МНЕНИЯ
03:03, 13 марта 2019

Общественный совет: плывущие по волнам

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему деятельность общественного совета при хокимияте Ташкента неэффективна.

В мае 2018 года при хокимияте города Ташкента был сформирован общественный совет. Его председателем назначен предприниматель Хикмат Абдурахманов. Инициатива создания общественного совета при Ташгорхокимияте исходила от недавно назначенного – в апреле 2018 года – и.о. хокима столицы Джахонгира Артыкходжаева, до этого работавшего директором компании «Артель инжиниринг».

Бодрый старт – залог успеха?

Какой энергичный градоначальник, который не теряет времени и сразу начинает развивать институты гражданского общества. Ведь только 12 апреля 2018 года вышел закон «Об общественном контроле», в статье 3 которого указано: «Общественный контроль может осуществляться также общественными советами, комиссиями и иными общественными организационными структурами в соответствии с законодательством».

Несколько смутило то, что общественный совет был создан при хокимияте, но отнесем эту форму к «иным общественным организационным структурам». Инициатива нового столичного мэра получила одобрение на самом высоком уровне и 4 июля 2018 года выходит постановление президента № ПП-3837, которым предусматривалось создание общественного совета при каждом государственном органе, в том числе правоохранительных органах, Совете Министров Республики Каракалпакстан, хокимиятах областей и города Ташкента.

Но зато мы первые! К сожалению нет… Существуют постановление Кабинета Министров Украины от 3 ноября 2010 года № 996 «Об обеспечении участия общественности в формировании и реализации государственной политики» (в 2017 году в Украине начали формировать новые составы общественных советов при государственных министерствах и ведомствах), закон Кыргызской Республики «Об общественных советах государственных органов» от 24 мая 2014 года № 74, федеральный закон РФ от 21 июля 2014 года № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», закон Республики Казахстан от 2 ноября 2015 года № 383-V «Об общественных советах»…  

Совет для галочки или как чиновники формируют гражданское общество

Общественный совет при хокимияте города Ташкента… Одного меня напрягает это название? Почему при хокимияте? Ведь одно из значений слова «при» означает «под присмотром», «в сопровождении» или «под началом кого совершается действие». Получается, что общественный контроль осуществляется «под присмотром» хокимията. Далее. Слово «общественный» имеет несколько значений: соответствующий требованиям, интересам коллектива, общества; без оплаты, в порядке общественной нагрузки или самодеятельности. Как интересы общества могут находиться под присмотром местной администрации? Если имели в виду работу без оплаты, то принято писать «на общественных началах».

Но все встает на свои места, когда до конца дочитать «Типовое положение об общественном совете при государственном органе»: «Материально-техническое обеспечение деятельности общественного совета осуществляется государственным органом, а также за счет других источников, не запрещенных законодательством (пункт 32)» и «Контроль за соответствием деятельности общественного совета его положению и законодательству Республики Узбекистан осуществляется руководителем государственного органа» (пункт 33). Но дело в том, что само «Положение об общественном совете и вносимые в него изменения и дополнения утверждаются решением руководителя государственного органа» (пункт 7).

Мы видим, что под видом института гражданского общества создан бюрократический орган, но только на общественных началах, эдакий «карманный» совет. Почему? Да потому, что контроль за работой общественного совета «осуществляется руководителем государственного органа», при котором и создан совет. При этом пункт 8 «Типового положения» гласит, что «основными задачами общественного совета являются: осуществление общественного контроля над деятельностью государственного органа и его должностных лиц по учету общественных интересов и общественного мнения в принимаемых нормативно-правовых актах…»

Как общественный совет может контролировать деятельность должностного лица, если оно предоставляет совету помещение, оргтехнику, связь, выносит решение о создании совета, утверждает Положение о совете и вносит в него изменения, и, главное, руководитель государственного органа сам контролирует работу совета.

Так кто кого будет контролировать?

Когда гора родила мышь…

Подождите, может не все так плохо. Ведь цели и задачи совета определены хорошие и нужные для города.

Цель создания Общественного Совета: организовать конструктивный диалог между жителями и хокимиятом города для решения социально значимых проблем, генерирование новых идей, опираясь на лучший зарубежный опыт, осуществление общественного контроля, привлечение экспертов к работе хокимията.

