МНЕНИЯ
11:11, 15 ноября 2019

Узбекистан: феодализм, социализм, капитализм?

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о том, почему «возрождение» и «процветание» Узбекистана являются не совсем корректными понятиями.

Мы несчастная страна. Во всех странах капиталисты строят капитализм. А коммунисты должны строить коммунизм. У нас же капитализм строят коммунисты.

Политический анекдот.

В начале 2013 года произошло официальное закрытие всех специализировавшихся на политологии факультетов и кафедр, а также советов по защите докторских диссертаций по политологии. В 2015 году в вузах Узбекистана полностью отменили преподавание политологии.

Через 6 лет президент Узбекистана подписал постановление «О мерах по повышению эффективности подготовки кадров, фундаментальных и прикладных исследований в области политических наук», которое дало толчок возрождению политологии.

«Человек - политическое животное» (Аристотель)

Запрещение политологии в Узбекистане напомнило гонения на «лженауки» в Советском Союзе. Генетика, селекция, кибернетика, цитология (раздел биологии, изучающий живые клетки), этология(наука о биологических основах поведения животных), теория относительности, социология, психоанализ, экология были объявлены «буржуазными лженауками».

Но было бы неправильно думать, что такие гонения происходили лишь в стране Советов. Так, предложенная Альфредом Вегенром теория дрейфа материков была признана, в свое время, ложной и подверглась обструкции. Ошибочным направлением среди химиков была объявлена также возможность существования квазикристаллов, но в 1982 году Дану Шехтману была присуждена Нобелевская премия за открытие квазикристаллов.

Почему была запрещена политология в Узбекистане? Прежнее руководство не допускало альтернативных точек зрения на дальнейшее развитие общества, не было заинтересовано в объяснении процессов, которые происходили внутри государства и общества, вокруг них, не допускало критики действий власти. В школах и институтах изучали лишь одну «верную» точку зрения, изложенную в трудах главы государства.

К чему это привело? К застою и деградации общества. Громко рапортовали об очередных «победах» и достижении «энергетической», «топливной», «зерновой» и «продовольственной» независимости, высоких темпах роста внутреннего валового продукта. При этом жизненный уровень населения рос незначительно, около пяти миллионов граждан вынуждены заниматься трудовой деятельностью за рубежом.

Их денежные переводы являлись и являются значительным подспорьем в пополнении семейных бюджетов, росте благосостояния и поддержанию потребительского спроса. Но прежнее руководство не замечало трудовых мигрантов, проблем, связанных с ними, а если и вспоминало про них, то только в пренебрежительном тоне («лентяи»).

Именно политология дает ответ о роли человека в государстве. Мы с раннего детства живем в социуме: семья, детский сад, школа, институт, работа, друзья. Но ведь и стадные животные являются общественными существами. В своем знаменитом сочинении «Никомахова этика» Аристотель выдвигает положение, что человек с рождения является «политическим существом» и стремится к совместной жизни. В отличие от животных, которые руководствуются лишь инстинктами, человек имеет различного рода нравственные правила и нормы.

Аристотель писал: «Только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость». 

У животных, живущих стадами или стаями, также существует общественная жизнь, хотя она никогда не бывает политической. Социальность является общим свой­ством лишь некоторых животных, но она присуща всем людям. Однако у людей она носит иной смысл, поскольку общество бывает не толь­ко социальным, но может быть также и политическим и гражданским. В самой природе людей заложено стремление жить в сообществах, в которых проводится различие между спра­ведливым и несправедливым. Люди живут либо в сообществах, организованных как политическое общество, либо в дополитических общест­вах.

Бай и батрак

В принципе вполне возможны и реально существовали такие социоисторические организмы, в которых все социально-экономические отношения относились к одному и тому же типу. Так обстояло дело на ранних стадиях развития человеческого общества.

Это положение представляется сегодня очевидным: по новейшим данным антропологии, история современного кроманьонского человека (homo sapiens, или неоантропа) насчитывает около 40 тысяч лет. Между тем первые государственные образования в истории человечества возникли лишь около 5 тысяч лет назад.

