свыше 50 процентов, в инновациях – 70 процентов, в объеме вложений в основной капитал – 60 процентов, в обеспечении рабочими местами – 80 процентов. В китайских городах частное предпринимательство создает более 90 процентов новых рабочих мест.

Китай начал реформы с экономики и, в первую очередь, с индустрии. Условия начала реформирования были очень схожи с отечественными. 

Основным фактором, позволившим Китаю развить производство товаров — это доступность дешевой рабочей силы. Огромный трудовой резерв, низкий уровень заработной платы, трудолюбие китайцев — эта основа китайской экономики. Но ведь такие же условия существуют и у нас. 

Уровень безработицы в Узбекистане в конце 2019 года составил 9 процентов от экономически активного населения (1,33 млн человек). В трудовой миграции находятся около 4 млн человек. 

Важную роль в успешном проведении индустриализации явились последовательность и предсказуемость проводимых реформ. Это дало иностранным инвесторам уверенность в том, что их инвестиции надежно защищены, и им ничто не угрожает. 

Наша же страна по уровню промышленного производства до сих пор остается аутсайдером даже на постсоветском пространстве.

По объему добавленной стоимости, созданной в индустриальном и строительном секторе экономики, на душу населения Узбекистан опережает лишь Кыргызстан, Таджикистан и Молдову. При этом отставание по этому показателю от России и Латвии составляет почти 6 раз; от Казахстана – 7,1 раза; от Литвы – 8,3 раза и от Эстонии – 9,6 раза.

Существует зависимость уровней индустриального развития и заработка. Прибалтийские республики лидируют и по уровню средней заработной платы. Так, в Эстонии средний размер оплаты труда в месяц составляет 1 560 долларов, в Литве – 1 419 долларов, в Латвии – 1 217 долларов. 

Многие думают, что наличие свободных трудовых ресурсов – это условно-постоянный фактор. Но это не так. В это трудно поверить, но в Китае близки к исчерпанию ресурсы дешевой и молодой рабочей силы. Ранее потребность в рабочих руках удовлетворялась за счет молодых людей, пребывающих из сельской местности. Средний возраст в Китае вырос с 29 лет в 2000 году до 37 лет в 2019 году (в Узбекистане в прошлом году этот показатель составлял 26 лет). Уровень урбанизации в КНР вырос за тот же период с 35 до 61 процента.

В исследовании ЮНИСЕФ «Поколение - 2030. Узбекистан» наша страна находится на этапе, который классифицируется как «ранний демографический дивиденд» (возможность экономического роста в связи с благоприятными демографическими условиями из-за роста доли трудоспособного населения и умеренного количества иждивенцев). Согласно исследованию, пик численности трудоспособного населения в Узбекистане произойдет примерно к 2048 году.

Китай смог получить демографический дивиденд в 1980–2010 годах. Учитывая, что период демографических возможностей для Узбекистана будет непродолжительным, крайне важно, чтобы страна в полной мере воспользовалась нынешней структурой населения, благоприятной для экономического роста. Но сможет ли Узбекистан воспользоваться окном демографических возможностей?

Новая индустриализация, или почему локомотив экономики Узбекистана стал его тормозом

Почему мы так много говорим о реформировании экономики в Китае? Потому что устранение отсталости КНР происходило путем наращивания роста промышленности и усиления экономики. Индустриализация проходила во многих странах: в Англии, Франции, царской России, Советском Союзе, Японии, Республике Корея… Но только экономическая модель Китая в наибольшей степени подходит к отечественным условиям. Ведь в нашем обществе еще сохранились социалистические принципы, развиваются капиталистические отношения, сохраняется государственное регулирование.

Именно в таких условиях и происходило формирование китайской модели развития. Она базируется на трех основных принципах:

  1. Плановое управление государством экономикой и регулирование народного хозяйства: государственные инвестиции, привлечение частных инвесторов; контроль отраслевыми ведомствами народного хозяйства; принятие законов, поддерживающих порядок на экономическом рынке; сохранение стабильности цен на товары и услуги; обеспечение всего населения занятостью. 
  2. Экспорт товаров: накопление валютных резервов; развитие наукоемкого производства.  
  3. Приоритетное развитие промышленности.

Такую экономическую модель можно скорректировать, изменить, трансформировать под экономику любой страны мира. Сформировав рынок, оздоровив экономику и внедряя новые технологии, а не применяя методы шоковой терапии, китайцы показали, только плановая политика и реформа во всех отраслях промышленности приведет к успеху.