Так какие «социально значимые проблемы» решил общественный совет? Вот годовой отчет совета за 2018 год:

  • Старт проекта «Ташкент - 2025»;
  • TOP – 500 «Форум активных предпринимателей и инвесторов»;
  • реализацию инициативы «Подари городу скамейку»;
  • разработку и проведение летнего городского массового фестиваля «Чилла - фест»;
  • концепцию проведения недельного фестиваля «Дружбы» и непосредственное участие в нем экспертов совета;
  • восстановление парка «Сиетл» (парк находился в заброшенном состоянии (никто даже не знал, где он находится). В канун 45-летия дружбы между городами-побратимыми Сиэтлом и Ташкентом в столицу намеревалась прибыть делегация из Сиэтла и посетить парк. В срочном порядке, как всегда, парк привели в нормальное состояние. Особая благодарность Никите Макаренко и Фонду развития культуры и искусства - прим.авт.);
  • восстановление панно на фасаде многоэтажного жилого дома в Юнусабадском районе (очистка от побелки боковой стены дома № 17 на Юнусабаде-11 – прим. авт.);
  • разработку концепции фестиваля «OPEN ART SPACE»;
  • организация конкурса на создание герба и бренда города Ташкента (организаторы сами запутались в целях конкурса: герб или логотип, а ведь это совсем разные дисциплины. И почему-то не было учтено мнение горожан и не проведено интернет-голосование отобранных проектов. Почему Самарканд проводит голосование на лучший логотип, а Ташкент – нет? – прим.авт.)
  • постоянно действующие мастер классы по велоезде и бегу;
  • создание сайта по поиску информации о спортивных учреждениях;
  • благотворительную акцию «Елка Желаний».

Конечно, это все хорошо, но что сделано для решения жизненно важных вопросов, таких как неконтролируемая вырубка деревьев в столице и существующие нарушения при изъятии земельных участков для государственных и общественных нужд.

Тем более, что общественный совет сам обозначил эти вопросы как самые злободневные.

Прекратилась ли вырубка деревьев в Ташкенте? Нет. Более того, 17 января 2019 года Кабинет Министров принимает «Положение о порядке посадки, ухода, рубки и учета деревьев и кустарников, не входящих в государственный лесной фонд». Указанным положением определено, что «санитарной вырубке подлежат следующие деревья и кустарники: сухие и усыхающие; пораженные болезнями; утратившие декоративный вид, вследствие чего портящие вид дворов, улиц и других общественных мест; препятствующие функционированию инфраструктуры; поврежденные грызунами или насекомыми; не соответствующие требованиям санитарных норм, предъявляемых к инсоляции жилых и общественных зданий и помещений, игровых площадок; вызывающие аллергические реакции; не соответствующие требованиям строительных норм и правил; представляющие угрозу здоровью и жизни граждан, а также имуществу физических и юридических лиц».

Фактически, любое дерево можно вырубить на основании какого-либо пункта, да и не только одного.

А что общественный совет при хокимияте? Совет безмолвствует.

По вопросу соблюдения законодательства и нормативно-правовых актов при изъятии земельных участков для государственных и общественных нужд. 29 сентября 2018 года на массиве Себзар был начат снос частного сектора. Хоким города Ташкента Джахонгир Артыкходжаев сообщил, что вместо сносимых домов будут построены здания посольств Индии, Китая и Таджикистана. Замечательно. Но как быть с пунктом 16 указа Президента от 17 августа 2018 года № УП-5515 «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте», в котором указано, «что до утверждения генерального плана города Ташкента и четкого определения перспектив архитектурного развития столицы: запрещается проведение работ по сносу, реконструкции и капитальному строительству в старогородской части города Ташкента…» (старый город делился на 4 даха (административно-территориальных района): Бешагач, Кукча, Себзар, Шейхантаур - прим. авт.)

А что общественный совет при хокимияте? Совет безмолвствует.

Молчание – золото, но бывает, что и сребреник…

Но вот после волны общественного негодования по поводу планируемого сноса «Полкушки» и обнародования мастер-планов Yunusobod Business City и Mirzo-Ulugbek Business City руководство хокимията Ташкента, депутаты и журналисты на встрече 16 февраля 2019 года обсудили проблему уважения (Уважения! Заметьте не соблюдения – прим. авт.) прав граждан при сносе жилых домов. Встреча была созвана администрацией города, на фоне продолжающегося демонтажа домов в ряде районов и объявленных планов о реновации жилья.