Десятки тысяч лет люди современного типа существовали, не зная государства и права. Этому периоду соответствовали другие формы организации человеческого общества. Их остатки сохраняются у некоторых народов и в настоящее время.

Экономика первобытной общины базировалась на низком уровне развития производительных сил. В эпоху палеолита и мезолита (среднего каменного века) хозяйство родового строя было добывающим, то есть получающим готовый продукт от дикой природы благодаря охоте, собирательству плодов, рыбной ловле. Лишь на позднейших этапах родового строя появляются зачатки мотыжного земледелия. Такое хозяйство могло обеспечить только минимальные потребности родовой общины, зачастую при максимальном напряжении объединенных усилий.

Все члены родовой общины должны были трудиться на общее благо, коллективно защищать интересы своего рода. Полученный продукт, добытый охотой и рыбной ловлей, собирательством плодов, составлял общую собственность общины и делился среди членов рода поровну с учетом заслуг каждого охотника, добытчика первобытного хозяйства. Однако прибавочного, избыточного, сверх необходимого минимума для жизни продукта такое хозяйство не приносило.

Следующий эволюционный этап связан с переходом от присваивающего хозяйства (охота, рыболовство, собирание плодов) к производящему - скотоводству и плужному (пахотному) земледелию. Этот процесс, по данным археологии и этнографии, начался 10-12 тысяч лет назад и продолжался - у разных народов - несколько тысячелетий. Он получил название неолитической революции.

Именно переход к пахотному земледелию в наибольшей мере способствовал быстрому прогрессу хозяйства (в том числе скотоводства), росту населения, развитию ремесла, искусства, возникновению первых городов, письменности и иных достижений материальной и духовной культуры.

Главным последствием неолитической революции явился рост богатства: земледелие и скотоводство позволяли получить избыток продукта (прибавочный продукт), которого не могло обеспечить присваивающее хозяйство. Излишек продуктов производства создавал также возможность привлечения дополнительной рабочей силы, требующейся для ухода за скотом и обработки полей. Как писал Ф. Энгельс, такую рабочую силу поставляли войны: военнопленных стали обращать в рабов, вследствие чего возникло «первое крупное разделение общества на два класса - господ и рабов, эксплуататоров и эксплуатируемых».

В I тысячелетии наше эры в Европе разложение родового строя привело к возникновению феодальной формации. В нашем регионе крушение рабовладельческого Кушанского царства и завоевание Средней Азии кочевниками-эфталитами были связаны с кризисом рабовладельческого строя и зарождением феодальных отношений в её оседлых земледельческих областях — Хорезме, Тохаристане, Согде и Фергане. 

В V—VI веках появились усадьбы больших крестьянских семейств - «дехкан» - землевладельцев, сохранявших еще в своем хозяйстве рабов, но все более и более переходивших к эксплуатации крестьян-общинников. Пользуясь феодальной собственностью на землю и оросительную систему, дехкане сдавали свои орошаемые земли мелкими участками малоземельным крестьянам («кедиверам»), ссужали их семенами и за это отбирали в свою пользу три четверти урожая. Землевладельцы-дехкане имели свои отряды воинов. Впоследствии, кедиверы превратились в феодально зависимых крестьян, в то время как из крупных землевладельцев – дехканов - сформировался класс феодалов.

Из истории мы знаем, что страны Средней Азии и Казахстан совершили переход к социализму, минуя капиталистический строй. После крушения социализма в этих странах была провозглашена, наряду с другими формами, частная собственность.

Так, статья 53 Конституции Узбекистана гласит: «Частная собственность, наряду с другими формами собственности, неприкосновенна и защищается государством».

Но означает ли возникновение частной собственности тот факт, что страна перешла к капиталистическому строю?

Игра в наперстки: так какой у нас строй?

Из определения капитализма мы знаем, что это экономическая система производства и распределения, основанная на частной собственности. Такая форма собственности подразумевает защищенное законом право физического или юридического лица, либо их группы на предмет собственности.