Есть ли плановое развитие экономики Узбекистана? С 2020 года Узбекистан начнет отменять практику установления государством плана производства, цены и плана обязательной продажи хлопка. Кроме того, на 35 процентов снизится план по обязательной продаже зерна. Утверждение основных показателей, принятие государственных программ развития страны и регионов, формирование отраслевых, территориальных и целевых проектов, разработка основных целевых показателей и индикаторов, увольнение руководителей за недостижение прогнозных показателей – это элементы плановой системы.

И пусть никого не должно вводить в заблуждение отсутствие слова «план». Оно заменено на более благозвучные «прогнозные показатели», «задания», «параметры», «целевые ориентиры». У нас сохранено Министерство экономики и промышленности (в бытность - Государственный плановый комитет). 

Планирование в той или иной степени присутствует во всех странах. В зарубежной практике для этого термина, а также для административного управления и контроля существует понятие «менеджмент». Более того, даже в развитых капиталистических странах сохраняется часть социалистических элементов.

В Узбекистане в основном используется оперативное планирование. Необходимо большее внимание, как в США, уделять стратегическому планированию, которое определяет перспективное направление или главный приоритет развития национальной экономики.

Так почему именно сейчас необходима форсированная индустриализация? Потому, что промышленность стала тормозом развития экономики и социальной сферы. На бытовом уровне это ярко проявляется в перебоях или отсутствии электроэнергии или газа в домах. В масштабе страны это выражается цифрами: потребность Узбекистана в электроэнергии составляет 69 млрд кВт-час, а в 2019 году выработано 61,6 млрд кВт-час (к 2030 году потребление почти удвоится); добывается 61 млрд кубометров газа, из которых 35−40 млрд кубометров приходятся на «Узбекнефтегаз» (отечественным потребителям поступает 35 млрд кубометров), а внутренняя потребность республики в газе составляет примерно 39 млрд кубометров.

Нефть, металлы, энергоносители, продукция химической промышленности, машины и оборудование, строительные материалы… Перечень завозимых товаров можно продолжать долго.

В 2019 году было импортировано химической продукции и изделий из нее на сумму 3,2 млрд долларов (13,2 процента всего объема импорта), черных металлов и изделий из них, соответственно, 1,8 млрд долларов и 7,6 процента, машины и оборудование, соответственно, 10,6 млрд долларов и 43,8 процента. Следует отметить, что значительная доля в импорте машин и оборудования принадлежит готовым изделиям. Так, объем ввоза легковых автомобилей составил 440 млн долларов, грузовых – 411 млн долларов, шин и покрышек – 202 млн долларов, кондиционеры и холодильники – 702 млн долларов.

В Узбекистане приоритетным направлением выбрано капитальное строительство. Но может ли оно стать драйвером экономики?

Упор на ускоренное развитие жилищного строительства выгоден лишь определенному кругу предпринимателей и связанных с ними чиновников. Со стратегической точки зрения строительство новых жилищных комплексов и различных Сити не принесут стране дивидендов и положительного репутационного имиджа. 

Масштабное строительство не имело и не имеет отечественных возможностей удовлетворить возникший спрос на строительные материалы. Никто не стал ждать ускоренного развития национальной индустрии строительных материалов. Девелоперы стали просто ввозить их, стимулируя расширение зарубежных производств и увеличивая отток валютных средств.

Развитие промышленности, особенно таких отраслей, как электроэнергетика, машиностроение и химическая, является основой для ускорения научно-технического прогресса во всем народном хозяйстве. Промышленность - основа всей экономики и база для расширенного воспроизводства и экономического развития всех регионов. Именно развитие национальной промышленности гарантирует обеспеченность граждан страны потребительскими товарами и услугами. Только ускоренная индустриализация может стать основой для повышения эффективности общественного производства.

Индустриализация как способ урбанизации, борьбы с безработицей, бедностью и «теневой» экономикой

Китай… Огромная страна… Некогда беднейшая… В сентябре 2018 года Государственное бюро статистики КНР привело данные о том, что за 1978-2017 годы 740 миллионов человек или 94,4 процента сельского населения Китая избавились от нищеты. Это 70 процентов людей во всем мире, переставших жить в условиях крайней бедности! Осталось еще 16 миллионов, доход которых планируют повысить за два года и перейти к обществу гармоничного развития и средней зажиточности («сяокан»).

Китайский подход к борьбе с бедностью подразумевает доминирование государства и постоянный сбор статистики. В Госсовете КНР действует комитет по борьбе с бедностью, который координирует выполнение национальной программы. В стране была создана система институтов по борьбе с бедностью: страхования, инвестиций, социальной помощи, сбора данных, аналитики и отчетности.

В августе 2018 года в совместном документе Госсовета КНР и ЦК Коммунистической партии Китая о борьбе с бедностью была провозглашена идея интеграции мер по искоренению этого явления и повышению уверенности людей в собственной способности вырваться из нищеты. В прошлом году в КНР был зафиксирован самый низкий уровень безработицы за последние годы – меньше 4 процентов.