18 февраля 2019 года на собрании с жителями Мирзо-Улугбекского района хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев заявил: «Ваши дома никто без вашего разрешения трогать не будет». 21 февраля 2019 года хокимият Ташкента опубликовал разъяснение, о том, какие правовые акты регулируют снос жилых домов и порядок выплаты компенсаций.

В этот же день председатель общественного совета при хокимияте Ташкента Хикмат Абдурахманов призвал при развитии города соблюдать права собственности. Случайно ли, сообщение пресс-службы хокимията по дате совпало с заявлением председателя общественного совета? Как будто кто-то дал отмашку (напомнило советское прошлое). Две недели понадобилось общественному совету для определения своей позиции, которая совпала с ранее озвученной точкой зрения хокима столицы.

Москва – Сингапур, Сингапур – Москва…

Председатель общественного совета призвал следовать опыту реновации, проводимой городскими властями в Москве (опыт Сингапура был отвергнут председателем совета «из-за различий социокультурных, географических, правовых и т. д.»)

А зря. Опыт строительства муниципального жилья в Сингапуре полезен. Вот цитата из выступления генерального директора Surbana Jurong Энг Чонг Тэо (Сингапур) на Московском урбанистическом форуме – 2017: «Когда происходит быстрая урбанизация, есть три важных фактора, которые нужно учитывать... Хорошие рабочие места, потому что люди едут в город за работой. Затем, хорошие жилищные условия. И последнее, это эффективная транспортная система — людям нужно передвигаться по городу. И я хочу использовать Сингапур в качестве примера, чтобы показать — каким образом мы решили эти три проблемы за прошедшие 50 лет.

…Жилищные условия. Эта проблема тоже успешно решена в Сингапуре. Почему?

Потому что власти Сингапура не отдали всё на откуп просто частным компаниям. Мы считаем, что доступное жильё — это очень важный элемент для каждого города, поэтому не нужно целиком и полностью полагаться на частный сектор, потому что эту проблему только с помощью частного сектора не решить. Поэтому у нас сегодня где-то 80% населения города живёт в качественном жилье — в муниципальном жилье.

И такие люди, как в том числе и я, живём и очень довольны, что живём в государственном жилье. Нужно выделять землю под развитие таких проектов.

Часто бывает так, что слишком много земли передаётся на рынок, и тогда для строительства муниципального жилья уже не остаётся земельных участков.

Поэтому нужно заранее об этом подумать и заранее зарезервировать определённые участки под муниципальное строительство»…

Да и не мешало изучить опыт Сингапура по внедрению автоматической экспертизы проектов (CORENET), которая осуществляет алгоритмизацию проектных требований, а также является единым хранилищем для строительных кодексов, правил и норм, издаваемых различными контролирующими строительство органами Сингапура.

Велика Москва, а парковаться негде…

Но общественный совет призывает воспользоваться опытом Москвы. Ну, что же, опять Москва... Консультантами по проведению налоговой и экономической реформы у нас являются россияне, а студия Артемия Лебедева и КБ Стрелка чуть ли не прописались в Ташкенте… Каков результат их деятельности? К сожалению, такой же, как и у нашего общественного совета при хокимияте...

Помнится, КБ Стрелка презентовали проект реконструкции улицы Амира Темура под эффектным названием «Ташкент любит тебя». Перекрывали движение автотранспорта на две недели и меняли тротуары. Первый этап закончился. Второй не начался. Видимо, поэтому город не успел полюбить меня…

Но у меня отношение к КБ Стрелка стало негативным не после этого проекта, а после того, как руководитель центра городской экономики КБ Стрелка Елена Короткова в своей статье написала:

«Дело в том, что классическая капиталистическая модель развития города не предполагает, что в его центре могут жить пенсионеры и люди с доходом ниже среднего».

И специалистов с такими взглядами приглашают к разработке проекта «Ташкент любит тебя»?! В данном контексте название проекта звучит просто издевательски. Это снобизм, если не сказать хуже…

Вернемся к обращению Хикмата Абдурахманова, которое свелось к изложению материалов, содержащихся на сайте мэрии Москвы. Особо спорить с председателем совета, в котором собраны «лучшие умы Ташкента», наверное, не стоит. Тем более, что, по мнению  Хикмата Абдурахманова, «новый хоким столицы привносит свежий глоток воздуха в жизнь города». Не знаю, как на счет глотка воздуха, - все-таки лучше и полезнее дышать полной грудью, – но снос на массиве Себзар в Ташкенте, начавшийся вечером 29 сентября прошлого года, показал, что стиль и методы работы городской администрации остались прежними.