Но подождите… Частная собственность появляется вместе с образованием человеческой цивилизации. Так, в IV тысячелетии до нашей эры в Шумерском государстве уже существовала частная собственность, которая была обусловлена имущественным расслоением, появлением слоя или класса привилегированных государственных служащих.

Или феодал разве не обладал частной собственностью на землю, воду, леса, угодья, пашни? Частная собственность имеет раннее происхождение. Так можем ли мы называть эти формации капитализмом? Если следовать теории, то нет. Ведь другим важным признаком капитализма является наличие наемного труда.

В рабовладельческом и феодальном обществе используется труд рабов и зависимых крестьян, и он основан на силовом принуждении. В условиях капитализма используется наемный труд, то есть рабочие имеют личную свободу и добровольно продают свою способность к труду: при капитализме наблюдается экономическое принуждение.

Посмотрите на экономику Узбекистана. Государство контролирует 175 акционерных обществ, 1 405 государственных унитарных предприятий, около 40 тысяч предприятий, включая более 400 крупных (в государственном секторе производится около 20 процентов валового внутреннего продукта), земля находится в государственной собственности (закон «О приватизации земельных участков несельскохозяйственного назначения» вступает в силу с 1 марта 2020 года).

Фермеры арендуют земельные участки и обязаны выращивать сельскохозяйственные культуры (например, хлопок и пшеницу), определенные государственным заказом. Более того, государство в лице чиновников может отобрать у фермера выделенный земельный участок. Но ведь так было и при социализме, когда существовал план по выращиванию сельскохозяйственных культур, когда убыточные и неэффективные колхозы расформировывались или присоединялись к передовым хозяйствам.

А при социализме не было принуждения к труду? Статья 12 Конституции СССР (1936 года) гласила: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: «кто не работает, тот не ест». Была введена статья 209 Уголовного кодекса, которая предусматривала уголовное преследование незанятых граждан (тунеядство).

Большая доля государственного сектора в экономике, государственное регулирование отношений, отсутствие частной собственности на землю, силовое и экономическое принуждение к труду – это признаки социалистического общества.

Но и социализм возможен с большой долей частной собственности и рыночными отношениями. В качестве примера можно привести Китай с его социализмом с китайской спецификой («китайский социализм»). Часто можно слышать мнение, что в Китае формируется капитализм. Это не так. Статья 1 Конституции КНР гласит: «Китайская Народная Республика является социалистическим государством демократической диктатуры народа, руководимым рабочим классом и основанное на союзе рабочих и крестьян.

Социалистический строй является основным строем Китайской Народной Республики. Запрещается любым организациям или частным лицам подрывать социалистический строй».

Частная собственность в Китае была уравнена с государственной в 2004 году и в Конституцию страны были внесены изменения, устанавливающие гарантии неприкосновенности частной собственности.

Существует ли у нас неприкосновенность частной собственности? Нет. События по сносу жилых домов и объектов предпринимательства в Кашкадарьинской, Хорезмской и Ферганской областей, дома № 45 по проспекту Амира Тимура и дома № 78 на набережной Анхора в Ташкенте и многие другие свидетельствуют о том, что чиновники относятся к людям как к крепостным и игнорируют их права. При этом зачастую используется административный ресурс и силовые методы. В этом же ряду стоит принятие решений хокимами о выделении земельных участков во владение застройщикам. При этом на отведенных землях находятся частные и многоквартирные дома с проживающими в них людьми. Все это напоминает феодальные отношения.

В указе президента от 13 августа 2019 года указано, что должностные лица не осознают неприкосновенности частной собственности, находящейся под охраной государства, противоправности изъятия частной собственности, включая ранее приватизированную, под любыми предлогами, и сноса имущества без обоснованной надобности, а также допускают самовольные действия при выделении земельных участков.

Трайбализм – пережитки родоплеменного строя

Трайбализм (от латинского «tribus» - племя) характеризует воспро­изводство в современных условиях примитивной формы социальных отно­шений, присущих родоплеменному строю. 