У людей должно быть желание делать свою жизнь лучше и развиваться. Они должны ощущать себя защищенными и не бояться, что их собственность уничтожат или отнимут чиновники или близкие к власти бизнесмены. У них должны быть институты, которые обеспечат, чтобы их голос власти слышали постоянно, а не только тогда, когда начинается предвыборная кампания. У них должен быть доступ к работе, образованию, здравоохранению, жилью, системе коммунального обслуживания и хорошая экологическая обстановка. 

Отрадно, что власть открыто признала существование проблемы бедности в стране. По разным подсчетам этот показатель составляет 12-15 процентов. Речь идет о 4-5 млн жителях нашей страны.

До 1 августа 2020 года планируется разработать проект Программы сокращения бедности. Почему так долго будет идти подготовка проекта? Почему в анонсе Программы сокращения бедности ничего не сказано про ускоренное развитие промышленных предприятий в малых и средних городах, городских поселках? 

Индустриализация позволит решить и задачи рационального размещения производительных сил и их оптимального развития на всей территории Узбекистана. Не секрет, что жители городских поселков продолжают заниматься преимущественно сельскохозяйственными работами. Для этих категорий поселений характерными являются изношенность объектов производственной и социальной инфраструктур, неудовлетворительное состояние транспортной коммуникации и сферы услуг, нехватка финансовых средств и квалифицированных кадров, а также высокий уровень безработицы.

В малых городах и городских поселках проживает около 9 млн человек, и их «городская» жизнь мало отличается от той, которую ведут жители сельской местности. Так же, как и на селе, отсутствие работы вынуждает городских жителей искать работу или за рубежом, или в крупных и больших городах. Очень часто эта работа носит неформальный характер.

По данным исследования Республиканского научного центра занятости населения и охраны труда при Министерстве занятости и трудовых отношений Узбекистана, проведенного в октябре 2018 года, 59,3 процента работников от общего количества занятых в стране встроены в неформальный сектор.

Из занятых в экономике республики 13,3 млн человек 7,9 млн работают неформально, а 2,4 млн человек - выехали на работу за пределы республики. Это официальные данные.

Среди молодежи 18 - 24 лет неформально занятые составляют 32,2 процента и в отличии от других возрастных групп, более половины задействованы на разовых, сезонных и временных работах. Регулярную зарплату имеют 27,5 процента молодежи до 25 лет, 35,2 процента людей в возрасте 25 - 35 лет и 44,7 процента - от 35 лет и старше. Это результат высокого прироста населения и недостаточного развития предпринимательства, деловой среды и промышленности.

Всю молодежь в Узбекистане невозможно обеспечить рабочими местами. Такое признание сделал министр занятости и трудовых отношений Шерзод Кудбиев во время участия в глобальной неделе предпринимательства. По его словам, ежегодно на рынке труда появляются 700 тысяч молодых людей и их всех обеспечить работой невозможно. 

Если двигаться существующими темпами, то, конечно, задача кажется неразрешимой. Так, в Узбекистане приняли новую инвестиционную программу на 2020-2022 годы. Документ предусматривает освоение инвестиций на сумму 850,5 триллиона сумов. В 2020 году будет создано 206 новых производственных мощностей и свыше 31 тысячи рабочих мест. Всего 31 тысяча рабочих мест…

Власть понимает проблему индустриально-инновационного развития сельских районов. Президент 26 февраля 2019 года провел совещание по вопросам территорий, отстающих в социально-экономическом развитии. Глава государства, отметив, что большинство проектов размещается преимущественно в районах с благоприятной инфраструктурой, подчеркнул необходимость уделять должное внимание и другим территориям. Был подвергнут критике тот факт, что в 32 районах нашей страны доля промышленности не дотягивает и до 3 процентов от областного показателя. 

Малые и средние города - это точки роста, которые позволят постепенно начать выравнивать уровень жизни в больших и малых городах, столице и провинции, способствовать созданию среднего класса. 

Всемирный банк провел изучение мнения сотен отечественных предприятий промышленности, которое показывает необходимость проведения индустриализации. Среди необходимости проведения жизненно важных реформ - в порядке убывания приоритетности - по мнению предпринимателей:

  • Обеспечение бесперебойного снабжения электричеством и природным газом;
  • Улучшение доступа к сырью для всех предприятий (высокого качества, по доступным ценам);
  • Улучшение доступа предприятий к кредитам (снизить требования залога, процентные ставки и сроки, снизить инфляцию);
  • Предоставление предприятиям дополнительных земельных участков для расширения производства. Данное требование также важно для привлечения иностранных инвесторов;
  • Улучшение предложения квалифицированных кадров на рынке труда (рабочие, специалисты, руководители) на рынке труда;
  • Улучшение информирования предприятий о новых технологиях и спросе на зарубежных рынках, а также государственной поддержки экспортеров;
  • Снижение уровня монополизма государственных предприятий и государственных банков, отраслевых холдингов и ассоциаций на внутреннем рынке.