Да, в последнее время риторика чиновников изменилась, даются различного рода обещания и заверения, но ведь нужно «не по словам судить, а по делам».

И, уверен в этом, «свежий глоток воздуха» поступил не с приходом нового хокима столицы, а с избранием нового руководителя страны.

Так же уверен, что такой же общественный резонанс и справедливое возмущение вызвали бы незаконные и самоуправные действия хокимов и застройщиков при сносе жилья, если бы свой пост сохранял прежний градоначальник.

Потому что, байское отношение чиновников к людям продолжается, на собственников сносимого жилья смотрят как на досадную помеху. Президент говорит одно, а чиновники делают другое…

Начальник моего начальника - не мой начальник... Н-а-д-о-е-л-о!

И если сегодня кто-то попал под всесокрушающий молох чиновничества, а мы промолчим, то завтра он явится к нам. «Несправедливость, допущенная в отношении одного человека, является угрозой всем», - писал французский правовед и философ Шарль Луи Монтескье.

Неплохо было бы, наконец-то, запустить сайт http://tashkent.uz  столичного хокимията (вот здесь позаимствовать сервис и объемы данных, которые предоставляет сайт московской мэрии, было бы более чем уместно), и почему бы хокиму города не размещать свои решения на сайте: ведь они затрагивают интересы горожан. Здесь же можно было организовать и общественное обсуждение проектов, затрагивающих интересы большинства горожан.

Ведь указы, постановления и распоряжения президента мы видим, изучаем, анализируем и применяем, а с решениями хокима Ташкента нас знакомят только при сносе. Это и будет в жизни города второй «свежий глоток воздуха».

Кроме того, нельзя сравнивать проведение реновации у нас и то, как она проводится в Москве. Все дело в размере. Размере бюджетов и источников финансирования не только для строительства нового жилья, но и для, проводимого параллельно, обновления и развития коммунально-инженерной инфраструктуры.

Но даже и не это главное. Вместо пятиэтажек, попавших в программу реновации, строятся высотные здания (в основном 17-ти этажные). Высотное жилищное строительство приводит к увеличению плотности жителей, скученности, заторам автомобилей, ухудшает условия жизни и делает среду обитания человека некомфортной.

Слова, слова, слова (Шекспир «Гамлет»)

23 февраля 2019 года общественный совет выступил с заявлением, в котором выразил «глубокую озабоченность» ситуацией, связанной с планируемым сносом ряда зданий в столице Узбекистана. Не понятно, почему заявление совета не было опубликовано ни на сайте общественного совета, ни на сайте пресс-службы Ташгорхокимията, где имеется раздел «Общественный совет». Так какое содержание заявления? Далее приведены цитаты из него и комментарии к ним.

«… мы приветствуем намерение городской администрации соблюдать действующее законодательство и готовы оказывать всестороннее содействие». Молодцы, общественный совет: признались, что городская администрация не соблюдает действующее законодательство. А где вы были раньше? Когда вечером начался снос домов на Себзаре, когда рушат дом на Набережной Анхора с жителями, когда проходит презентация проектов Сити…

Соблюдение законодательство – это не намерение. Это обязанность любого субъекта права, включая хокимият.

Это же не детский сад: «Больше не буду…»

«… отсутствие понятного механизма согласования с жителями изменений, планов строительства и других важных аспектов для реализации столь масштабной программы в действующем законодательстве, а также компенсации жилья, влечет за собой недовольство среди населения…»Это не правда. Действующее законодательство четко прописывает, как должны осуществляться градостроительство и выплачиваться компенсация убытков в связи с изъятием земельных участков.

Другое дело, что чиновники не считают нужным соблюдать действующие нормативно-правовые акты, а самоуправство, приказы и указания вышестоящего начальства они считают выше закона и обязательными к исполнению.