Первый президент страны отмечал в своем труде «Узбекистан на пороге XXI века, угрозы безопасности, условия и гарантии безопасности»: «Согласно большинству словарных определений, клан - явление, присущее феодальным обществам... В сегодняшнем мире едва ли удастся найти общество с клановым делением в его классическом смысле. Но порой оно присутствует в видоизмененной, «модернизированной» форме... Принцип личной преданности становился одним из критериев... кадровой политики...

Такая система отношений в обществе, когда интересы отдельной группы людей или отдельных территорий доминируют над общими, чрезвычайно порочна и опасна. Это ведет к росту социальной напряженности в обществе, таит в себе угрозу государству - его стабильности, целостности, способности к прогрессу».

Только руководитель, относящийся к подчиненным и гражданам как к своим крепостным, может нецензурно ругать их, угрожать, рукоприкладствовать, заставлять стоять в арыках с водой или на поле с поднятыми булыжниками, сносить дома с еще живущими людьми или без выплаты компенсации.

Существуют и другие признаки наличия феодальных отношений. Граждане страны не могут в полной мере пользоваться частной собственностью и являются зависимыми от чиновников. Гражданские свободы являются фикцией и на практике не соблюдаются. Государственный служащий не может допустить, чтобы любые вопросы решались без его вмешательства. Наличие иерархии (вертикали) в феодальном государстве встраивает судебную власть в эту же иерархию и делает ее зависимой. Жалоба из вышестоящей инстанции возвращается в ту же инстанцию, на которую написана: это проявление феодального принципа «Вассал моего вассала не мой вассал». Ликвидация или ограничение деятельности с помощью подвластных силовых структур любых оппозиционных средств массовой информации, партии, движений. Наличие административного принуждения для оказания спонсорства, благотворительности, сохранение принудительного труда. Безакцептное списание денежных средств со счетов субъектов предпринимательства по поручению налоговых органов в счет будущих платежей по налогам и сборам. Применение ограничений для доступа на рынок импортных товаров и услуг. Неисполнение судебных решений и другие.

Проявляются такие отношения феодализма и в России, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркмении и других странах.

Подбор и расстановка кадров по принципу личной преданности, а не с учетом его профессиональных и нравственных качеств - это феодализм, когда феодалы выстроены в иерархическую лестницу: нижестоящий (вассал) получает за службу земельный надел и зависимых крестьян у вышестоящего (сеньора). Но это отголоски и родоплеменного общества. Так, в Казахстане и Кыргызстане на государственном уровне признано деление на, соответственно, жузы (племенные союзы казахских родов) и санжыра (деление на племена и роды). 

Показателен пример Ташкента, в котором приезжие из определенных регионов страны стремятся поселиться рядом в поисках родственных связей, потерянной идентичности и близости отношений. Так, на Чиланзаре уже появились кварталы, в которых можно встретить приезжих преимущественно из Кашкадарьинской, Сурхандарьинской, Джизакской и других областей.

Трайбализм можно представить как идеологию родоплеменного обособления (сепаратизма), стремления законсервировать отжив­шие черты первобытно-родового строя (обычаи, первобытные верования, племенные языки, структуру племенного самоуправления). Любой чиновник всегда старается сохра­нить связи со своим племенем, находя у него поддержку и поддерживая его.

Термин «трайбализм», обозначающий родоплеменные пережитки, подразумевает приоритет кровнородственных отношений над всеми другими. Если при подборе кадров квалифицированного работника отодвигают в сторону ради своего родственника или земляка, то это явные признаки трайбализма.

Рыночное общество, построенное на рациональности и калькуляции, денежном и политическом расчете, несовместимо с историческими пережитками традиционного общества. Когда в таком обществе проявляются кровнородственные отношения «землячества», блат, кумовство, клановость, то это свидетельствуют о том, что данная страна не окончательно встала на рыночный путь и сохраняет в социальной структуре мощный пласт архаических отношений и институтов.

Современные общественные отношения – это овощной салат, или что такое рыночные отношения

Как мы убедились, в обществе нередко одновременно существуют социально-экономические связи, относящиеся не одному, а к нескольким разным типам. Обычно в таком обществе один из существующих в нем укладов - господствующий, доминирующий, остальные же - подчиненные.