ЦБ Узбекистана также провел аналогичный опрос среди компаний.

Отдельными стратегиями и программами эти вопросы пытались решить и раньше. Без видимого эффекта. Именно поэтому приоритетным должен быть провозглашен курс на проведение форсированной индустриализации. Все силы, средства и усилия должны быть направлены на ее проведение. В отличие от создания различных Сити, индустриализация принесет стране не только реальный положительный репутационный имидж, но и позволит решить многие задачи, которые стоят перед страной. 

В статье много внимания уделяется развитию КНР и ее промышленности. Но Китай приведен, как наиболее свежий пример проведения индустриализации. Все развитые страны прошли через этап ускоренного развития промышленного сектора экономики. 

Всегда индустриализация осуществлялась по инициативе и поддержке государства. Именно успех в проведении новой промышленной политики определял степень развития экономики в целом. Власть, которая стремится добиться развития национальной экономики и повышения благосостояния своих граждан, должна руководствоваться в своих действиях исторической практикой, а не слепо следовать «рекомендациям» международных организаций. 

Точный и конкретный курс, необходимость достижения определенной цели, мобилизация сил и средств для проведения индустриализации – вот, что нужно сейчас гражданам, стране. Не просто увеличить валовой внутренний продукт в два раза, а за счет ускоренного развития промышленного производства, которое будет тянуть все отрасли, добиться резкого сокращения безработицы, бедности, повышения реального благосостояния граждан. 

История дает реальный шанс для страны вырваться из порочного круга бедности, преодолеть отсталость экономики, сделать население, а не отдельные его слои, зажиточнее. И это можно сделать сейчас. Время для принятия правильного решения еще есть, но оно стремительно уходит. 

Ну, а пока… Пока Узбекистан остается страной «купи-продай». На 1 февраля 2020 года число предприятий торговли увеличилось на 36 процентов к соответствующему периоду прошлого года. Их доля составила 26 процентов от общего количества предприятий. 

За 2019 год наибольшее количество малых предприятий и микрофирм создано в сфере торговли (39,1 процента).

А в это время в России началась серийная сборка «ташкентского» пассажирского самолета Ил-114-300, который первоначально собирался на ТАПОиЧ. Всего наш авиазавод выпустил 17 серийных машин и был объявлен банкротом в 2010 году (при этом первоначальный портфель заказов достигал 100 машин). 

На следующий год правительство Узбекистана разорвало соглашение с Россией о кооперации по выпуску Ил-114. В 2014 году Россия решила вновь его собирать на своих предприятиях: существующая потребность в таких машинах огромна.

Вместо послесловия, или как найти правильное решение 

Однажды Учитель привел своего Ученика в парк, расположенный у подножия горы. В парке находился сложный лабиринт с очень высокими и гладкими стенами. Крыша у лабиринта отсутствовала, и его переходы освещались солнечным светом.

Учитель подвел Ученика к входу в лабиринт и велел ему отыскать выход. Ученик плутал в лабиринте целый день и целую ночь, но раз за разом неизменно заходил в тупик. Отчаявшись выбраться наружу, он упал на землю и заснул.

Почувствовав, как кто-то трясет его за плечо, Ученик открыл глаза. Над ним стоял Учитель.

– Иди за мной, – сказал Учитель.

Ученик, пристыженный тем, что не выполнил задание, последовал за ним. Выйдя из лабиринта, Учитель, не оборачиваясь, стал подниматься на гору. Взобравшись на вершину, он велел:

– Посмотри вниз!

С места, на котором они стояли, лабиринт был виден как на ладони.

– Глядя отсюда, ты можешь отыскать путь, ведущий к выходу из лабиринта? – спросил Учитель.

– Это несложно, – сказал Ученик. – Нужно только внимательно присмотреться.

– Найди его и хорошенько запомни, – велел Учитель.

Через некоторое время они спустились с горы, Ученик вошел в лабиринт и уверенно миновал его, ни разу не сбившись и не заплутав.

– Урок, который ты получил сегодня, касается одного из главных секретов Искусства Жизни, – встретив Ученика у выхода, сказал Учитель. -  Чем дальше ты отстраняешься от ситуации, чем выше над ней поднимаешься, чем большую поверхность охватывает твой взгляд, тем проще отыскать правильное решение.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