«Первое. Необходимо разработать и опубликовать ген.план Ташкента, чтобы жители могли планировать свою жизнь, а инвесторы могли бы более эффективно и планомерно внедрять свои проекты».Господа, пожалуйста, «изучайте матчасть». Из указа президента от 17 августа 2018 года № УП-5515: «12. Хокиму города Ташкента в срок до 1 октября 2018 года обеспечить проведение международного конкурса на разработку проектов концепции генерального плана города Ташкента и генерального плана города Ташкента.

  1. Хокиму города Ташкента внести в Кабинет Министров Республики Узбекистан:

до 1 января 2019 года проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении концепции генерального плана города Ташкента;

до 1 декабря 2019 года на основе утвержденной концепции генерального плана города Ташкента — проект постановления Президента Республики Узбекистан об утверждении генерального плана города Ташкента».

«Второе... Считаем необходимым срочно определить критерии, сформировать и опубликовать полный реестр зданий и сооружений Государственного кадастра объектов культурного наследия, в том числе с участием независимых экспертов и общественности. А до утверждения данного списка, рассмотреть возможность введения моратория на снос подобных объектов в столице Узбекистана».Есть законы «Об охране и использовании объектов культурного наследия», «О государственных кадастрах», «Положение о порядке ведения Государственного кадастра объектов культурного наследия Республики Узбекистан». Есть статья 49 Конституции: «Памятники культуры охраняются государством». Просто нужно только исполнять действующее законодательство и существующие нормативно-правовые акты.

На счет «моратория на снос подобных объектов». В число проектов, над которыми совет работает, на январь 2019 года включен пункт «защита жилого дома, представляющего культурную ценность, от сноса» в отношении дома № 45 по проспекту Амира Тимура. Напомнило фильм «Тот самый Мюнхаузен»: «Распорядок дня барона Мюнхаузена: 6 часов – Подъем, 7 - Разгон облаков, 8 – Подвиг, 16 - Война с Англией».

А ведь вопрос о сносе этого дома стоит с лета 2017 года. Поразительная расторопность… Может лучше узнать у бывшего хокима Ташкента Рахмонбека Усманова, на каком основании он своим решением лишил дом № 45 статуса объекта культурного наследия и отвел землю застройщикам. 

Законодательно закреплены органы, ответственные за охрану и использование объектов культурного наследия. В этом списке есть и органы государственной власти на местах.

Зачем вводить «мораторий на снос» объектов культурного наследия, если их законодательно нельзя сносить? «Масло-масленое» получается. 4 марта 2019 года общественный совет при столичном хокимияте подготовил список из 100 зданий Ташкента, нуждающихся в защите. Извините, но это не дело совета подготавливать такие списки. Нужно ставить вопрос об ответственности конкретного должностного лица, по вине которого не проводится плановое исследование наличия, охраны и использования объектов культурного наследия. Каждый должен заниматься своим делом…

Есть закон «Об охране и использовании объектов культурного наследия». Есть лица,  ответственные за его исполнение. Есть факт нарушения закона. Есть административная или уголовная ответственность за совершение правонарушения или преступления. Алгоритм простой. И опять встает вопрос о соблюдении закона всеми субъектами права. Вот на что должен обратить внимание совет, а не подменять своей деятельностью государственные организации…

А как же быть с другими домами, которые атакуют застройщики?

Мораторий на снос нужно ввести не только для объектов культурного наследия, как предлагает общественный совет и который [мораторий] уже существует, но и для всех зданий Ташкента до момента, когда будет утвержден генеральный план столицы, продленного на шесть месяцев.

Шесть месяцев – это минимальный срок, предусмотренный для обязательного уведомления собственников жилых, производственных и иных строений, сооружений и насаждений о принятом решении об изъятии земельного участка и сносе. «Что за бред?!», – возмутятся чиновники. Нет, не бред: статья 34 Градостроительного кодекса прямо указывает:

«Запрещается проектирование и строительство объектов на территории населенных пунктов без генерального плана и другой необходимой градостроительной документации».