Господствующий уклад определяет характер социально-экономического строя общества в целом, а тем самым и тип общества, его формационную или параформационную принадлежность. Различие между господствующими и подчиненными укладами во многих случаях носит относительный характер. В процессе исторического развития тот или иной господствующий уклад может стать подчиненным, а подчиненный превратиться в доминирующий. 

В качестве примера дополнительного общественно-экономического уклада можно привести существующие при капитализме хозяйства, владельцы которых совмещают в себе собственников средств производства и непосредственных производителей. Этот уклад принято называть мелкобуржуазным. Различные уклады мелкого самостоятельного производства существовали и в докапиталистических классовых обществах. К ним можно отнести, например, собственников швейного или колбасного производств, в которых работают сами собственники и члены их семей.

Нам говорили, что капитализму присуща рыночная экономика. Но ведь рыночная экономика существовала задолго до появления капитализма. Можно сказать, с тех пор, когда в обществе произошло первое разделение труда и производители товаров стали обмениваться товарами на рынке. 

Разве при социализме не было рыночного сектора экономики? А новая экономическая политика (НЭП)? Разве в Советском Союзе не было рынков, где реализовывали продукцию с подсобных хозяйств по договорным ценам? Не было «подпольных» цехов, которые впоследствии превратились в кооперативы? А в 1989 году в СССР даже приступили к разработке новой экономической политики, суть которой заключалась в переходе к рыночной экономике.

Социалистическая рыночная экономика рассматривается, например, Коммунистической партии Китая в качестве ранней стадии развития социализма («основная» или «предварительная» стадии социализма).

В эпоху глобализации даже самые слаборазвитые страны стремятся выстроить модель рыночной экономики.

Существует три модели экономических систем. Традиционная модель основана на традициях и характерна только для слаборазвитых стран. В таких экономиках достижения технического прогресс и промышленной революции принимаются с большим трудом или полностью отрицаются. В традиционной модели наблюдается большая доля ручного труда во всех отраслях экономики, низкая производительность, слабое развитие техники и автоматизации.

Командная модель основана на государственной собственности на все материальные ресурсы. Все решения принимаются государственными органами.  Да, такая модель характерна для плановой экономики: каждому предприятию спускается план по объему и ассортименту продукции. Такой тип экономики был в Советском Союзе.

Рыночная модель характеризуется, прежде всего, частной собственностью на ресурсы, а также широким использованием рыночных отношений. Рынком управляет закон спроса и предложения. Рыночная экономика основана на таких принципах: ограниченное вмешательство государства в хозяйственную деятельность; свободное предпринимательство; рыночное ценообразование; договорные отношения между хозяйствующими субъектами;  многообразие форм собственности.

Шоковая терапия – шок без терапии

Переход к рыночной экономике является достаточно болезненным для граждан, и он проводится двумя путями.

Градуализм, когда реформы проводятся постепенно, элементы административно-командной экономики заменяются рыночными отношениями по очереди. На начальном этапе требуется регулирование цен и заработной платы, контроль за банками и за внешними связями. Отрицательная сторона этого метода заключается в длительности  осуществления реформ (начатые одним правительством они не успевают осуществиться и новое правительство может полностью отменить все начинания предшественника).

Шоковая терапия. Это комплекс радикальных реформ: моментальная либерализация цен, сокращение государственных расходов и приватизация государственных предприятий.

Сложилось стойкое мнение, что в Узбекистане не было шоковой терапии. Но посмотрите лишь на уровень инфляции в стране (данные ЦРУ): в 1993 году индекс потребительских цен составил 534,2 процента; в 1994 году – 1 568,3 процента; в 1995 году – 304,6 процента. Отечественный Центральный банк подтверждает, что ставка рефинансирования в 1995 году достигала 300 процентов.

Действительно, на различных уровнях управления и среди ученых провозглашался отказ от шоковой терапии. Но ее элементы все-таки проявлялись. Иного и не могло быть, ведь Узбекистан находился до 1 июля 1994 года в рублевой зоне (советские и российские рубли, сум-купоны), за 1991-1994 годы был осуществлен переход от фиксированных к свободным ценам практически на все виды сырья, продукции, потребительских продуктов.

