Узбекистан

12.10.2020 | 10:18

Закона «О чрезвычайном положении» нет, а комендантский час – есть

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему карантин и комендантский час несовместимы. 

Закона «О чрезвычайном положении» нет, а комендантский час – есть

Горе земле, в которой подчинённые, начальники и суды, а не законы управляют гражданами и делами!

Михаил Кутузов, русский генерал-фельдмаршал.

Фракции политических партий Узбекистана приступили к рассмотрению законопроекта «О чрезвычайном положении». Попытки его разработать предпринимались и раньше. Так, 24 июня 2016 года Министерство по чрезвычайным ситуациям подготовило такой законопроект, но дальше Единого портала интерактивных государственных услуг (СОВАЗ) он не прошёл. 

В этот раз законопроект не был опубликован, но судя по информации в СМИ изменения есть. В законопроекте 2016 года основаниями для введения чрезвычайного положения были реальная внешняя угроза, различного рода противоправные действия, а также катастрофические чрезвычайные ситуации природного, техногенного и экологического характера. 

В рассматриваемом в настоящее время законопроекте основания дополнены эпидемиологической опасностью. Также предусматривается создание Государственной комиссии по обеспечению режима чрезвычайного положения.

Согласно проекту закона, на период действия чрезвычайного положения указом президента, кроме прочих, могут предусматриваться введение комендантского часа; карантина, проведение санитарно-противоэпидемических, ветеринарных и других мероприятий.

Комендантский час и карантинные мероприятия – это серьёзные ограничения прав и свобод человека и гражданина. Но с ними уж очень вольно обходятся наши чиновники. 

Министерство юстиции в своём комментарии заявило, что «при эпидемии законодательством предусматривается введение чрезвычайного положения, чрезвычайной ситуации или ограничительных мероприятий (карантина). В Республике Узбекистан для борьбы с коронавирусной инфекцией введён наиболее мягкий из всех режимов – ограничительные мероприятия (карантин)».

Во-первых. В нашей правовой системе официальное толкование норм Конституции и законов уполномочен давать Конституционный суд Республики Узбекистан (статья 4 закона «О Конституционном суде Республики Узбекистан»).

Во-вторых. Если был введён «наиболее мягкий из всех режимов – ограничительные мероприятия (карантин)», то почему с 1 июля в стране в «красных» и «жёлтых» зонах запрещено находиться на улицах, перед многоэтажными домами и во дворах с 23:00 до 07:00 часов. Ведь это комендантский час – «время суток, в течение которого устанавливается запрет находиться на улицах и в иных общественных местах либо вне жилища без специально выданных пропусков и документов, удостоверяющих личность». Даже закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» не содержит понятия комендантский час. 

Чиновники ссылаются на статью 3 закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»: «ограничительные мероприятия (карантин) — административные, медико-санитарные и иные меры, направленные на предотвращение распространения инфекционных и паразитарных заболеваний, предусматривающие особый режим хозяйственной и другой деятельности, ограничение передвижения населения, транспортных средств, грузов и (или) товаров». 

«Ограничение передвижения населения» включает введение комендантского часа? Как писал В. И. Ленин: «Формально правильно, а по существу издевательство». Чиновники приводят для обоснования своей позиции статью 20 Конституции: «Осуществление прав и свобод гражданином не должно нарушать законных интересов, прав и свобод других лиц, государства и общества». А как быть со статьёй 19 Конституции: «Права и свободы граждан, закреплённые в Конституции и законах, являются незыблемыми, и никто не вправе без суда лишить или ограничить их».

В случае с законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» необходимо применять не расширительное, а ограничительное толкование права, ибо в данном случае идёт речь о правах человека. Кроме того, наблюдается явное несоответствие между действительным содержанием нормы права и её текстуальным выражением. Действительно, если эпидемиологическая обстановка вынуждает вводить комендантский час, то необходимо объявить и введение чрезвычайного положения, а не пытаться втиснуть в рамки карантина мероприятия, характерные для чрезвычайного положения. 

Законы не должны содержать нормы обобщающего и рамочного характера. В противном случае допускается их расширительное толкование, находится оправдание подзаконным актам, призванным дополнять, детализировать и доводить до практического применения законы. Разработчики подзаконных актов – вольно или невольно – используют пробелы законов в своих ведомственных и личных интересах. В результате, фактически устанавливаются новые отношения, не предусмотренные или неурегулированные соответствующими законами.

Этот момент нужно учесть законодателям и определить в законопроекте «О чрезвычайном положении» возможность введения комендантского часа исключительно во время срока действия такого режима.

Пора понять, что во взаимоотношениях граждан с государственными органами должен действовать принцип приоритета прав граждан, в соответствии с которым все неустранимые противоречия и неясности законодательства, возникающие в связи с осуществлением или ограничением прав и свобод граждан, толкуются в пользу граждан. 

Это вытекает из статьи 2 Конституции: «Государство выражает волю народа, служит его интересам».

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Последние новости

Больше новостей