Автор статьи так и не мог добиться ответа на простой вопрос: «На основании каких нормативно-правовых актов ведется новое строительство в Ташкенте при отсутствии утвержденного генерального плана?» Министерство юстиции (письмо от 18 сентября 2018 года № 11/23-739/17) ответило отпиской, управление юстиции Ташкента (письмо от 6 ноября 2018 года № 8-625/14) рекомендовало обратиться в Конституционный суд, Министерство строительства (письмо от 4 октября 2018 года) переслало мое письмо в хокимият столицы, ссылаясь на указ президента от 17 августа 2018 года № УП-5515 «О правовом эксперименте по внедрению особого порядка управления в городе Ташкенте», Ташгорхокимият (письмо от 10 октября 2018 года № 5837-тх) перенаправило вопрос главному управлению архитектуры и строительства Ташкента, которое (письмо от 26 ноября № 16-2/2278) отправило его в институт «ТошкентбошпланЛИТИ». Ответ от последней организации не был получен, но зато все обращения, направленные через виртуальную приемную президента, были благополучно отмечены как исполненные.

«Третье. Права собственников жилья сегодня не защищены в полной мере. Сегодня отсутствует исчерпывающее определение государственных и общественных нужд, муниципальной и республиканской собственности, что приводит к злоупотреблениям».

По закону права собственников жильязащищены в полной мере. Как исполняются эти законы и какие издаются подзаконные акты – вот вопрос.

А «исчерпывающее определение государственных и общественных нужд, муниципальной и республиканской собственности» даны в Гражданском кодексе, законе «О государственной власти на местах» от 2 сентября 1993 года № 913-XII, указе президента от 1 августа 2018 года № УП-5495.

«Это решится путем скорейшего внедрения механизма приватизации земли под жилым и нежилым имуществом, что незамедлительно сподвигнет формирование класса собственников в стране».А разве приватизация квартир не «сподвигло» к образованию класса собственников? А приватизация государственного имущества? А развитие частного предпринимательства? И разве это защитило частных собственников от сноса или рейдерских захватов бизнеса?

С приватизацией земли будет такая же история: при сохранении бюрократического капитализма, ни один собственник не застрахован от чиновничьего произвола.

«Одной из рекомендуемых форм по контролю за соблюдением норм законодательства и защите интересов граждан, является создание штабов (комиссий) из числа активных граждан, общественных организаций, депутатов городского кенгаша, членов Общественного совета, представителей СМИ вместе с представителями муниципалитета».Как еще один общественный совет? Господа, пожалейте нас. «Боливар не выдержит двоих»…

«Общественный совет выражает надежду на всестороннее сотрудничество и открытый диалог между гражданами и городской администрацией». Лучше Вольтера не скажешь: «Мы никогда не живем, а лишь надеемся, что будем жить».

О реновации… общественного совета при хокимияте Ташкента

Все предложения, сформулированные в заявлении общественного совета, не конкретны или уже закреплены на законодательном уровне.

Главный вопрос: как заставить законы работать, а чиновников - не нарушать их.

Свежий пример. На встрече руководства администрации города и районов с журналистами и депутатами 16 февраля 2019 года, комментируя демонтаж дома №78 на Набережной Анхора, хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев сказал: «Хокимият не имеет права [сносить дом], когда люди живут». 24 февраля 2019 года, вопреки заявлениям городской администрации, дом №78 продолжают разбирать. В доме еще живут люди…

И такая ситуация не одна. Но общественный совет на них не реагирует. Почему? Прав, а значит рычагов воздействия, у общественного совета нет. Это совещательный орган, деятельность которого зависит от хокима столицы. Кроме того, члены совета – активные люди, которые занимаются основной трудовой деятельностью.

Наверное, хокимият не обратил внимания, но в постановлении президента от 4 июля 2018 года № ПП-3837 указано, что «в членство общественного совета, как правило, принимаются ветераны труда, образцово служившие в государственном органе, авторитетные граждане, имеющие большой практический опыт в отраслях общественной деятельности, а также представители негосударственных некоммерческих организаций, средств массовой информации и других институтов гражданского общества».

То есть, предполагается, что в основном членами совета будут пенсионеры, имеющие солидный опыт, прежде всего в государственном управлении и которые имеют свою точку зрения, будут ее отстаивать и, главное, не зависеть от расположения руководителя городской администрации.

Но, видимо, хокиму Ташкента такой вариант не подходит… Гораздо легче управлять «карманным» советом.

«Карманные» советы? «Карманные» партии?

По-человечески, мне жаль людей, работающих в нынешнем общественном совете. Среди них есть действительно инициативные, неординарные и думающие люди. Но поймите: никогда чиновники не будут заинтересованы в развитии гражданского общества. Зачем им контроль общества или независимых организаций? А так как все нормативные акты готовят чиновники, то, соответственно, все документы будут носить декларативный и имитационный характер.