Как насмешку истории можно расценивать тот факт, что в 1993 году первый президент выпустил книгу «Узбекистан — собственная модель перехода на рыночные отношения», в которой были сформулированы пять принципов эволюционного и постепенного пути развития экономики. Ташкентцы же могут вспомнить «Дорогу жизни» на ТТЗ, многочисленные стихийные блошиные рынки, натуральный обмен товарами (бартер) и армию «челноков». Были обесценены личные сбережения граждан, большинство населения оказалось в нищете.

Никакого серьезного формационного подхода к реформированию страны не существовало, и к нему не был готов никто из высшего политического руководства страны. По воспоминаниям бывшего государственного секретаря Рахима Раджабова: «Независимость была для всех неожиданным событием». И на счет приватизации государственной собственности (закон «О разгосударствлении и приватизации» был принят 19 ноября 1991 года): «Многие же предприятия фактически попали в руки проходимцев».

Такое положение было, сейчас это уже известно, в большинстве постсоветских республиках. Для сравнения: либерализация цен в России началась со 2 января 1992 года. Только в январе 1992 года цены выросли в 3,5 раза, а за 1992 год цены увеличились в 25 раз. Именно в это время идейный вдохновитель чековой приватизации Анатолий Чубайс заявил: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок».

Допустим, что у нас капитализм… Только допустим.

Так какой возможный тип капиталистического общества в Узбекистане?

Можно выделить четыре основных типа капитализма. Первый и наиболее неприглядный начальный капитализм - период стихийного становления рыночной системы и так называемого «первоначального накопления капитала». Этот тип капитализма получил и другие названия: дикий, разбойничий и криминальный капитализм.

Именно при этом типе происходят перераспределение собственности, обогащение одних людей за счет других, резкое расслоение общества, массовые злоупотребления и беззакония (захват чужого или общего имущества, обман, бесчеловечность, насилие, сверхэксплуатация наемного труда, хищническое отношение к природе, преступления). Недаром основатель американского индустриального бизнеса Генри Форд однажды признался, что он может отчитаться за каждый заработанный доллар, кроме первого миллиона.

Прошли ли мы начальный капитализм? Да, если судить по основным его признакам. Бывший госсекретарь Узбекистана Рахим Раджабов вспоминает: «Впоследствии заводы были переданы нечестным людям… При покупке они сразу же выводили деньги. Разве выпускали прежнюю продукцию, машины или трактора приватизированные предприятия? Все приказали долго жить... Голодные волки вцепились в страну и уничтожали все на своем пути».

Это время малиновых пиджаков, первых иномарок, парней в спортивных костюмах, уличных разборок и «чайхан». Но отголоски этого времени иногда проявляются даже сейчас.

Остальные три типа капитализма различают в зависимости от того, в чьих руках сосредоточены главные рычаги экономической и политической власти и какова форма этой власти в обществе – бюрократия, олигархия или демократия.

Бюрократический капитализм (государственный капитализм) предполагает, что экономикой и другими сферами общественной жизни распоряжается государство, в лице его бюрократического аппарата и многочисленного племени чиновников. При государственном капитализме неизбежны чрезмерное вмешательство государственных органов в деятельность граждан и предпринимателей (жесткий контроль, всевозможные проверки и регистрации, необходимость на все получать разрешения), чиновничий произвол, коррупция, сговор бюрократов с преступниками, крупным и(или) нелегальным бизнесом, расцвет «теневой» экономики и высокая криминализация общества, низкий уровень жизни большинства населения на фоне сверхбогатства коррумпированного чиновничества и верхушки бизнеса.

Это очень напоминает то, что мы можем наблюдать: достаточно сказать, что доля «теневой» экономики достигает половины объема внутреннего валового продукта.

Постепенно наступает и олигархический капитализм. Но ведь и раньше были богатые люди. И даже первый президент страны называл их олигархами.

Действительно, в своем выступлении в декабре 2009 года на собрании, посвященном Дню Конституции, Ислам Каримов четко и однозначно заявил, что власть не приемлет разительного имущественного неравенства граждан, провоцирующего социальное напряжение. «Олигархов у нас не будет, — заявил первый президент и добавил, — если кто-то этого еще не понял, пусть имеет в виду».