В подтверждении приведу отрывок из стенографического отчёта о заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам 21 марта 2017 года. Это Российская Федерация. Но тем более интересен их результат развития общественных советов.

В.Путин: Независимая оценка везде важна, в любой сфере, и в здравоохранении то же самое. Как Вы предполагаете это достичь? Общественные советы при органах государственной власти субъектов Российской Федерации?

В.Скворцова: Да, мы это сделаем.

В.Путин: Секундочку. Знаете, мы с Вами представляем, как формируется общественные советы. Это часто бывают такие управляемые структуры, создание которых смысла никакого не имеет. Здесь нужны другие инструменты. Они есть. Сейчас не буду на этом зацикливаться и время терять, но их много. Нужно, чтобы это была объективная, независимая оценка. Прошу Вас от формализма уходить. Нам не нужны направления деятельности, нам нужен результат по каждому направлению.

Так что? Ничего не делать. Делать, но для этого не обязательно создавать промежуточное звено между властью и народом, а если уж создавать, то эти структуры должны быть независимыми.

Есть закон «О финансировании политических партий», принятый 30 апреля 2004 года. Согласно статье 7 этого закона, если партия сформировала фракцию в Законодательной палате, то она получает «ежегодный объем выделяемых государственных средств для финансирования уставной деятельности» в размере двух процентов от минимального размера заработной платы, установленного на 1 января года, предшествующего году выделения этих средств, умноженных на количество граждан, включенных в списки избирателей на последних выборах в Законодательную палату.

Это большие средства. Несмотря на то, что согласно закону партии должны публиковать свои бюджеты для всеобщего сведения, нашел один пример.  В 2016 году на расчетные счета партии «Миллий тикланиш» поступили средства в размере 15 миллиардов 421 миллион 331 тысяч сумов: из госбюджета 12 миллиардов 939 миллионов 072 тысяч сумов, на Президентские выборы - 958 миллионов 350 тысяч сумов, членские взносы - 1 миллиард 111 миллионов 524 тысячи сумов, спонсорские, благотворительные и другие поступления - 412 миллионов 385 тысяч сумов.

Понятно, что цель закона была направлена на развитие политической жизни страны и становление партий.

Но, может быть, сейчас часть этих средств необходимо направить на развитие гражданского общества в виде выделения грантов организациям и фондам, ставящим своей целью правозащитную деятельность.

Как же так? Сначала говорим о независимости, а здесь государство будет финансировать защиту прав человека, зачастую, от государственных органов, то есть государство против государства. Во-первых, не государство против государства, а государство против должностного лица, нарушающего права человека. Это разные вещи. И, во-вторых, статья 43 Конституции прямо говорит:

«Государство обеспечивает права и свободы граждан, закрепленные Конституцией и законами».

Как пенсионеры, чьи дома попали под снос, будут защищать свои права, как положено по закону, в суде? Без правовых знаний, со слабым здоровьем и низким материальным уровнем. Кто разъяснит права предпринимателю, чью мастерскую сносят без предоставления компенсации? Что делать, если человек оказался в беде, но не имеет возможности написать обращение? Как найти управу на негодного чиновника, если все жалобы опять возвращаются к нему же для принятия мер?

«Вот здесь могут помочь общественные советники», - скажут некоторые читатели. Не смогут. Ни один член общественного совета не сможет заниматься ведением десятка индивидуальных дел одновременно. Для этого нужны адвокаты, которые занимаются исключительно вопросами защиты прав конкретных людей. А услуги адвоката платные, да и «гонорар успеха» никто не отменял.

Вот так государство и будет расплачиваться за незаконные действия государственных чиновников. Ведь это оно, государство, наняло служащего для профессионального и качественного исполнения вмененных ему обязанностей и соблюдения законности при принятии решений.

Справедливо? По-моему, да. А политические партии? Партия - это группа людей, объединённых общностью идей, интересов или выделенных для выполнения какой-либо работы. Из определения вытекает, что главное в деятельности партии – это общая идейная платформа, поддержка идей членами и сторонниками партии, не просто на словах, но и материально. Вот пусть партии и научаться овладевать думами масс. Ведь как писал Карл Маркс в статье «К критике гегелевской философии права»: «Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами».

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи. 


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
03:03, 13 марта 2019

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