После этого выступления началась «охота на олигархов»: Дмитрий Лим (владелец оптового рынка «Караван базар»), руководство СП «Royson» и «Вимм-Билль-Данн», владелец «Алп Жамол-Банк» Мухиддин Асомиддинов, в середине февраля 2010 года был арестован Батыр Рахимов (владелец вольфрамового рудника в Джизакской области, масложиркомбината в Намангане, основной учредитель «Капиталбанка»), директор объединения «Кызылкумцемент» Раджаббай Жуманазаров, Захид Хакимов (глава Национальной компании «Узбектуризм»)... 

Но были ли эти предприниматели олигархами? Нет, не были. Они были богатыми и успешными людьми, но не олигархами. Ведь основной признак олигархии, кроме богатства, это их возможность оказывать влияние на формирование и принятие решений со стороны органов государственного управления в своих личных или групповых интересах. Олигархом в свое время являлась Гульнара Каримова, которая использовала собственное положение для продавливания «нужных» решений, но это, пожалуй, единичный пример.

В настоящее время у нас в стране затейливо сплелись воедино элементы начального, бюрократического, олигархического капитализмов. Более того, наблюдаются некоторые элементы социализма.

До демократического (народного) капитализма, видимо, еще далеко. Отсюда и наличие социальной напряженности: когда в обществе много бедности и бесправия, отмечал ещё Аристотель, оно «неизбежно бывает переполнено враждебно настроенными людьми».

Вместо послесловия, или еще немного о политологии и рыбках

Необходимость развития политологии и объективная оценка ею происходящих событий в обществе и экономике сейчас особенно остра. Нужно определить дальнейшие конкретные вектор и показатели развития, нужны ориентиры и задачи. Ведь даже понятия капитализма или социализма со временем меняются.

Цель создания страны «с великим будущим» дискредитировала себя. Введенные недавно понятия, что четверть века после достижения независимости Узбекистан находился на стадии «возрождения» и сейчас наступает этап «процветания», не выдерживают критики. Уж слишком они расплывчаты и туманны: аналогично рекламировали «узбекскую модель», которая привела в тупик. Первый заместитель главы Сената Садык Сафаев заявил, что так называемая «узбекская модель» развития была неверной политикой. По его словам, три года назад экономика была «на грани катастрофы».

Поэтому необходимо дать четкую картину, на каком этапе развития находится страна, и какие экономику и общество мы хотим построить. Без этого невозможно определить правильные, актуальные и нужные шаги реформирования, сохраняется угроза принятия ошибочных решений.

Необходимо подвести научную основу для дальнейшего совершенствования экономических и общественных отношений. Идти по наитию крайне опасно. Нужно объяснить народу, какое общество мы строим, и определить временные рамки этого строительства. Объяснить доходчиво, кратко, понятно, на пальцах…

***

Социализм, как нам объясняют: Накормить голодного рыбкой.

Социализм, какой он на самом деле: Дать голодному удочку и обязать его ловить рыбку, при этом сдавая часть улова государству для ее дальнейшего перераспределения.

Капитализм, как нам объясняют: Не кормить голодного рыбкой, а дать ему удочку, чтобы он наловил много-много рыбок, а затем продал их и разбогател.

Капитализм, какой он на самом деле: Не давать удочку, а продать ее голодному в кредит. При этом, не объясняя голодному, что ни доступа к рыбному пруду, ни права на отлов у него нет, так как и пруд и рыба в нем давно принадлежат тем, кому он теперь еще и за удочку должен…

***

Из разговора политологов:
- Что прошедший развитой социализм, что нынешний дикий капитализм - все это болезни, которые требуют долгого лечения.
- При социализме, коллега, хотя бы медицина была бесплатная.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.


Получайте новые статьи первыми в Телеграм-канале @RepostUZ

Re:post
11:11, 15 ноября 2019

Вам также может быть интересно


СМОТРЕТЬ ЕЩЕ